Семинар по теме: «СИЛА. Собирание Силы» 30-31января 2015 года, г. Екатеринбург

29.12.2015


Человечество живет силой, купается в силе, ест и пьет ее. И при этом мы не знаем не только, как ею управлять, но и как ее просто видеть. Мы видим лишь её проявления в людях, животных или природных процессах…
"СВЯТОЧНАЯ СВОЗНАЯ БЕСЕДА", г.Иваново

29.12.2015


Приглашаем 5 января 2015 года в 12.00 на Святочную свозную беседу. "....Свозными или сборными беседами называли посиделки, приуроченные к Святкам, на которые собирались (свозились) из разных деревень..."
Святки 2016

29.12.2015


Приглашаем отыграть Святки 2016 на Дачи Невских ремесленных палат с 5 по 8 января 2016 г.
Следите за новостями
в наших группах:

Последний герой похоронен был в праздник воздушного флота


КИНО

Главная

Назад

Стихотворения

На смерть Виктора Цоя

Последний герой похоронен был в праздник Воздушного Флота.

Фонтаны салюта взлетали дежурно над ним.

А ливень всё шёл, замывая восторг идиотов,

И город, как прежде, огнями стрелял по живым.

Прогулка романтика кончена- плащ превращается в точку,

И ночь обнимает весь мир, велика и мудра.

Где тайны твои? Как звезда переплавлена в строчку?

И как, объясни, в эту ночь мне дожить до утра?

19.08.90 г.

Прощай, дорогой

Без подписи

Карта сайта

)- Главная страница История группы и биография В.Цоя. Дискография, песни в форматах mp3 и midi. Тексты и аккорды песен. )- ИСТОРИЯ Краткая хронология жизни и творчества Виктора Цоя

)- ТЕКСТЫ И АККОРДЫ Тексты всех песен Виктора Цоя, а также аккорды, табы и басы к ним...

)- ДИСКОГРАФИЯ Наиболее полная информация о всех альбомах группы и сборниках...

)- ПЕСНИ Песни Виктора Цоя в mp3 и midi...

)- ВИДЕО Несколько видеороликов: интервью, клипы, отрывки из фильмов...

)- УВЛЕЧЕНИЯХобби Виктора Цоя: нецке, рисунки, стихи, фильмы...

)- ФОТОАЛЬБОМОгромная коллекция фотографий Виктора и группы...

)- ВОСПОМИНАНИЯВоспоминания друзей и знакомых о Викторе...

)- ПРЕССАЧто пресса пишет о Кино...

)- ИНТЕРВЬЮИнтервью Виктора Цоя журналам и газетам...

)- ДРУЗЬЯКоротко о самых близких и родных Виктора...

)- К ВИКТОРУПроизведения Вашего творчества, посвященные Виктору Цою...

)- ССЫЛКИ Несколько ссылок на интересные ресурсы...

www.kinoshnik.narod.ru

НА СМЕРТЬ ВИКТОРА ЦОЯ

Последний герой похоронен был в праздник Воздушного Флота.

Фонтаны салюта взлетали дежурно над ним.

А ливень все шел, замывая восторг идиотов,

И город, как прежде, огнями стрелял по живым.

Прогулка романтика кончена — плащ превращается в точку,

И ночь обнимает весь мир, велика и мудра.

Где тайны твои? Как звезда переплавлена в строчку?

И как, объясни, в эту ночь дожить мне до утра?

19.08.90 г.

Прощай, дорогой.

(Без подписи)

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Page 2

Феномен короткой и яркой жизни всегда притягивает внимание публики, таит в себе загадку, наводит на размышления, главное в которых вечный вопрос о предопределенности судьбы, о закономерности трагического исхода для избранного Богом типа личности, именуемой чаще всего Поэтом. Избранник Божий — старое словосочетание, несущее счастье таланта и бремя рока одновременно. Бог избирает человека, чтобы сказать его устами нечто важное, и он же до срока, а точнее, в предопределенный им срок забирает избранника себе.

В поэтической судьбе есть опасный период на рубеже 27–28 лет, когда Поэта подстерегает опасность. Достаточно вспомнить трех национальных гениев — русского Михаила Лермонтова, венгра Шандора Петефи и грузина Николоза Бараташвили, которые ушли из жизни в этом возрасте. Это не значит, что благополучно миновавшим этот рубеж следует отказывать в поэтическом призвании. У них другая карма, как принято говорить. Но трагические романтики часто уходят из жизни молодыми.

Однако не будем залетать в столь высокие и опасные сферы, вспомним лучше, что на этом же рубеже мы потеряли совсем недавно двух поэтов и музыкантов, вышедших из русского рок-н-ролла, из питерской ее ветви, давшей нашей культуре ряд известных ныне имен. Я говорю, конечно же, об Александре Башлачеве и Викторе Цое. Называть их гениями или нет — не в этом вопрос. В конце концов гений — понятие большей частью историческое, временное. Национальные гении, о которых шла речь выше, выдержали проверку временем, с ними, как говорится, все ясно. Ушедшие же совсем недавно Саша и Витя еще не перестали быть для многих из нас просто хорошими знакомыми, славными ребятами, каких много среди рок-музыкантов, со своими заморочками, со своими простыми житейскими бедами. Они еще не в бронзе, и дай им Бог подольше сохраниться среди нас живыми.

Но есть одно качество, которое возбуждает интерес больше, чем непосредственно поэтический и музыкальный талант, чем достоинство текстов или музыки. Это — способность вызывать любовь. И в особенности, когда эта любовь принимает гигантские размеры, а личность, вызывающая такую огромную любовь публики, казалось бы, не прикладывает к этому ровно никаких усилий.

Виктора Цоя любили именно такой любовью. Я рискну утверждать, что это была именно любовь, а не так называемая популярность, чаще всего основанная на моде. Популярность — понятие коммерческое, тогда как любовь — духовное. Многие из тех, кто упрекал Цоя в том, что он «ударился» в поп-музыку, не чувствовали природы этой любви. Они полагали, что имеют дело с популярностью типа популярности Юры Шатунова или Димы Маликова. Конечно, среди поклонников и, в особенности, поклонниц Цоя немало таких, кто «тащился» на внешнем — черной куртке, восточном разрезе глаз, стройной фигуре, горделивой осанке. Но даже они, я думаю, нутром ощущали, что есть нечто в их кумире, что отличает его от сонма эстрадных звезд. И даже когда он сам, казалось бы, смешивал себя с ними, выходя на площадку вслед за попсовыми певцами на сборных концертах и фестивалях последних двух лет, первые же звуки его голоса убеждали в обратном. Там он был чужим, своим он навечно остался среди тех, из кого вышел, — рок-музыкантов.

Впрочем, любили его не только поклонники рока. Он сумел выйти за жанровые рамки и стать просто Цоем, занять свое, принадлежащее только ему место в музыкальном мире, как это и происходит с каждым большим артистом.

Так в чем же природа этой любви?

Об этом уже много писали и размышляли. Рассуждали о романтизме, об искренности и честности, о доходчивости мелодий и простоте ритмов, о сдержанности и благородстве, о магнетизме голоса, наконец. Во всем этом есть резон, но сами по себе эти качества, даже собранные вместе, не обеспечивают артисту столь широкой любви масс. Должно существовать нечто, дающее ключ к разгадке любви.

Заманчивее всего просто-напросто объявить, что любовь не поддается объяснению. Любили, потому что любили — вот и весь сказ. Я не собираюсь расчленять это чувство на составляющие, я сам мучаюсь вопросом — в чем разгадка этого чувства, возникшего буквально из ничего на протяжении всего нескольких лет. Ведь путь Цоя от полной безвестности до ошеломляющего успеха был столь коротким и стремительным, что охватить его одним взглядом не представляет никакого труда. Вся его фантастическая карьера заняла каких-нибудь десять лет. Семь из них мне довелось лично знать Виктора, бывать на его концертах, слушать альбомы и следить за тем, как из гонимого, неизвестного и бедного рок-музыканта, каких сотни в Питере, он превращается в звезду всесоюзного масштаба.

Не скрою, мне, как и многим, хотелось узнать его получше, достигнуть доверия, поговорить, что называется, по душам. И мне, как и многим, это не удалось. Помню, как я пытался поговорить с ним после концерта, который я устраивал в Доме писателей в апреле 1986 года. Играл АКВАРИУМ в акустическом составе, но пришел и Цой — кажется, никто его особенно и не звал. Борис сказал ему: хочешь прийти — и он пришел. Это же фантастика — всего за год-полтора до начала «звездных» концертов на многотысячных стадионах Цой с гитарой пришел на концерт в небольшой зал, чтобы без всякого вознаграждения спеть несколько песен! Тогда я спрашивал его о чем-то, он отвечал коротко и уклончиво, со своим всегдашним: «Ну, я не знаю…»

Позже мы не раз встречались в рок-клубе или общих компаниях, но я уже не лез с расспросами. Я знал, что Цой именно таков и принимать его нужно таким.

Мне до сих пор неудобно перед ним за ту оценку «Звезды», которую я высказал ему после первого прослушивания у Кинчева. До этого мы с Костей раза четыре прослушали «Шестой лесничий», и «Звезда» почему-то не «покатила». О чем я и сказал. Цой никак не прореагировал, но по лицу Кинчева я понял, что допустил неосторожность. Позже, месяцев через восемь, на дне рождения Гребенщикова, куда Цой заехал после концерта в СКК, чтобы поздравить Бориса, я сказал ему, что беру свои слова насчет «Звезды» обратно и спросил, не обиделся ли он. Витя усмехнулся и сказал, что нет. Как было на самом деле — не знаю.

Последний раз видел его в Москве у Джоанны накануне презентации ее пластинки, 22 июня 1990 года, на следующий день после того, как Виктору исполнилось двадцать восемь лет. Мы встретились в дверях он уже уходил. Мы успели только поздороваться. А шестнадцатого августа мне позвонил Коля Михайлов, президент Ленинградского рок-клуба, и сказал, что вчера Вити не стало…

Часто ловлю себя на том, что направляясь куда-нибудь по делам, шагая по улице, не напеваю даже, а совершенно машинально мысленно прокручиваю какой-нибудь мотив Цоя, рефрен песни, строчку из нее. «Просто хочешь ты знать…», например, или «Здравствуйте, девочки! Здравствуйте, мальчики!» И так далее.

Под эти слова и мотивы легко шагать, легко размышлять и, я сказал бы даже, легко жить. Не потому, что в песнях Цоя полно оптимизма. Они достаточно печальны, если говорить о них в целом. Но есть там легкость и простота дыхания, есть приятие жизни такой, какова она есть, — не придуманной кем-то, не вычитанной из книг, а со всеми ее неправильностями, случайностями и изломами. Каждый из нас живет такой жизнью и почти каждому говорят, особенно в юности, что так жить нельзя. «Но почему? Ведь я живу», — искренно и горестно изумляется Цой в одной из ранних песен.

Каждая творческая личность несет в себе загадку. Это уже стало трюизмом. Не меньшим трюизмом стало говорить о загадочности Цоя. Между тем, «загадочность» — слово неточное применительно к Виктору, это реакция публики на его внешнюю сдержанность, немногословность, на его нежелание раскрываться в словах интервью перед журналистами. Но разве немногословный или просто молчаливый человек всегда загадочен? Разве непременно в словах содержится разгадка его натуры? Скорее, наоборот. Ведь язык, как известно, дан нам, чтобы скрывать свои мысли.

Цой своих мыслей не скрывал. Только высказывал он их в песнях, а не перед журналистами. И высказывал вполне определенно, открыто и искренно.

Разгадка любви к нему, на мой взгляд, заключается как раз в определенности человеческих черт и качеств, которая подкупала при знакомстве с песнями Цоя и его ролями в кино. Но одной определенности мало. Набор этих качеств был удивительно созвучен времени — вот почему его так любили. В тот сложный период нашей истории, когда на арену ее стали выходить свободные и независимые личности, Цой лучше других соответствовал идеалу свободы и независимости. Он был суверенен — это слово стало модным уже после того, как Цой явочным порядком утвердил свой суверенитет в этой жизни. Он был независим не только от властей, но и от обстоятельств жизни, от денег, от самой своей популярности. Это давало ему возможность быть по-настоящему свободным и чувствовать себя уверенно и на месте, куда бы ни забрасывала его судьба — в котельную, на съемочную площадку или на нью-йоркские авеню.

Его принцип независимости, который не декларируется, а находит чисто образное воплощение в песнях, не имеет ничего общего с принципом самоутверждения через подавление других. Его сила — в духе, а не в кулаках. Может быть, здесь с наибольшей силой выразились его восточные корни, ведь чудеса кун-фу или у-шу невозможны без тренировки в первую очередь духа, а потом уже мышц. Его герой в «Игле» умеет драться, но он дерется — защищая свою честь. Ни у кого не повернется язык назвать его суперменом, но и слабаком он не будет никогда.

Мне кажется, что Витя был от природы чрезвычайно умен. Он обладал врожденным вкусом и при всей своей гордости был крайне застенчив. И в творчестве, и в жизни он, как мне кажется, воплощал принцип разумной достаточности. «Все, что сверх того — все лишнее». Он минимизировал выразительные средства, он минимизировал и человеческие отношения, оставляя и там, и там самое надежное и проверенное.

Было бы крайне неуместно пускаться здесь в искусствоведческое занудство, анализируя музыку и тексты. Они теперь таковы, каковы они есть — на все дальнейшие времена, и других не будет. Я знаю, что многие из этих песен стали любимы не только миллионами молодых людей, но стали и частью моей жизни. Иначе я не стал бы писать этих слов. Мне приятно, что на искренность Витиных песен лично я могу ответить искренностью своего отношения к его творчеству. Бывает, что умом и языком хвалишь, а сердце остается равнодушным.

Увяли цветы на могиле, высохли девичьи слезы, но не умолкли песни. Согласимся, что Виктор Цой прожил счастливую и яркую жизнь, в которой были безвестье и слава, бедность и богатство, одиночество, семья, любовь. Единственное несчастье его жизни в том, что она оказалась так непоправимо коротка. Но он успел посадить дерево и спел об этом, он успел написать книгу своих песен, он успел родить сына. Как говорят на Востоке, этих трех условий достаточно, чтобы человек не зря прожил свою жизнь.

… В скорбный день похорон во дворе рок-клуба неизвестный молодой человек сказал мне: «Вы должны написать о нем книгу». Я возразил, что знал Витю недостаточно близко, это, наверное, сделают другие. И вот мы это сделали, а как — судить не нам. Но мы старались быть честными и искренними в этой работе, как был честен и искренен «Последний герой» Виктор Цой.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Page 3

21 июня 1962 года — родился в Ленинграде, в семье преподавателя физкультуры Валентины Васильевны Цой и инженера Роберта Максимовича Цоя. Единственный ребенок в семье.

1969 год — поступил в школу, где работала его мать. Всего за время обучения до восьмого класса сменил вместе с матерью три школы.

1974–1977 годы — посещает среднюю художественную школу, где возникает группа «ПАЛАТА № 6» во главе с Максимом Пашковым.

1977 год — окончил восемь классов и поступил в художественное училище им. В. Серова.

1978 год — исключен из училища за неуспеваемость. Поступает работать на завод и учится в вечерней школе.

1979 год — поступает в СГПТУ-61 на специальность резчика по дереву.

лето 1981 — вместе с Алексеем Рыбиным и Олегом Валинским создает группу «ГАРИН И ГИПЕРБОЛОИДЫ».

осень 1981 — группа «ГАРИН И ГИПЕРБОЛОИДЫ» вступает в Ленинградский рок-клуб.

весна 1982 — запись альбома «45». Знакомится с Марианной. Первый электрический концерт группы «КИНО» в Ленинградском рок-клубе совместно с музыкантами «АКВАРИУМА». Заканчивает училище со справкой и поступает работать в реставрационные мастерские в г. Пушкин.

осень 1982 — поступает на работу в садово-парковый трест резчиком по дереву. Первые акустические концерты в Москве.

февраль 1983 — второй электрический концерт группы «КИНО» в рок-клубе. Весной группу покидает Алексей Рыбин.

лето 1983 — записывает с Юрием Каспаряном фонограмму «демо» у Алексея Вишни, впоследствии получившую название «46».

осень 1983 — проходит обследование в психиатрической больнице № 2 на Пряжке и получает «белый билет».

весна 1984 — выступление «КИНО» на втором фестивале рок-клуба и получение лауреатского звания.

лето-осень 1984 — записывает альбом «Начальник Камчатки» в студии Андрея Тропилло вместе с музыкантами «АКВАРИУМА». Оформляется второй состав «КИНО»: Цой, Каспарян, Титов, Гурьянов.

февраль 1985 — женитьба на Марианне.

весна 1985 — звание лауреата на третьем фестивале рок-клуба.

5 августа 1985 года — родился сын Саша.

лето-осень 1985 — работа над двумя альбомами — «Ночь» в студии Тропилло и «Это не любовь» в студии Вишни. Последний альбом выходит в свет.

январь 1986 — выходит в свет альбом «Ночь».

весна 1986 — выступление на четвертом фестивале рок-клуба. Диплом за лучшие тексты.

лето 1986 — съемки фильма «Конец каникул» в Киеве. Выходит пластинка «Red Wave». Поступает работать в котельную «Камчатка». Участвует в съемках фильма «Рок», режиссер Алексей Учитель.

осень-зима 1986 — участие в съемках «Ассы».

весна 1987 — последнее выступление на фестивале рок-клуба. Приз «за творческое совершеннолетие». Записывается альбом «Группа крови».

осень 1987 — начало съемок фильма «Игла».

1988 год — выходит «Группа крови» и фильм Рашида Нугманова «Игла». Записывается альбом «Звезда по имени Солнце». Начало «звездных» гастролей. В ноябре — участие КИНО в мемориальном концерте Александра Башлачева в Лужниках.

1989 год — летняя поездка в США, участие в фестивале «Золотой Дюк» в Одессе. По опросам кинокритиков журнала «Советский Экран» признан лучшим киноактером года. Обширные турне по стране. Выходит альбом «Звезда по имени Солнце». В ноябре — последние концерты «КИНО» в Ленинграде. Во Франции выходит пластинка «Последний герой».

весна 1990 — поездка в Японию.

июнь 1990 — последний концерт «КИНО» в Москве в Лужниках. Летние гастроли по стране. Запись последнего альбома, который вышел после смерти Цоя и называется «Черный альбом».

15 августа 1990 года — погиб рано утром в автомобильной катастрофе под Ригой.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Page 4

Марианна Цой после окончания средней школы работала в Ленинградском государственном цирке. В 1982 году стала членом группы КИНО, сначала в качестве костюмера и гримера, а с 1983 года — администратора. С 1987 года — менеджер группы ОБЪЕКТ НАСМЕШЕК, администратор Ленинградского рок-клуба.

Александр Житинский родился в 1941 году в Симферополе. Закончил в 1965 году Ленинградский политехнический институт. С 1978 года занимается профессиональной литературной работой. Автор девяти книг прозы и стихов, сценариев шести полнометражных фильмов. С 1981 года активно участвует в жизни отечественного рок-н-ролла, о чем рассказывает его книга «Путешествие рок-дилетанта» (1990). В настоящее время возглавляет созданное им издательство «Новый Геликон».

Максим Пашков родился в 1963 году в Ленинграде. В 1978 году организовал группу ПАЛАТА N6, где в качестве бас-гитариста играл Виктор Цой. В 1984 году закончил ЛГИТМиК имени Н. К. Черкасова. Работал в Театре имени Ленинского комсомола, в театре «Народный дом», сейчас актер «Театра на Поклонной», руководитель ГРУППЫ МАКСИМА ПАШКОВА.

Андрей Панов родился в 1960 году в Ленинграде. После окончания вечерней школы поступил в ЛГИТМиК имени Н. К. Черкасова, откуда ушел через два месяца. Работал санитаром, продавцом и так далее. С 1979 года лидер группы АВТОМАТИЧЕСКИЕ УДОВЛЕТВОРИТЕЛИ.

Алексей Рыбин родился в 1960 году в Ленинграде. Учился во ВТУЗе, а в 1991 году закончил Институт культуры. Играл в группах: ЧЕРНОЕ ЗЕРКАЛО, ПИЛИГРИМ, ГАРИН И ГИПЕРБОЛОИДЫ, КИНО, АБЗАЦ (все — Ленинград), ФУТБОЛ (Москва). С 1987 года — актер-мим «Театра под открытым небом». В настоящий момент воссоздает группу ГАРИН И ГИПЕРБОЛОИДЫ.

Борис Гребенщиков родился в 1953 году в Ленинграде. Закончил факультет прикладной математики ЛГУ. С 1972 года — лидер группы АКВАРИУМ, а с 1991 года — ГРУППЫ БОРИСА ГРЕБЕНЩИКОВА.

Андрей Тропилло родился в 1951 году. Закончил физико-математический факультет ЛГУ. Известен как звукорежиссер целого ряда магнитофонных альбомов ленинградских рок-групп, записанных в студии Дома юных пионеров и школьников. В 1989-90 годах — директор Ленинградской студии грамзаписи ВПТО «Фирма Мелодия». В настоящее время — руководитель независимой продюсерской фирмы «Антроп» по выпуску грампластинок.

Александр Титов родился в 1957 году. Учился в Ленинградском технологическом институте. В качестве бас-гитариста играл в группах ЗЕМЛЯНЕ (1979-81), АВГУСТ (1981-83), КИНО (1984-86), АКВАРИУМ (1984- 89). В настоящее время в качестве сессионного музыканта выступает в составах нескольких ленинградских групп, занимается звукозаписывающей деятельностью.

Михаил Науменко родился в 1955 году в Ленинграде. До 1980 года играл в составе разных ленинградских групп, выступал с сольными концертами. С 1980 года — бессменный лидер группы ЗООПАРК.

Нина Барановская закончила факультет журналистики ЛГУ. Работала в газете «Ленинградский университет». С 1985 по 1988 год занимала должность методиста в Ленинградском доме самодеятельного творчества. В настоящее время на творческой работе.

Анатолий Соколков родился в 1953 году. Закончил ЛЭИС имени Бонч-Бруевича и психологический факультет ЛГУ. В настоящее время работает администратором в Ленинградском рок-клубе.

Константин Кинчев (Панфилов) родился в 1958 году в Москве. Выступал в составе различных московских групп. С 1985 года — лидер группы АЛИСА.

Александр Липницкий родился в 1952 году в Москве. Учился на факультете журналистики МГУ. В 1983 году вместе с Петром Мамоновым и Алексеем Бортничуком организовал группу ЗВУКИ МУ, в которой выступал в качестве бас-гитариста до 1990 года. В настоящее время занимается литературной работой.

Юрий Каспарян родился в 1962 году в Ленинграде. Учился в техникуме. С 1983 по 1990 год — лидер-гитарист группы КИНО.

Рашид Нугманов родился в 1954 году в Алма-Ате. В 1977 году закончил Алма-Атинский архитектурный институт. В 1987 году закончил учебу во ВГИКе. Поставил фильмы «Йя-хха!»(1986) и «Игла» (1988).

Оглавление

· От составителей

· Глава 1. Точка отсчета

· Марианна Цой . «Точка отсчета» (повесть)

· Глава 2. Воспоминания

· Максим Пашков . «Если не он, то кто?..»

· Андрей Панов . «Когда сочиняешь музыку, в голове должен стучать барабан…»

· Алексей Рыбин . «КИНО с самого начала» (фрагменты повести)

· Борис Гребенщиков . «Мы были, как пилоты в соседних истребителях…»

· Андрей Тропилло . «Трагедия не может быть попсовой…»

· Александр Титов . «Он искал современный язык…»

· Михаил Науменко . «Не был он ангелом, как не был и демоном…»

· Нина Барановская . «Я не верю, что он сделал все, что мог…»

· Анатолий Соколков . «Он не мог общаться ни с каким начальством…»

· Константин Кинчев . «Друзья оставляют после себя черные дыры…»

· Александр Липницкий . «Он как никто мог поднять человека с колен…»

· Юрий Каспарян . «Боролись за одно — напоролись на другое…»

· Рашид Нугманов . «Подлинное чувство магнетизирует…»

· Глава 3. Питерский самиздат о группе КИНО

· Материалы журнала «Рокси»

· Материалы журнала «Рио»

· Глава 4. Интервью Виктора Цоя

· Интервью газете «Политехник», (Ленинград), 24 февраля 1984 г

· Интервью газете «Аргументы и факты», № 39, 1987

· Интервью газете «Молодежь Эстонии», 9 мая 1988 г

· Интервью бюллетеню «Новый фильм», (Алма-Ата), март 1988 г

· Интервью газете «Молодой ленинец», (Волгоград), 6 мая 1989 г

· Интервью газете «Советская молодежь», (Рига), 6 мая 1989 г

· Интервью газете «Ленинская смена», (Алма-Ата), май 1989 г

· Глава 5. Пресса о Викторе Цое и группе КИНО

· Николай Мейнерт . Три взгляда на группу «Кино»

· Евгений Додолев . Начальник «Камчатки»

· Феликс Аксенцев . День в «Кино»

· Нина Тихонова . Дон Кихот из котельной

· Михаил Шлямович . Интересное «Кино» Виктора Цоя и его повороты

· Сергей Шолохов . Игла в стогу сена

· Артур Гаспарян . Он не ищет славы

· Михаил Садчиков, . Звезда по имени «КИНО»

· Артем Троицкий . Отвергая соблазны…

· Артур Гаспарян . «Кино» готово

· Н. Солдатенков . «Кино» без Цоя?

· Джоанна Стингрей . У меня был друг, его звали Виктор…

· Александр Ягольник . Место для шага вперед

· Михаил Садчиков . Воскресение Виктора Цоя

· Валентина Васильевна Цой . Легенда о Викторе Цое

· Татьяна Байдакова . «Фуршет» по-московски

· Михаил Садчиков . Витя, Марьяна и Саша (фрагменты интервью)

· Глава 6. Тексты альбомов группы КИНО

· Альбом «45» . (1982)

· Альбом «46» . (1982)

· Альбом «Начальник Камчатки» . (1984)

· Альбом «Это не любовь» . (1985)

· Альбом «Ночь» . (1986)

· Альбом «Группа крови» . (1988)

· Альбом «Звезда по имени Солнце» . (1989)

· «Черный альбом» . (1990)

· Тексты песен, не вошедших в альбомы

· Глава 7. Послесловие к жизни

· Письма в журнал «Аврора»

· Александр Житинский . Послесловие к жизни

· КРАТКАЯ ХРОНОЛОГИЯ ЖИЗНИ И ТВОРЧЕСТВА ВИКТОРА ЦОЯ

· КОРОТКО ОБ АВТОРАХ

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

studopedia.ru

Читать онлайн ""Тексты смерти" русского рока" автора Доманский Юрий Викторович - RuLit - Страница 14

То же можно сказать и о семе романтик. Тем более, что исследователи подчеркивают «общую “литературность” поведения романтиков, стремление все поступки рассматривать как знаковые».[218] А. Житинский на основе этой семы вписал Цоя в историко-литературный контекст: «В поэтической судьбе есть опасный период на рубеже 27–28 лет, когда Поэта подстерегает опасность. Достаточно вспомнить трех национальных гениев — русского Михаила Лермонтова, венгерского Шандора Петефи и грузина Николоза Бараташвили, которые ушли из жизни в этом возрасте трагические романтики часто уходят из жизни молодыми».[219] Сразу оговорим, что Житинский был одним из немногих, кто назвал Цоя Поэтом — эта сема, ключевая для башлачевского «текста смерти», в «тексте смерти» Цоя осталась практически не востребованной. Тогда как отсутствующие в биографическом мифе Башлачева семы герой и романтик удачно вписались в «текст смерти» Цоя, составив его основу. Вот две строки из анонимного стихотворения «На смерть Виктора Цоя», датированного 19 августа 1990 г.: «Последний герой похоронен был в праздник Воздушного Флота / / Прогулка романтика кончена».[220] Приведенный фрагмент строится на цитатах из песен Цоя, т. е. важнейшим источником многих сем, в том числе — герой и романтик, являются собственно песни. В данном случае — «Последний герой» и «Прогулка романтика». Более того, современный исследователь истории русского рока пишет об альбоме 1984-го года «Начальник Камчатки»: «Под влиянием Гребенщикова Цой в то время прочно “завис” на “новых романтиках” Атмосфера агрессивного романтизма Блока и Хлебникова, дождливых ночей, одиночества и беспросветного мрака присутствовала практически на всех композициях».[221] Близко знавший Цоя Александр Липницкий высказывается в том же ключе: «Цой был в лучшем смысле этого слова практичным человеком в быту, именно реализм по жизни охранял романтику его песен».[222]

В русле семы романтик «текстом смерти» Цоя активно эксплуатируется сема одиночка, заявленная опять-таки еще при жизни певца на основании его творчества («Одиночество, отвергающее страх, но лишенное надежды — выбор Виктора Цоя Мир Цоя — братство одиночек, сплоченное отсутствием выхода»[223]) и опровергаемая в воспоминаниях о Цое применительно к его биографии: «Часто о Викторе говорят — одиночка. Конечно, говорить можно по-всякому, но что касается конкретно Виктора, то он вообще не любил оставаться один»[224] (Рашид Нугманов). В конечном итоге сема одиночка нашла наиболее адекватное соотнесение поэтического наследия и образа жизни в категории «индивидуализм»: «Индивидуализм Цоя и понимание им свободы как отсутствия необходимости подчинять свою жизнь чужим планам было не позой, а имманентно присущей характеру чертой»[225] (Андрей Бурлака).

С индивидуализмом Цоя непосредственно связана сема его биографического мифа: Цой всегда был самим собой. Она возникла прежде всего благодаря роли в фильме «Игла» и во многом была спровоцирована самим Виктором Цоем: «Герой этого фильма в каком-то смысле — человек ниоткуда. Он мне очень близок по духу. Я в принципе ничего не играл, а старался вести себя так, как бы мог себя повести в такой ситуации, но в рамках сценария, конечно Я ничего не “создаю”, просто выхожу на сцену и пою. Я сам — образ»;[226] корреспондент: «сложилось впечатление, что роль написана именно для вас, вы играли почти себя», Цой: «В какой-то степени так оно и было».[227] Отождествление актера и его героя явление весьма распространенное: «показателен процесс создания мифологических биографий кинозвезд, в равной мере автономных как по отношению к отдельным кинотекстам, так и к реальным биографиям артистов и являющихся моделью, активно вторгающейся в любые новые кинотексты, и в самую жизнь артиста».[228] Непосредственным же источником биографической легенды Цоя в кинематографическом ряду стала личность Брюса Ли. Остановимся на этом аспекте подробнее.

Брюс Ли (как и Цой спустя годы) на вопрос «А в ваших фильмах вы выражаете себя?» ответил: «да — то есть честно и настолько, насколько могу».[229] Как и Цой, Брюс Ли для многих — «это объект для подражания, образец героя».[230] Некоторые считают, что Брюс Ли был «творческим мыслителем, философом и разносторонне образованным человеком, глубоко проникнувшим в философию китайского даосизма и дзэнбуддизма»[231] и находят «скрытые послания, которые Брюс через фильмы пытался донести до зрителей».[232] (Как в этой связи не вспомнить «концепцию» Кадикова о текстах-посланиях Виктора Цоя!) Брюса Ли оценивают как учителя — «он выбрал средства массовой информации образовательным инструментом для обучения массовой аудитории различным философским принципам Результатом приверженности Ли идее просвещения было то, что из каждого его фильма можно извлечь определенную мораль»;[233] «во всех его фильмах Ли учит конфуцианскому идеалу воздаяния добром за добро и справедливостью за зло».[234] Схожие моменты находим и в цоевском мифе — вот, например, реакция поклонников на гибель певца: «И живем так, как этому он нас учил, как жил сам»;[235] а вот высказывание о Цое известного журналиста: «Никто не будет оспаривать тот факт, что его влияние на молодые умы было огромно».[236]

Есть и более частные моменты сходства «текстов жизни» Брюса Ли и Виктора Цоя, основанные прежде всего на фильмах с их участием. «Например, если Ли окружен множеством противников, которые намереваются причинить ему физический вред, на него нисходит спокойное, отстраненное чувство осознания происходящего».[237] Это описание сопоставимо с аналогичной сценой из фильма «Игла», когда герой сражается с несколькими противниками сразу. Много сходств обнаруживается и в имидже Брюса Ли и Цоя. В фильме 1993 года «Дракон. История Брюса Ли» актер, играющий Брюса Ли, ездит на мотоцикле (ср. с первой версией гибели Цоя в некрологе Артема Троицкого) в черной куртке, на первых своих съемках также одет во все черное; на премьере фильма в зале раздаются аплодисменты, как это происходило в кинотеатрах на показе «Иглы»… Но самое продуктивное соотнесение мифов Брюса Ли и Виктора Цоя обнаруживается в их «текстах смерти». Гибель Цоя, напомним, породила множество версий. То же самое было и после смерти Брюса Ли: «Врачи установили кровоизлияние в мозг. Желтая пресса обвиняла мафию. Кто-то считал, что Брюса убили монахи за раскрытие секретов кун-фу. А жена подозревала Злых Духов, поскольку ураган, обрушившийся на Гонконг за два дня до смерти Брюса Ли, снес с крыши их дома отражатель нечистой силы — зеркальце на треугольной деревянной раме».[238] Сентенция Джона Литтла о смерти героя Брюса Ли вполне приложима и к самому актеру, и к герою фильма «Игла», и к Виктору Цою — «в смерти есть честь, если человек предпочитает умереть с честью».[239] Наконец, известная версия о том, что Брюс Ли не умер, а скрылся, инсценировав свои похороны (в гробу лежал манекен), соотносима с историей о том, что «когда Цой погиб (в закрытом же хоронили гробу), ну, естественно, тут же пошли темы, что не он»,[240] или с другой историей — о том, что Цой не умер, а ушел в монастырь и живет в Тибете.

Разумеется, все вышесказанное о соотнесении «текстов смерти» американского актера и русского певца может быть рассмотрено лишь как типологическое сходство, основанное на понятии «текста смерти» персонажа современной культуры вообще. Но дело в том, что в своем «тексте жизни» Виктор Цой сознательно ориентировался на личность Брюса Ли. Борис Гребенщиков вспоминает: «И когда я увидел у Витьки на шкафу изображение Брюса Ли, я обрадовался, поскольку уже есть, о чем говорить А Брюс Ли оказался очень уместен, и там еще нунчаки висели на стене. Я сам к этому времени уже года два, приезжая в Москву к Липницкому, садился и, не отрываясь, пересматривал все фильмы с Брюсом Ли, какие только в тот момент оказывались в доме. А “Войти в дракона” — главный брюсовский фильм — смотрел как минимум раз пятнадцать. Я за нунчаки сразу схватился, порадовался любимому оружию, и Витька показал, что он с ними делает. А получалось у него здорово. То ли в крови что-то было, то ли что — но это производило впечатление блестящее — почти Брюс Ли! Под Брюса Ли и нунчаки мы вино-то все и выпили. И впали в такое особое медидативное состояние, замешанное на “новом романтизме”, Брюсе Ли и китайской философии».[241] Анатолий Соколков вспоминает, что в кочегарку Цой принес «картинку с Брюсом Ли».[242] В 1984-м году на записи «Начальника камчатки» «музыканты носились по студии, демонстрируя друг другу приемы карате, увиденные ими на видео в фильмах с участием Брюса Ли».[243] Современники вспоминают об отношении Цоя к Брюсу Ли как к кумиру: «Он хотел быть как Брюс Ли — кумир его»[244] (Константин Кинчев); «Мне довелось “познакомить” Виктора с боевым искусством Брюса Ли, — свидетельствую, что более пытливого и внимательного зрителя у Брюса в моем доме не было Интересно, что добившись впечатляющих успехов на тренировках (фильм “Игла” — тому лучшее свидетельство), Цой ненавидел острые, “угловые” ситуации в жизни»[245] (Александр Липницкий); «Его персонаж — Брюс Ли, великий мастер кун-фу, неожиданно вставший в один ряд с легендами мирового кино»[246] (Артем Троицкий).

вернуться

Лотман Ю.М. Декабрист в повседневной жизни // Лотман Ю.М. В школе поэтического слова: Пушкин. Лермонтов. Гоголь. М., 1988. С.168.

вернуться

Виктор Цой: Стихи, документы, воспоминания. С.357.

вернуться

Там же. С.356.

вернуться

Кушнир Александр. Кино. 1984. Начальник Камчатки // FUZZ, № 4, 1999. С.41.

вернуться

Виктор Цой: Стихи, документы, воспоминания. С.149.

вернуться

Тимашева М., Соколянский А. Лики русского рока // Смирнов И. Время колокольчиков, или Жизнь и смерть русского рока. С.252.

вернуться

Виктор Цой: Литературно-художественный сборник. С.217.

вернуться

Бурлака А. Цой // FUZZ, 25 сентября, 1995.

вернуться

Виктор Цой: Литературно-художественный сборник. С.238.

вернуться

Там же. С.235.

вернуться

Лотман Ю.М. Литературная биография в историко-культурном контексте (к типологическому соотнесению текста и личности автора) // Лотман Ю.М. Избранные статьи: в трех томах. Т.1. Статьи по семиотике и типологии культуры. Таллинн, 1992. С.368.

вернуться

Литтл Джон. Брюс Ли. Путь воина. М., 1999. С.259.

вернуться

Предисловие Линды Ли Кэдвелл // Там же. С.9.

вернуться

Предисловие Дэниэла Ли // Там же. С.11.

вернуться

Там же. С.12.

вернуться

Литтл Джон. Указ. соч. С. 248–249.

вернуться

Там же. С.254.

вернуться

Виктор Цой: Стихи, документы, воспоминания. С.355.

вернуться

Солдатенков Н. «Кино» без Цоя // АиФ. 1990. № 40.

вернуться

Литтл Джон. Указ. соч. С.251.

вернуться

Первый век кино. М., 1996. С.484.

вернуться

Литтл Джон. Указ. соч. С.259.

вернуться

Назарова И.Ю. Указ. соч. С.173.

вернуться

Виктор Цой: Литературно-художественный сборник. С. 180–181.

вернуться

Там же. С.200.

вернуться

Кушнир А. Кино. 1984. Начальник Камчатки // FUZZ, № 4. 1999. С.41.

вернуться

Виктор Цой: Стихи, документы, воспоминания. С.142.

вернуться

Там же. С.151.

вернуться

Там же. С.249.

www.rulit.me

Катя Никонова on Twitter

Игорь Абрамов‏Verifizierter Account @AbramovDeputat 15. Aug. 2016
  • Tweet melden

15 августа – День памяти Виктора Цоя. Увы, жизнь столь талантливого музыканта оборвалась так спонтанноpic.twitter.com/kn0sqIM3mG

Катя Никонова‏ @katia_mininanik 15. Aug. 2016
  • Tweet melden
Antwort an @AbramovDeputat

Последний герой похоронен был в праздник Воздушного флота.Фонтаны салюта взлетали дежурно над ним.

Катя Никонова‏ @katia_mininanik 15. Aug. 2016
  • Tweet melden
Antwort an @katia_mininanik @AbramovDeputat

А ливень всё шёл, замывая восторг идиотов,И город, как прежде, огнями стрелял по живым.

twitter.com

Читать онлайн ""Тексты смерти" русского рока" автора Доманский Юрий Викторович - RuLit - Страница 14

Однако версия об убийстве (самоубийстве) не может считаться случайной, поскольку она четко вписывается в «текст смерти» певца как попытка еще более героизировать и романтизировать гибель Цоя. Именно семы герой и романтик получили наибольшее распространение применительно к фигуре Виктора Цоя после его смерти. Заметим, что сам певец своими высказываниями еще при жизни обозначил героическое начало собственной биографии. На вопрос корреспондента волгоградской газеты «Молодой ленинец», о том, что «теперь времена изменились, героизма вроде уже не требуется…», певец ответил: «- Не требуется? Сейчас его нужно еще больше».[210] Разумеется, такой ответ был во многом спровоцирован журналистским вопросом, но именно сема герой в репродукциях «текста смерти» Цоя оказалось, пожалуй, самой частотной. И хотя певец предупреждал своих поклонников: «Не сотвори себе кумира»,[211] кумир был сотворен еще при жизни. Более того, героическое и романтическое стало «общим местом» применительно к личности Цоя еще при его жизни — в 1988-м году А. Житинский в рецензии на альбом «Группа крови» отметил: «То, что Виктор Цой — романтик и “последний герой”, мы все знали давно»;[212] Артем Троицкий в 1990-м (до гибели Цоя) написал: «Если я правильно понимаю натуру Цоя, то могу сказать, что перед нами редкий тип прирожденного героя».[213] И кумир, как объект для подражания, явно соотносился с героическим началом, которое уже после августа 1990-го года репродуцировали люди, близко знавшие певца: «Он ушел достойно, я так считаю. Жил красиво, умер красиво. Последний герой»[214] (Константин Кинчев); «все равно тинэйджерам нужны какие-то кумиры. И я смотрю, кто у нас есть, кого бы выбрал я. И понимаю, что тоже выбрал бы именно такого героя, как Цой»[215] (Максим Пашков); «в этой армии есть воин-единоборец, который на своем квадратном метре всегда борется за справедливость»[216] (Андрей Тропилло). «Мы старались быть честными и искренними в этой работе , как был честен и искренен “последний герой” Виктор Цой»[217] (Александр Житинский). Примечательно, что Житинский при жизни Цоя назвал его «последним героем» с некоторой долей иронии, после же смерти ирония уступила место трагизму, что весьма характерно для «текстов смерти» вообще.

То же можно сказать и о семе романтик. Тем более, что исследователи подчеркивают «общую “литературность” поведения романтиков, стремление все поступки рассматривать как знаковые».[218] А. Житинский на основе этой семы вписал Цоя в историко-литературный контекст: «В поэтической судьбе есть опасный период на рубеже 27–28 лет, когда Поэта подстерегает опасность. Достаточно вспомнить трех национальных гениев — русского Михаила Лермонтова, венгерского Шандора Петефи и грузина Николоза Бараташвили, которые ушли из жизни в этом возрасте трагические романтики часто уходят из жизни молодыми».[219] Сразу оговорим, что Житинский был одним из немногих, кто назвал Цоя Поэтом — эта сема, ключевая для башлачевского «текста смерти», в «тексте смерти» Цоя осталась практически не востребованной. Тогда как отсутствующие в биографическом мифе Башлачева семы герой и романтик удачно вписались в «текст смерти» Цоя, составив его основу. Вот две строки из анонимного стихотворения «На смерть Виктора Цоя», датированного 19 августа 1990 г.: «Последний герой похоронен был в праздник Воздушного Флота / / Прогулка романтика кончена».[220] Приведенный фрагмент строится на цитатах из песен Цоя, т. е. важнейшим источником многих сем, в том числе — герой и романтик, являются собственно песни. В данном случае — «Последний герой» и «Прогулка романтика». Более того, современный исследователь истории русского рока пишет об альбоме 1984-го года «Начальник Камчатки»: «Под влиянием Гребенщикова Цой в то время прочно “завис” на “новых романтиках” Атмосфера агрессивного романтизма Блока и Хлебникова, дождливых ночей, одиночества и беспросветного мрака присутствовала практически на всех композициях».[221] Близко знавший Цоя Александр Липницкий высказывается в том же ключе: «Цой был в лучшем смысле этого слова практичным человеком в быту, именно реализм по жизни охранял романтику его песен».[222]

В русле семы романтик «текстом смерти» Цоя активно эксплуатируется сема одиночка, заявленная опять-таки еще при жизни певца на основании его творчества («Одиночество, отвергающее страх, но лишенное надежды — выбор Виктора Цоя Мир Цоя — братство одиночек, сплоченное отсутствием выхода»[223]) и опровергаемая в воспоминаниях о Цое применительно к его биографии: «Часто о Викторе говорят — одиночка. Конечно, говорить можно по-всякому, но что касается конкретно Виктора, то он вообще не любил оставаться один»[224] (Рашид Нугманов). В конечном итоге сема одиночка нашла наиболее адекватное соотнесение поэтического наследия и образа жизни в категории «индивидуализм»: «Индивидуализм Цоя и понимание им свободы как отсутствия необходимости подчинять свою жизнь чужим планам было не позой, а имманентно присущей характеру чертой»[225] (Андрей Бурлака).

С индивидуализмом Цоя непосредственно связана сема его биографического мифа: Цой всегда был самим собой. Она возникла прежде всего благодаря роли в фильме «Игла» и во многом была спровоцирована самим Виктором Цоем: «Герой этого фильма в каком-то смысле — человек ниоткуда. Он мне очень близок по духу. Я в принципе ничего не играл, а старался вести себя так, как бы мог себя повести в такой ситуации, но в рамках сценария, конечно Я ничего не “создаю”, просто выхожу на сцену и пою. Я сам — образ»;[226] корреспондент: «сложилось впечатление, что роль написана именно для вас, вы играли почти себя», Цой: «В какой-то степени так оно и было».[227] Отождествление актера и его героя явление весьма распространенное: «показателен процесс создания мифологических биографий кинозвезд, в равной мере автономных как по отношению к отдельным кинотекстам, так и к реальным биографиям артистов и являющихся моделью, активно вторгающейся в любые новые кинотексты, и в самую жизнь артиста».[228] Непосредственным же источником биографической легенды Цоя в кинематографическом ряду стала личность Брюса Ли. Остановимся на этом аспекте подробнее.

Брюс Ли (как и Цой спустя годы) на вопрос «А в ваших фильмах вы выражаете себя?» ответил: «да — то есть честно и настолько, насколько могу».[229] Как и Цой, Брюс Ли для многих — «это объект для подражания, образец героя».[230] Некоторые считают, что Брюс Ли был «творческим мыслителем, философом и разносторонне образованным человеком, глубоко проникнувшим в философию китайского даосизма и дзэнбуддизма»[231] и находят «скрытые послания, которые Брюс через фильмы пытался донести до зрителей».[232] (Как в этой связи не вспомнить «концепцию» Кадикова о текстах-посланиях Виктора Цоя!) Брюса Ли оценивают как учителя — «он выбрал средства массовой информации образовательным инструментом для обучения массовой аудитории различным философским принципам Результатом приверженности Ли идее просвещения было то, что из каждого его фильма можно извлечь определенную мораль»;[233] «во всех его фильмах Ли учит конфуцианскому идеалу воздаяния добром за добро и справедливостью за зло».[234] Схожие моменты находим и в цоевском мифе — вот, например, реакция поклонников на гибель певца: «И живем так, как этому он нас учил, как жил сам»;[235] а вот высказывание о Цое известного журналиста: «Никто не будет оспаривать тот факт, что его влияние на молодые умы было огромно».[236]

вернуться

Виктор Цой: Литературно-художественный сборник. С.237.

вернуться

Там же. С.242.

вернуться

Виктор Цой: Стихи, документы, воспоминания. С.180.

вернуться

Там же. С.249.

вернуться

Виктор Цой: Литературно-художественный сборник. С.203.

вернуться

Виктор Цой: Стихи, документы, воспоминания. С.47.

вернуться

Там же. С.117.

вернуться

Там же. С.361.

вернуться

Лотман Ю.М. Декабрист в повседневной жизни // Лотман Ю.М. В школе поэтического слова: Пушкин. Лермонтов. Гоголь. М., 1988. С.168.

вернуться

Виктор Цой: Стихи, документы, воспоминания. С.357.

вернуться

Там же. С.356.

вернуться

Кушнир Александр. Кино. 1984. Начальник Камчатки // FUZZ, № 4, 1999. С.41.

вернуться

Виктор Цой: Стихи, документы, воспоминания. С.149.

вернуться

Тимашева М., Соколянский А. Лики русского рока // Смирнов И. Время колокольчиков, или Жизнь и смерть русского рока. С.252.

вернуться

Виктор Цой: Литературно-художественный сборник. С.217.

вернуться

Бурлака А. Цой // FUZZ, 25 сентября, 1995.

вернуться

Виктор Цой: Литературно-художественный сборник. С.238.

вернуться

Там же. С.235.

вернуться

Лотман Ю.М. Литературная биография в историко-культурном контексте (к типологическому соотнесению текста и личности автора) // Лотман Ю.М. Избранные статьи: в трех томах. Т.1. Статьи по семиотике и типологии культуры. Таллинн, 1992. С.368.

вернуться

Литтл Джон. Брюс Ли. Путь воина. М., 1999. С.259.

вернуться

Предисловие Линды Ли Кэдвелл // Там же. С.9.

вернуться

Предисловие Дэниэла Ли // Там же. С.11.

вернуться

Там же. С.12.

вернуться

Литтл Джон. Указ. соч. С. 248–249.

вернуться

Там же. С.254.

вернуться

Виктор Цой: Стихи, документы, воспоминания. С.355.

вернуться

Солдатенков Н. «Кино» без Цоя // АиФ. 1990. № 40.

www.rulit.me

Героя России Прохоренко похоронили в родном селе

Проститься с офицером спецназа, героически погибшим под Пальмирой, пришли более тысячи человек, притом что в самом селе проживает вдвое меньше. Гроб с телом героя был доставлен в местный дом культуры.

По окончании церемонии прощания состоялся траурный митинг, в котором приняли участие полпред президента РФ в ПФО Михаил Бабич, губернатор Оренбургской области Юрий Берг, глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров, первый зампред комитета по обороне и безопасности Совета Федерации Франц Клинцевич, а также учитель и одноклассник Александра Прохоренко.

Михаил Бабич, полпред президента РФ в Приволжском федеральном округе: «Мы провожаем в последний путь офицера. Короткая, но очень яркая биография. Он добровольно выбрал службу в элитных вооруженных силах. Он совершил подвиг, на его примере мы будем воспитывать тысячи наших ребят».

Юрий Берг, губернатор Оренбургской области: «Я выражаю искреннюю благодарность родителям за сына. Примите соболезнования. Оренбуржье гордится Сашей и скорбит. Он до конца выполнил свой долг».

Пётр Русинов, классный руководитель Александра Прохоренко: «Он с первого класса, даже вспоминают его в детском садике, мечтал стать военным. Это, наверное, божий дар оттуда, с небес».

На церемонию прощания приехал и сирийский режиссер Жорж Массух, который сообщил, что планирует снять о подвиге российского офицера фильм.

Накануне на подмосковном аэродроме Чкаловский с офицером простилось руководство Минобороны РФ во главе с Сергеем Шойгу, а пожилая супружеская пара из Франции передала родителям Героя России свои семейные награды.

Имя Александра Прохоренко прогремело не только на всю Россию, но и на весь мир. В середине марта офицер попал в окружение боевиков в провинции Хомс, где обеспечивал наводку авиаударов российской авиации и сирийской армии по позициям террористов. Когда боевики окружили старшего лейтенанта, он вызвал огонь на себя, зная, что погибнет вместе с исламистами.

В Оренбургской области 6 мая объявлено днем траура.

www.ntv.ru


Смотрите также




Copyright © Общество Русской Народной Культуры

Содержание, карта сайта.