Семинар по теме: «СИЛА. Собирание Силы» 30-31января 2015 года, г. Екатеринбург

29.12.2015


Человечество живет силой, купается в силе, ест и пьет ее. И при этом мы не знаем не только, как ею управлять, но и как ее просто видеть. Мы видим лишь её проявления в людях, животных или природных процессах…
"СВЯТОЧНАЯ СВОЗНАЯ БЕСЕДА", г.Иваново

29.12.2015


Приглашаем 5 января 2015 года в 12.00 на Святочную свозную беседу. "....Свозными или сборными беседами называли посиделки, приуроченные к Святкам, на которые собирались (свозились) из разных деревень..."
Святки 2016

29.12.2015


Приглашаем отыграть Святки 2016 на Дачи Невских ремесленных палат с 5 по 8 января 2016 г.
Следите за новостями
в наших группах:

Праздник божьей матери троеручицы


25 июля — празднование иконы Божией Матери «Троеручица» – Свято-Успенская Святогорская Лавра

В этот день Святая Церковь особо прославляет чудотворный образ Царицы Небесной, именуемый «Троеручица». Икона эта связана с именем преподобного Иоанна Дамаскина, которому после горячей молитвы у Её святой иконы Божия Матерь вернула отсечённую руку.

Проповедь архимандрита Исихия (Клыпы), произнесённая на праздник иконы Богородицы «Троеручица», 25 июля 2016 года

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Чествуемая сегодня икона Пресвятой Богородицы, именуемая «Троеручицей», связана с именем преподобного Иоанна Дамаскина. В детстве он получил прекрасное образование, преподанное ему и его приёмному брату, отроку Косьме (в будущем — епископу Маиумскому), учёным монахом из Калабрии, выкупленным отцом Иоанна, Сергием Мансуром на невольничьем рынке Дамаска.

Мудрого учителя звали также Косьмой. В своё время он в совершенстве изучил все богословские науки и греков, и римлян, и пламенно желал ту мудрость, которую приобрёл сам великими трудами, преподать кому-либо из учеников. Но видя себя в плену сарацинском, он уже не думал, что может кому-либо помочь и научить этой божественной премудрости. И был крайне обрадован, когда был выкуплен Сергием Мансуром и в свои ученики получил двух его детей ― преподобного Иоанна, его ребёнка по естеству, и преподобного Косьму, которого Сергей усыновил и сделал своим вторым сыном. Эти два ученика преподобного Косьмы столь усовершенствовались в тех науках, которые он им преподавал, что через некоторое время он сказал их отцу Сергию, что уже нечему их учить. А он, Косьма, научивши их божественной небесной премудрости и земной, которую он в течение многих лет изучал, теперь хочет сам научиться духовной премудрости у иноков обители святого Саввы.

Через некоторое время он оставил их и ушёл в обитель Саввы Освященного, а своих учеников препоручил премудрости Божией, чтобы Сам Господь уже вдохновлял и вразумлял их. Преподобный Иоанн Дамаскин, получивши такое воспитание и видя многих еретиков, в то время возмущавших мир Церкви Христовой, начал писать свои богомудрые творения, обличая и ересь несториан, и ересь монофизитов, монофелитов и остатки павликианской ереси.

В то время греческий царь Лев Исавр воздвиг гонения на святые иконы. Это произошло по той причине, что ещё когда он был юным воином, то однажды, шедши в некой местности, он встретил двух еврейских чародеев или колдунов, которые предсказали ему, что он через некоторое время будет греческим императором. И сказали ему, что когда наше пророчество исполнится, тогда мы придём к тебе и попросим тебя исполнить и нашу просьбу. И действительно, через некоторое время он, продвигаясь по военной службе, занял пост греческого императора. И тогда, явившись к нему, эти два иудейских колдуна напомнили ему о том давнем пророчестве, которое они ему сказали. За это они потребовали у него не золото или какие-либо почести, а потребовали, чтобы он выбросил из святых церквей иконы, называя их идолами.

Так, братья и сестры, происходит и в нашей жизни, когда какие-либо нечестивые колдуны пытаются предсказывать будущее. Бесы, они не знают точно будущего. Но если какой-либо человек готовит, например, ограбление дома, то он может сказать другому: «Назавтра этот дом будет ограблен». Потом он приходит ночью, ограбляет этот дом. И действительно, наутро это происходит. Но это может и не случиться. Он, например, планирует ограбить какой-то дом, но потом заболевает или умирает, или какие-либо другие препятствия не позволяют ему сделать это преступление. Таким образом, и бесы могут предсказывать будущее. Когда они готовят какое-либо преступление, как в случае с этим нечестивым царём Львом Исавром, они заранее, видя, что он честолюбив, склонен к разным преступлениям (потому что и трон греческого царства он захватил с помощью дворцового переворота), видя, что этот человек способен к таким действиям, и предсказали с помощью своих слуг колдунов о том, что он в скором времени займёт трон греческого императора.

И действительно, после того, как эти колдуны напугали его ещё тем, что если он не будет бороться с иконами, то через некоторое время потеряет греческое царство, он начал ревностно гнать иконы, называя их «идолами», и всех иконопочитателей предавая смерти и ссылкам. В это время Иоанн Дамаскин находился на территории, которая не относилась к Греческому царству, а к сарацинскому. Видя те многие гонения, которые происходили в Царьграде и в окрестностях на святые иконы, начал писать послания и передавать тем известным ему верующим в Царьграде, которые, читая его догматические послания о почитании святых икон, и сами укреплялись этими посланиями и, передавая друг другу, укрепляли всех православных в стоянии за веру.

Царь Лев, через некоторое время узнавши об этом, попросил, чтобы его единомышленники льстивым образом выпросили у православных какое-либо подлинное письмо Иоанна Дамаскина, и те через некоторое время действительно принесли ему это письмо. Искусные писцы написали послание, в котором говорилось о том, что Иоанн Дамаскин обращался к нему, царю Льву, с вероломным предложением: «Я Царь, давно зная о вашей греческой державе, желал бы, чтобы ты взял мой родной город Дамаск. В нём слабая стража и, кроме того, если ты неожиданно подойдёшь со своим войском к его стенам, я сам постараюсь помочь тебе, потому что и весь город, и все начальство в нём передано мне». Это послание царь Лев отослал управителю Дамаска, говоря, что «хорошо сохранять мир друг с другом. Но один христианин, находящийся под твоей властью, постоянно побуждает меня, чтобы я неожиданно напал на город Дамаск и захватил его и обещает мне свою помощь. Поэтому я в знак дружбы посылаю тебе его письмо, а с ним ты сделай сам, что захочешь».

Дамасский правитель, халиф, видя это, тотчас призвал Иоанна Дамаскина и, показавши ему письмо, начал спрашивать, писал ли он его. На что Иоанн Дамаскин, рассмотревши его, сказал, что «буквы этого письма немного похожи на мои буквы, но легко доказать, что я это не писал». Но после этих слов халиф уже не слушал оправданий Иоанна Дамаскина, а повелел тут же отрубить ему правую руку, которая якобы писала это послание. Рука была отрублена, а преподобный, изнемогший от боли и потери крови, был отведён в своё жилище.

Через некоторое время, ближе к вечеру, когда он уже узнал, что гнев халифа утих, он попросил его, чтобы ему была отдана его рука, которая была повешена на городской площади. «Болезнь моя усиливается, ― говорил преподобный, ― когда я знаю, что рука моя висит на площади, поэтому верни мне её, чтобы я мог похоронить её и получить хотя бы некоторое облегчение в своей болезни».

Когда рука была ему возвращена, то он полотенцем привязал её к отрубленному суставу, а сам обратился с горячей и тёплой молитвой к Царице Небесной, обещая Ей, что если Она дарует ему исцеление, то он этой рукой будет всю свою жизнь писать и прославлять и Её, и Господа, и святых в церковных песнопениях и догматических посланиях. Столь велика была его любовь и упование на Царицу Небесную, что даже в такой, казалось бы, неисцелимой никакими человеческими силами болезнями, он, тем не менее, воодушевлённый величайшей верой в Божию Матерь, попросил Её об исцелении уже отрубленной и мёртвой своей руки. И когда он, задремавши, уснул, то Божия Матерь, явившись ему во сне, сказала, что «вот, твоя рука уже здорова, итак, исполни то, что ты обещал Мне, наяву».

Икона Божией Матери «Троеручица». Храм Рождества Пресвятой Богородицы. Святогорская Лавра

Когда он проснулся, то к величайшей своей радости увидел, что, действительно, рука его ожила, уже двигается, и только небольшой красный шрам остался на том месте, где было место отсечения. Повязку, которой была привязана его отрубленная рука, он уже до конца своей жизни носил на своей главе в память об этом чудесном исцелении, а звуки радости, которые раздавались из его дома, в скором времени привлекли всех окружающих и соседей.

Сам халиф узнал об этом чуде и, призвавши его, внимательно рассматривал его руку, а потом просил у него прощения, обещая до самой смерти во всём своём царстве слушать его и не преступать его повелений и прося прощения у этого доброго и благоразумного человека. Но преподобный Иоанн Дамаскин уже не захотел остаться в миру. Но сам, по примеру своего духовного наставника, преподобного Косьмы, пожелал уйти в обитель святого Саввы Освященного.

Пришедши туда, там он поселился в его келии. Получивши наставление от одного богомудрого старца, стал прилежать в подвиге послушания и смирения. Одним из условий, которое поставил ему старец, наставляя его в духовной жизни, было то, что он запретил ему что-либо писать ― или письма, или послания, желая, чтобы преподобный Иоанн Дамаскин в своём сердце возгрелся величайшей любовью к своему Творцу и Создателю. И действительно, он долгое время исполнял это послушание старца, но потом, тронутый просьбой одного брата, написал надгробные песнопения, которые и сейчас мы употребляем в чине погребения православных христиан.

Услышавши, что ученик нарушил его повеление, старец выгнал его из кельи и долгое время не хотел его даже пускать в неё. Тогда преподобный просил других отцов Лавры, чтобы они ходатайствовали за него и просили, чтобы старец простил ему его нарушение благословения. Старец дал ему такую епитимью, чтобы он очистил все нечистые места, которые находились тогда в Лавре Саввы Освященного. Отцы не могли передать Иоанну Дамаскину эту просьбу и благословение его старца, потому что весь восток уважал его как величайшего учёного и богослова и никто бы не осмелился сказать ему. Но Иоанн Дамаскин сам, тщательно расспрашивая, узнал о том, каково было благословение, и с радостью начал исполнять это послушание. Тогда старец его, вышедши из кельи, обнял, облобызал его и сказал: «Какого страдальца ради Христа сделал я».

Через некоторое время старцу явилась Божия Матерь и повелела, чтобы он уже больше не запрещал преподобному Иоанну писать церковные песнопения, говоря, что он наполнит всю вселенную своими божественными песнями. После этого явления Царицы Небесной его духовный наставник благословил, чтобы Иоанн Дамаскин начал составлять церковные песнопения.

И теперь мы имеем и каноны на Святую Пасху, на двунадесятые праздники, на воскресные церковные дни, составленные этим величайшим божественным учителем. Ни до него, ни после него Святая Церковь не имела такого песнописца, божественные песнопения которого изливались из самой глубины его сердца, были воодушевлены самой высочайшей небесной радостью. Поэтому, когда мы слушаем песнопения пасхальные или других праздников, то должны стараться внимательно приникать к тем торжественным струям, которые истекли из сердца преподобного Иоанна Дамаскина. Хотя они требуют некоторого напряжения умственного и душевного развития, но когда человек со вниманием слушает то, что поведал преподобный Иоанн Дамаскин о тех величайших духовных тайнах, которых он сподобился, то сердце любого человека начинает возгораться и трепетать от радости и от той духовной небесной сладости, которая содержится в песнопениях этого великого святого песнописца Святой Православной Церкви.

И мы, братья и сестры, будем стараться в нашей жизни с молитвой обращаться к этому великому учителю церковному, к этому неложному молитвеннику перед Царицей Небесной, который сумел её умолить об исцелении своей отрубленной руки. И в память об этом привесил серебряную подвеску к Её чудотворной иконе, так что и сама икона получила название «Троеручница». То есть третья рука ― это серебряная подвеска в память об исцелении, совершённом над преподобным Иоанном Дамаскиным, чтобы он своей всесильной молитвой умолил Царицу Небесную даровать и нам любовь к Её Сыну, исполнение заповеди Божией, истинное и неленостное покаяние и достижение Царства Небесного. Аминь.

Page 2

В этот день Святая Церковь особо прославляет чудотворный образ Царицы Небесной, именуемый «Троеручица». Икона эта связана с именем преподобного Иоанна Дамаскина, которому после горячей молитвы у Её святой иконы Божия Матерь вернула отсечённую руку.

Проповедь архимандрита Исихия (Клыпы), произнесённая на праздник иконы Богородицы «Троеручица», 25 июля 2016 года

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Чествуемая сегодня икона Пресвятой Богородицы, именуемая «Троеручицей», связана с именем преподобного Иоанна Дамаскина. В детстве он получил прекрасное образование, преподанное ему и его приёмному брату, отроку Косьме (в будущем — епископу Маиумскому), учёным монахом из Калабрии, выкупленным отцом Иоанна, Сергием Мансуром на невольничьем рынке Дамаска.

Мудрого учителя звали также Косьмой. В своё время он в совершенстве изучил все богословские науки и греков, и римлян, и пламенно желал ту мудрость, которую приобрёл сам великими трудами, преподать кому-либо из учеников. Но видя себя в плену сарацинском, он уже не думал, что может кому-либо помочь и научить этой божественной премудрости. И был крайне обрадован, когда был выкуплен Сергием Мансуром и в свои ученики получил двух его детей ― преподобного Иоанна, его ребёнка по естеству, и преподобного Косьму, которого Сергей усыновил и сделал своим вторым сыном. Эти два ученика преподобного Косьмы столь усовершенствовались в тех науках, которые он им преподавал, что через некоторое время он сказал их отцу Сергию, что уже нечему их учить. А он, Косьма, научивши их божественной небесной премудрости и земной, которую он в течение многих лет изучал, теперь хочет сам научиться духовной премудрости у иноков обители святого Саввы.

Через некоторое время он оставил их и ушёл в обитель Саввы Освященного, а своих учеников препоручил премудрости Божией, чтобы Сам Господь уже вдохновлял и вразумлял их. Преподобный Иоанн Дамаскин, получивши такое воспитание и видя многих еретиков, в то время возмущавших мир Церкви Христовой, начал писать свои богомудрые творения, обличая и ересь несториан, и ересь монофизитов, монофелитов и остатки павликианской ереси.

В то время греческий царь Лев Исавр воздвиг гонения на святые иконы. Это произошло по той причине, что ещё когда он был юным воином, то однажды, шедши в некой местности, он встретил двух еврейских чародеев или колдунов, которые предсказали ему, что он через некоторое время будет греческим императором. И сказали ему, что когда наше пророчество исполнится, тогда мы придём к тебе и попросим тебя исполнить и нашу просьбу. И действительно, через некоторое время он, продвигаясь по военной службе, занял пост греческого императора. И тогда, явившись к нему, эти два иудейских колдуна напомнили ему о том давнем пророчестве, которое они ему сказали. За это они потребовали у него не золото или какие-либо почести, а потребовали, чтобы он выбросил из святых церквей иконы, называя их идолами.

Так, братья и сестры, происходит и в нашей жизни, когда какие-либо нечестивые колдуны пытаются предсказывать будущее. Бесы, они не знают точно будущего. Но если какой-либо человек готовит, например, ограбление дома, то он может сказать другому: «Назавтра этот дом будет ограблен». Потом он приходит ночью, ограбляет этот дом. И действительно, наутро это происходит. Но это может и не случиться. Он, например, планирует ограбить какой-то дом, но потом заболевает или умирает, или какие-либо другие препятствия не позволяют ему сделать это преступление. Таким образом, и бесы могут предсказывать будущее. Когда они готовят какое-либо преступление, как в случае с этим нечестивым царём Львом Исавром, они заранее, видя, что он честолюбив, склонен к разным преступлениям (потому что и трон греческого царства он захватил с помощью дворцового переворота), видя, что этот человек способен к таким действиям, и предсказали с помощью своих слуг колдунов о том, что он в скором времени займёт трон греческого императора.

И действительно, после того, как эти колдуны напугали его ещё тем, что если он не будет бороться с иконами, то через некоторое время потеряет греческое царство, он начал ревностно гнать иконы, называя их «идолами», и всех иконопочитателей предавая смерти и ссылкам. В это время Иоанн Дамаскин находился на территории, которая не относилась к Греческому царству, а к сарацинскому. Видя те многие гонения, которые происходили в Царьграде и в окрестностях на святые иконы, начал писать послания и передавать тем известным ему верующим в Царьграде, которые, читая его догматические послания о почитании святых икон, и сами укреплялись этими посланиями и, передавая друг другу, укрепляли всех православных в стоянии за веру.

Царь Лев, через некоторое время узнавши об этом, попросил, чтобы его единомышленники льстивым образом выпросили у православных какое-либо подлинное письмо Иоанна Дамаскина, и те через некоторое время действительно принесли ему это письмо. Искусные писцы написали послание, в котором говорилось о том, что Иоанн Дамаскин обращался к нему, царю Льву, с вероломным предложением: «Я Царь, давно зная о вашей греческой державе, желал бы, чтобы ты взял мой родной город Дамаск. В нём слабая стража и, кроме того, если ты неожиданно подойдёшь со своим войском к его стенам, я сам постараюсь помочь тебе, потому что и весь город, и все начальство в нём передано мне». Это послание царь Лев отослал управителю Дамаска, говоря, что «хорошо сохранять мир друг с другом. Но один христианин, находящийся под твоей властью, постоянно побуждает меня, чтобы я неожиданно напал на город Дамаск и захватил его и обещает мне свою помощь. Поэтому я в знак дружбы посылаю тебе его письмо, а с ним ты сделай сам, что захочешь».

Дамасский правитель, халиф, видя это, тотчас призвал Иоанна Дамаскина и, показавши ему письмо, начал спрашивать, писал ли он его. На что Иоанн Дамаскин, рассмотревши его, сказал, что «буквы этого письма немного похожи на мои буквы, но легко доказать, что я это не писал». Но после этих слов халиф уже не слушал оправданий Иоанна Дамаскина, а повелел тут же отрубить ему правую руку, которая якобы писала это послание. Рука была отрублена, а преподобный, изнемогший от боли и потери крови, был отведён в своё жилище.

Через некоторое время, ближе к вечеру, когда он уже узнал, что гнев халифа утих, он попросил его, чтобы ему была отдана его рука, которая была повешена на городской площади. «Болезнь моя усиливается, ― говорил преподобный, ― когда я знаю, что рука моя висит на площади, поэтому верни мне её, чтобы я мог похоронить её и получить хотя бы некоторое облегчение в своей болезни».

Когда рука была ему возвращена, то он полотенцем привязал её к отрубленному суставу, а сам обратился с горячей и тёплой молитвой к Царице Небесной, обещая Ей, что если Она дарует ему исцеление, то он этой рукой будет всю свою жизнь писать и прославлять и Её, и Господа, и святых в церковных песнопениях и догматических посланиях. Столь велика была его любовь и упование на Царицу Небесную, что даже в такой, казалось бы, неисцелимой никакими человеческими силами болезнями, он, тем не менее, воодушевлённый величайшей верой в Божию Матерь, попросил Её об исцелении уже отрубленной и мёртвой своей руки. И когда он, задремавши, уснул, то Божия Матерь, явившись ему во сне, сказала, что «вот, твоя рука уже здорова, итак, исполни то, что ты обещал Мне, наяву».

Икона Божией Матери «Троеручица». Храм Рождества Пресвятой Богородицы. Святогорская Лавра

Когда он проснулся, то к величайшей своей радости увидел, что, действительно, рука его ожила, уже двигается, и только небольшой красный шрам остался на том месте, где было место отсечения. Повязку, которой была привязана его отрубленная рука, он уже до конца своей жизни носил на своей главе в память об этом чудесном исцелении, а звуки радости, которые раздавались из его дома, в скором времени привлекли всех окружающих и соседей.

Сам халиф узнал об этом чуде и, призвавши его, внимательно рассматривал его руку, а потом просил у него прощения, обещая до самой смерти во всём своём царстве слушать его и не преступать его повелений и прося прощения у этого доброго и благоразумного человека. Но преподобный Иоанн Дамаскин уже не захотел остаться в миру. Но сам, по примеру своего духовного наставника, преподобного Косьмы, пожелал уйти в обитель святого Саввы Освященного.

Пришедши туда, там он поселился в его келии. Получивши наставление от одного богомудрого старца, стал прилежать в подвиге послушания и смирения. Одним из условий, которое поставил ему старец, наставляя его в духовной жизни, было то, что он запретил ему что-либо писать ― или письма, или послания, желая, чтобы преподобный Иоанн Дамаскин в своём сердце возгрелся величайшей любовью к своему Творцу и Создателю. И действительно, он долгое время исполнял это послушание старца, но потом, тронутый просьбой одного брата, написал надгробные песнопения, которые и сейчас мы употребляем в чине погребения православных христиан.

Услышавши, что ученик нарушил его повеление, старец выгнал его из кельи и долгое время не хотел его даже пускать в неё. Тогда преподобный просил других отцов Лавры, чтобы они ходатайствовали за него и просили, чтобы старец простил ему его нарушение благословения. Старец дал ему такую епитимью, чтобы он очистил все нечистые места, которые находились тогда в Лавре Саввы Освященного. Отцы не могли передать Иоанну Дамаскину эту просьбу и благословение его старца, потому что весь восток уважал его как величайшего учёного и богослова и никто бы не осмелился сказать ему. Но Иоанн Дамаскин сам, тщательно расспрашивая, узнал о том, каково было благословение, и с радостью начал исполнять это послушание. Тогда старец его, вышедши из кельи, обнял, облобызал его и сказал: «Какого страдальца ради Христа сделал я».

Через некоторое время старцу явилась Божия Матерь и повелела, чтобы он уже больше не запрещал преподобному Иоанну писать церковные песнопения, говоря, что он наполнит всю вселенную своими божественными песнями. После этого явления Царицы Небесной его духовный наставник благословил, чтобы Иоанн Дамаскин начал составлять церковные песнопения.

И теперь мы имеем и каноны на Святую Пасху, на двунадесятые праздники, на воскресные церковные дни, составленные этим величайшим божественным учителем. Ни до него, ни после него Святая Церковь не имела такого песнописца, божественные песнопения которого изливались из самой глубины его сердца, были воодушевлены самой высочайшей небесной радостью. Поэтому, когда мы слушаем песнопения пасхальные или других праздников, то должны стараться внимательно приникать к тем торжественным струям, которые истекли из сердца преподобного Иоанна Дамаскина. Хотя они требуют некоторого напряжения умственного и душевного развития, но когда человек со вниманием слушает то, что поведал преподобный Иоанн Дамаскин о тех величайших духовных тайнах, которых он сподобился, то сердце любого человека начинает возгораться и трепетать от радости и от той духовной небесной сладости, которая содержится в песнопениях этого великого святого песнописца Святой Православной Церкви.

И мы, братья и сестры, будем стараться в нашей жизни с молитвой обращаться к этому великому учителю церковному, к этому неложному молитвеннику перед Царицей Небесной, который сумел её умолить об исцелении своей отрубленной руки. И в память об этом привесил серебряную подвеску к Её чудотворной иконе, так что и сама икона получила название «Троеручница». То есть третья рука ― это серебряная подвеска в память об исцелении, совершённом над преподобным Иоанном Дамаскиным, чтобы он своей всесильной молитвой умолил Царицу Небесную даровать и нам любовь к Её Сыну, исполнение заповеди Божией, истинное и неленостное покаяние и достижение Царства Небесного. Аминь.

Page 3

В этот день Святая Церковь особо прославляет чудотворный образ Царицы Небесной, именуемый «Троеручица». Икона эта связана с именем преподобного Иоанна Дамаскина, которому после горячей молитвы у Её святой иконы Божия Матерь вернула отсечённую руку.

Проповедь архимандрита Исихия (Клыпы), произнесённая на праздник иконы Богородицы «Троеручица», 25 июля 2016 года

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Чествуемая сегодня икона Пресвятой Богородицы, именуемая «Троеручицей», связана с именем преподобного Иоанна Дамаскина. В детстве он получил прекрасное образование, преподанное ему и его приёмному брату, отроку Косьме (в будущем — епископу Маиумскому), учёным монахом из Калабрии, выкупленным отцом Иоанна, Сергием Мансуром на невольничьем рынке Дамаска.

Мудрого учителя звали также Косьмой. В своё время он в совершенстве изучил все богословские науки и греков, и римлян, и пламенно желал ту мудрость, которую приобрёл сам великими трудами, преподать кому-либо из учеников. Но видя себя в плену сарацинском, он уже не думал, что может кому-либо помочь и научить этой божественной премудрости. И был крайне обрадован, когда был выкуплен Сергием Мансуром и в свои ученики получил двух его детей ― преподобного Иоанна, его ребёнка по естеству, и преподобного Косьму, которого Сергей усыновил и сделал своим вторым сыном. Эти два ученика преподобного Косьмы столь усовершенствовались в тех науках, которые он им преподавал, что через некоторое время он сказал их отцу Сергию, что уже нечему их учить. А он, Косьма, научивши их божественной небесной премудрости и земной, которую он в течение многих лет изучал, теперь хочет сам научиться духовной премудрости у иноков обители святого Саввы.

Через некоторое время он оставил их и ушёл в обитель Саввы Освященного, а своих учеников препоручил премудрости Божией, чтобы Сам Господь уже вдохновлял и вразумлял их. Преподобный Иоанн Дамаскин, получивши такое воспитание и видя многих еретиков, в то время возмущавших мир Церкви Христовой, начал писать свои богомудрые творения, обличая и ересь несториан, и ересь монофизитов, монофелитов и остатки павликианской ереси.

В то время греческий царь Лев Исавр воздвиг гонения на святые иконы. Это произошло по той причине, что ещё когда он был юным воином, то однажды, шедши в некой местности, он встретил двух еврейских чародеев или колдунов, которые предсказали ему, что он через некоторое время будет греческим императором. И сказали ему, что когда наше пророчество исполнится, тогда мы придём к тебе и попросим тебя исполнить и нашу просьбу. И действительно, через некоторое время он, продвигаясь по военной службе, занял пост греческого императора. И тогда, явившись к нему, эти два иудейских колдуна напомнили ему о том давнем пророчестве, которое они ему сказали. За это они потребовали у него не золото или какие-либо почести, а потребовали, чтобы он выбросил из святых церквей иконы, называя их идолами.

Так, братья и сестры, происходит и в нашей жизни, когда какие-либо нечестивые колдуны пытаются предсказывать будущее. Бесы, они не знают точно будущего. Но если какой-либо человек готовит, например, ограбление дома, то он может сказать другому: «Назавтра этот дом будет ограблен». Потом он приходит ночью, ограбляет этот дом. И действительно, наутро это происходит. Но это может и не случиться. Он, например, планирует ограбить какой-то дом, но потом заболевает или умирает, или какие-либо другие препятствия не позволяют ему сделать это преступление. Таким образом, и бесы могут предсказывать будущее. Когда они готовят какое-либо преступление, как в случае с этим нечестивым царём Львом Исавром, они заранее, видя, что он честолюбив, склонен к разным преступлениям (потому что и трон греческого царства он захватил с помощью дворцового переворота), видя, что этот человек способен к таким действиям, и предсказали с помощью своих слуг колдунов о том, что он в скором времени займёт трон греческого императора.

И действительно, после того, как эти колдуны напугали его ещё тем, что если он не будет бороться с иконами, то через некоторое время потеряет греческое царство, он начал ревностно гнать иконы, называя их «идолами», и всех иконопочитателей предавая смерти и ссылкам. В это время Иоанн Дамаскин находился на территории, которая не относилась к Греческому царству, а к сарацинскому. Видя те многие гонения, которые происходили в Царьграде и в окрестностях на святые иконы, начал писать послания и передавать тем известным ему верующим в Царьграде, которые, читая его догматические послания о почитании святых икон, и сами укреплялись этими посланиями и, передавая друг другу, укрепляли всех православных в стоянии за веру.

Царь Лев, через некоторое время узнавши об этом, попросил, чтобы его единомышленники льстивым образом выпросили у православных какое-либо подлинное письмо Иоанна Дамаскина, и те через некоторое время действительно принесли ему это письмо. Искусные писцы написали послание, в котором говорилось о том, что Иоанн Дамаскин обращался к нему, царю Льву, с вероломным предложением: «Я Царь, давно зная о вашей греческой державе, желал бы, чтобы ты взял мой родной город Дамаск. В нём слабая стража и, кроме того, если ты неожиданно подойдёшь со своим войском к его стенам, я сам постараюсь помочь тебе, потому что и весь город, и все начальство в нём передано мне». Это послание царь Лев отослал управителю Дамаска, говоря, что «хорошо сохранять мир друг с другом. Но один христианин, находящийся под твоей властью, постоянно побуждает меня, чтобы я неожиданно напал на город Дамаск и захватил его и обещает мне свою помощь. Поэтому я в знак дружбы посылаю тебе его письмо, а с ним ты сделай сам, что захочешь».

Дамасский правитель, халиф, видя это, тотчас призвал Иоанна Дамаскина и, показавши ему письмо, начал спрашивать, писал ли он его. На что Иоанн Дамаскин, рассмотревши его, сказал, что «буквы этого письма немного похожи на мои буквы, но легко доказать, что я это не писал». Но после этих слов халиф уже не слушал оправданий Иоанна Дамаскина, а повелел тут же отрубить ему правую руку, которая якобы писала это послание. Рука была отрублена, а преподобный, изнемогший от боли и потери крови, был отведён в своё жилище.

Через некоторое время, ближе к вечеру, когда он уже узнал, что гнев халифа утих, он попросил его, чтобы ему была отдана его рука, которая была повешена на городской площади. «Болезнь моя усиливается, ― говорил преподобный, ― когда я знаю, что рука моя висит на площади, поэтому верни мне её, чтобы я мог похоронить её и получить хотя бы некоторое облегчение в своей болезни».

Когда рука была ему возвращена, то он полотенцем привязал её к отрубленному суставу, а сам обратился с горячей и тёплой молитвой к Царице Небесной, обещая Ей, что если Она дарует ему исцеление, то он этой рукой будет всю свою жизнь писать и прославлять и Её, и Господа, и святых в церковных песнопениях и догматических посланиях. Столь велика была его любовь и упование на Царицу Небесную, что даже в такой, казалось бы, неисцелимой никакими человеческими силами болезнями, он, тем не менее, воодушевлённый величайшей верой в Божию Матерь, попросил Её об исцелении уже отрубленной и мёртвой своей руки. И когда он, задремавши, уснул, то Божия Матерь, явившись ему во сне, сказала, что «вот, твоя рука уже здорова, итак, исполни то, что ты обещал Мне, наяву».

Икона Божией Матери «Троеручица». Храм Рождества Пресвятой Богородицы. Святогорская Лавра

Когда он проснулся, то к величайшей своей радости увидел, что, действительно, рука его ожила, уже двигается, и только небольшой красный шрам остался на том месте, где было место отсечения. Повязку, которой была привязана его отрубленная рука, он уже до конца своей жизни носил на своей главе в память об этом чудесном исцелении, а звуки радости, которые раздавались из его дома, в скором времени привлекли всех окружающих и соседей.

Сам халиф узнал об этом чуде и, призвавши его, внимательно рассматривал его руку, а потом просил у него прощения, обещая до самой смерти во всём своём царстве слушать его и не преступать его повелений и прося прощения у этого доброго и благоразумного человека. Но преподобный Иоанн Дамаскин уже не захотел остаться в миру. Но сам, по примеру своего духовного наставника, преподобного Косьмы, пожелал уйти в обитель святого Саввы Освященного.

Пришедши туда, там он поселился в его келии. Получивши наставление от одного богомудрого старца, стал прилежать в подвиге послушания и смирения. Одним из условий, которое поставил ему старец, наставляя его в духовной жизни, было то, что он запретил ему что-либо писать ― или письма, или послания, желая, чтобы преподобный Иоанн Дамаскин в своём сердце возгрелся величайшей любовью к своему Творцу и Создателю. И действительно, он долгое время исполнял это послушание старца, но потом, тронутый просьбой одного брата, написал надгробные песнопения, которые и сейчас мы употребляем в чине погребения православных христиан.

Услышавши, что ученик нарушил его повеление, старец выгнал его из кельи и долгое время не хотел его даже пускать в неё. Тогда преподобный просил других отцов Лавры, чтобы они ходатайствовали за него и просили, чтобы старец простил ему его нарушение благословения. Старец дал ему такую епитимью, чтобы он очистил все нечистые места, которые находились тогда в Лавре Саввы Освященного. Отцы не могли передать Иоанну Дамаскину эту просьбу и благословение его старца, потому что весь восток уважал его как величайшего учёного и богослова и никто бы не осмелился сказать ему. Но Иоанн Дамаскин сам, тщательно расспрашивая, узнал о том, каково было благословение, и с радостью начал исполнять это послушание. Тогда старец его, вышедши из кельи, обнял, облобызал его и сказал: «Какого страдальца ради Христа сделал я».

Через некоторое время старцу явилась Божия Матерь и повелела, чтобы он уже больше не запрещал преподобному Иоанну писать церковные песнопения, говоря, что он наполнит всю вселенную своими божественными песнями. После этого явления Царицы Небесной его духовный наставник благословил, чтобы Иоанн Дамаскин начал составлять церковные песнопения.

И теперь мы имеем и каноны на Святую Пасху, на двунадесятые праздники, на воскресные церковные дни, составленные этим величайшим божественным учителем. Ни до него, ни после него Святая Церковь не имела такого песнописца, божественные песнопения которого изливались из самой глубины его сердца, были воодушевлены самой высочайшей небесной радостью. Поэтому, когда мы слушаем песнопения пасхальные или других праздников, то должны стараться внимательно приникать к тем торжественным струям, которые истекли из сердца преподобного Иоанна Дамаскина. Хотя они требуют некоторого напряжения умственного и душевного развития, но когда человек со вниманием слушает то, что поведал преподобный Иоанн Дамаскин о тех величайших духовных тайнах, которых он сподобился, то сердце любого человека начинает возгораться и трепетать от радости и от той духовной небесной сладости, которая содержится в песнопениях этого великого святого песнописца Святой Православной Церкви.

И мы, братья и сестры, будем стараться в нашей жизни с молитвой обращаться к этому великому учителю церковному, к этому неложному молитвеннику перед Царицей Небесной, который сумел её умолить об исцелении своей отрубленной руки. И в память об этом привесил серебряную подвеску к Её чудотворной иконе, так что и сама икона получила название «Троеручница». То есть третья рука ― это серебряная подвеска в память об исцелении, совершённом над преподобным Иоанном Дамаскиным, чтобы он своей всесильной молитвой умолил Царицу Небесную даровать и нам любовь к Её Сыну, исполнение заповеди Божией, истинное и неленостное покаяние и достижение Царства Небесного. Аминь.

Page 4

В этот день Святая Церковь особо прославляет чудотворный образ Царицы Небесной, именуемый «Троеручица». Икона эта связана с именем преподобного Иоанна Дамаскина, которому после горячей молитвы у Её святой иконы Божия Матерь вернула отсечённую руку.

Проповедь архимандрита Исихия (Клыпы), произнесённая на праздник иконы Богородицы «Троеручица», 25 июля 2016 года

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Чествуемая сегодня икона Пресвятой Богородицы, именуемая «Троеручицей», связана с именем преподобного Иоанна Дамаскина. В детстве он получил прекрасное образование, преподанное ему и его приёмному брату, отроку Косьме (в будущем — епископу Маиумскому), учёным монахом из Калабрии, выкупленным отцом Иоанна, Сергием Мансуром на невольничьем рынке Дамаска.

Мудрого учителя звали также Косьмой. В своё время он в совершенстве изучил все богословские науки и греков, и римлян, и пламенно желал ту мудрость, которую приобрёл сам великими трудами, преподать кому-либо из учеников. Но видя себя в плену сарацинском, он уже не думал, что может кому-либо помочь и научить этой божественной премудрости. И был крайне обрадован, когда был выкуплен Сергием Мансуром и в свои ученики получил двух его детей ― преподобного Иоанна, его ребёнка по естеству, и преподобного Косьму, которого Сергей усыновил и сделал своим вторым сыном. Эти два ученика преподобного Косьмы столь усовершенствовались в тех науках, которые он им преподавал, что через некоторое время он сказал их отцу Сергию, что уже нечему их учить. А он, Косьма, научивши их божественной небесной премудрости и земной, которую он в течение многих лет изучал, теперь хочет сам научиться духовной премудрости у иноков обители святого Саввы.

Через некоторое время он оставил их и ушёл в обитель Саввы Освященного, а своих учеников препоручил премудрости Божией, чтобы Сам Господь уже вдохновлял и вразумлял их. Преподобный Иоанн Дамаскин, получивши такое воспитание и видя многих еретиков, в то время возмущавших мир Церкви Христовой, начал писать свои богомудрые творения, обличая и ересь несториан, и ересь монофизитов, монофелитов и остатки павликианской ереси.

В то время греческий царь Лев Исавр воздвиг гонения на святые иконы. Это произошло по той причине, что ещё когда он был юным воином, то однажды, шедши в некой местности, он встретил двух еврейских чародеев или колдунов, которые предсказали ему, что он через некоторое время будет греческим императором. И сказали ему, что когда наше пророчество исполнится, тогда мы придём к тебе и попросим тебя исполнить и нашу просьбу. И действительно, через некоторое время он, продвигаясь по военной службе, занял пост греческого императора. И тогда, явившись к нему, эти два иудейских колдуна напомнили ему о том давнем пророчестве, которое они ему сказали. За это они потребовали у него не золото или какие-либо почести, а потребовали, чтобы он выбросил из святых церквей иконы, называя их идолами.

Так, братья и сестры, происходит и в нашей жизни, когда какие-либо нечестивые колдуны пытаются предсказывать будущее. Бесы, они не знают точно будущего. Но если какой-либо человек готовит, например, ограбление дома, то он может сказать другому: «Назавтра этот дом будет ограблен». Потом он приходит ночью, ограбляет этот дом. И действительно, наутро это происходит. Но это может и не случиться. Он, например, планирует ограбить какой-то дом, но потом заболевает или умирает, или какие-либо другие препятствия не позволяют ему сделать это преступление. Таким образом, и бесы могут предсказывать будущее. Когда они готовят какое-либо преступление, как в случае с этим нечестивым царём Львом Исавром, они заранее, видя, что он честолюбив, склонен к разным преступлениям (потому что и трон греческого царства он захватил с помощью дворцового переворота), видя, что этот человек способен к таким действиям, и предсказали с помощью своих слуг колдунов о том, что он в скором времени займёт трон греческого императора.

И действительно, после того, как эти колдуны напугали его ещё тем, что если он не будет бороться с иконами, то через некоторое время потеряет греческое царство, он начал ревностно гнать иконы, называя их «идолами», и всех иконопочитателей предавая смерти и ссылкам. В это время Иоанн Дамаскин находился на территории, которая не относилась к Греческому царству, а к сарацинскому. Видя те многие гонения, которые происходили в Царьграде и в окрестностях на святые иконы, начал писать послания и передавать тем известным ему верующим в Царьграде, которые, читая его догматические послания о почитании святых икон, и сами укреплялись этими посланиями и, передавая друг другу, укрепляли всех православных в стоянии за веру.

Царь Лев, через некоторое время узнавши об этом, попросил, чтобы его единомышленники льстивым образом выпросили у православных какое-либо подлинное письмо Иоанна Дамаскина, и те через некоторое время действительно принесли ему это письмо. Искусные писцы написали послание, в котором говорилось о том, что Иоанн Дамаскин обращался к нему, царю Льву, с вероломным предложением: «Я Царь, давно зная о вашей греческой державе, желал бы, чтобы ты взял мой родной город Дамаск. В нём слабая стража и, кроме того, если ты неожиданно подойдёшь со своим войском к его стенам, я сам постараюсь помочь тебе, потому что и весь город, и все начальство в нём передано мне». Это послание царь Лев отослал управителю Дамаска, говоря, что «хорошо сохранять мир друг с другом. Но один христианин, находящийся под твоей властью, постоянно побуждает меня, чтобы я неожиданно напал на город Дамаск и захватил его и обещает мне свою помощь. Поэтому я в знак дружбы посылаю тебе его письмо, а с ним ты сделай сам, что захочешь».

Дамасский правитель, халиф, видя это, тотчас призвал Иоанна Дамаскина и, показавши ему письмо, начал спрашивать, писал ли он его. На что Иоанн Дамаскин, рассмотревши его, сказал, что «буквы этого письма немного похожи на мои буквы, но легко доказать, что я это не писал». Но после этих слов халиф уже не слушал оправданий Иоанна Дамаскина, а повелел тут же отрубить ему правую руку, которая якобы писала это послание. Рука была отрублена, а преподобный, изнемогший от боли и потери крови, был отведён в своё жилище.

Через некоторое время, ближе к вечеру, когда он уже узнал, что гнев халифа утих, он попросил его, чтобы ему была отдана его рука, которая была повешена на городской площади. «Болезнь моя усиливается, ― говорил преподобный, ― когда я знаю, что рука моя висит на площади, поэтому верни мне её, чтобы я мог похоронить её и получить хотя бы некоторое облегчение в своей болезни».

Когда рука была ему возвращена, то он полотенцем привязал её к отрубленному суставу, а сам обратился с горячей и тёплой молитвой к Царице Небесной, обещая Ей, что если Она дарует ему исцеление, то он этой рукой будет всю свою жизнь писать и прославлять и Её, и Господа, и святых в церковных песнопениях и догматических посланиях. Столь велика была его любовь и упование на Царицу Небесную, что даже в такой, казалось бы, неисцелимой никакими человеческими силами болезнями, он, тем не менее, воодушевлённый величайшей верой в Божию Матерь, попросил Её об исцелении уже отрубленной и мёртвой своей руки. И когда он, задремавши, уснул, то Божия Матерь, явившись ему во сне, сказала, что «вот, твоя рука уже здорова, итак, исполни то, что ты обещал Мне, наяву».

Икона Божией Матери «Троеручица». Храм Рождества Пресвятой Богородицы. Святогорская Лавра

Когда он проснулся, то к величайшей своей радости увидел, что, действительно, рука его ожила, уже двигается, и только небольшой красный шрам остался на том месте, где было место отсечения. Повязку, которой была привязана его отрубленная рука, он уже до конца своей жизни носил на своей главе в память об этом чудесном исцелении, а звуки радости, которые раздавались из его дома, в скором времени привлекли всех окружающих и соседей.

Сам халиф узнал об этом чуде и, призвавши его, внимательно рассматривал его руку, а потом просил у него прощения, обещая до самой смерти во всём своём царстве слушать его и не преступать его повелений и прося прощения у этого доброго и благоразумного человека. Но преподобный Иоанн Дамаскин уже не захотел остаться в миру. Но сам, по примеру своего духовного наставника, преподобного Косьмы, пожелал уйти в обитель святого Саввы Освященного.

Пришедши туда, там он поселился в его келии. Получивши наставление от одного богомудрого старца, стал прилежать в подвиге послушания и смирения. Одним из условий, которое поставил ему старец, наставляя его в духовной жизни, было то, что он запретил ему что-либо писать ― или письма, или послания, желая, чтобы преподобный Иоанн Дамаскин в своём сердце возгрелся величайшей любовью к своему Творцу и Создателю. И действительно, он долгое время исполнял это послушание старца, но потом, тронутый просьбой одного брата, написал надгробные песнопения, которые и сейчас мы употребляем в чине погребения православных христиан.

Услышавши, что ученик нарушил его повеление, старец выгнал его из кельи и долгое время не хотел его даже пускать в неё. Тогда преподобный просил других отцов Лавры, чтобы они ходатайствовали за него и просили, чтобы старец простил ему его нарушение благословения. Старец дал ему такую епитимью, чтобы он очистил все нечистые места, которые находились тогда в Лавре Саввы Освященного. Отцы не могли передать Иоанну Дамаскину эту просьбу и благословение его старца, потому что весь восток уважал его как величайшего учёного и богослова и никто бы не осмелился сказать ему. Но Иоанн Дамаскин сам, тщательно расспрашивая, узнал о том, каково было благословение, и с радостью начал исполнять это послушание. Тогда старец его, вышедши из кельи, обнял, облобызал его и сказал: «Какого страдальца ради Христа сделал я».

Через некоторое время старцу явилась Божия Матерь и повелела, чтобы он уже больше не запрещал преподобному Иоанну писать церковные песнопения, говоря, что он наполнит всю вселенную своими божественными песнями. После этого явления Царицы Небесной его духовный наставник благословил, чтобы Иоанн Дамаскин начал составлять церковные песнопения.

И теперь мы имеем и каноны на Святую Пасху, на двунадесятые праздники, на воскресные церковные дни, составленные этим величайшим божественным учителем. Ни до него, ни после него Святая Церковь не имела такого песнописца, божественные песнопения которого изливались из самой глубины его сердца, были воодушевлены самой высочайшей небесной радостью. Поэтому, когда мы слушаем песнопения пасхальные или других праздников, то должны стараться внимательно приникать к тем торжественным струям, которые истекли из сердца преподобного Иоанна Дамаскина. Хотя они требуют некоторого напряжения умственного и душевного развития, но когда человек со вниманием слушает то, что поведал преподобный Иоанн Дамаскин о тех величайших духовных тайнах, которых он сподобился, то сердце любого человека начинает возгораться и трепетать от радости и от той духовной небесной сладости, которая содержится в песнопениях этого великого святого песнописца Святой Православной Церкви.

И мы, братья и сестры, будем стараться в нашей жизни с молитвой обращаться к этому великому учителю церковному, к этому неложному молитвеннику перед Царицей Небесной, который сумел её умолить об исцелении своей отрубленной руки. И в память об этом привесил серебряную подвеску к Её чудотворной иконе, так что и сама икона получила название «Троеручница». То есть третья рука ― это серебряная подвеска в память об исцелении, совершённом над преподобным Иоанном Дамаскиным, чтобы он своей всесильной молитвой умолил Царицу Небесную даровать и нам любовь к Её Сыну, исполнение заповеди Божией, истинное и неленостное покаяние и достижение Царства Небесного. Аминь.

Page 5

В этот день Святая Церковь особо прославляет чудотворный образ Царицы Небесной, именуемый «Троеручица». Икона эта связана с именем преподобного Иоанна Дамаскина, которому после горячей молитвы у Её святой иконы Божия Матерь вернула отсечённую руку.

Проповедь архимандрита Исихия (Клыпы), произнесённая на праздник иконы Богородицы «Троеручица», 25 июля 2016 года

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Чествуемая сегодня икона Пресвятой Богородицы, именуемая «Троеручицей», связана с именем преподобного Иоанна Дамаскина. В детстве он получил прекрасное образование, преподанное ему и его приёмному брату, отроку Косьме (в будущем — епископу Маиумскому), учёным монахом из Калабрии, выкупленным отцом Иоанна, Сергием Мансуром на невольничьем рынке Дамаска.

Мудрого учителя звали также Косьмой. В своё время он в совершенстве изучил все богословские науки и греков, и римлян, и пламенно желал ту мудрость, которую приобрёл сам великими трудами, преподать кому-либо из учеников. Но видя себя в плену сарацинском, он уже не думал, что может кому-либо помочь и научить этой божественной премудрости. И был крайне обрадован, когда был выкуплен Сергием Мансуром и в свои ученики получил двух его детей ― преподобного Иоанна, его ребёнка по естеству, и преподобного Косьму, которого Сергей усыновил и сделал своим вторым сыном. Эти два ученика преподобного Косьмы столь усовершенствовались в тех науках, которые он им преподавал, что через некоторое время он сказал их отцу Сергию, что уже нечему их учить. А он, Косьма, научивши их божественной небесной премудрости и земной, которую он в течение многих лет изучал, теперь хочет сам научиться духовной премудрости у иноков обители святого Саввы.

Через некоторое время он оставил их и ушёл в обитель Саввы Освященного, а своих учеников препоручил премудрости Божией, чтобы Сам Господь уже вдохновлял и вразумлял их. Преподобный Иоанн Дамаскин, получивши такое воспитание и видя многих еретиков, в то время возмущавших мир Церкви Христовой, начал писать свои богомудрые творения, обличая и ересь несториан, и ересь монофизитов, монофелитов и остатки павликианской ереси.

В то время греческий царь Лев Исавр воздвиг гонения на святые иконы. Это произошло по той причине, что ещё когда он был юным воином, то однажды, шедши в некой местности, он встретил двух еврейских чародеев или колдунов, которые предсказали ему, что он через некоторое время будет греческим императором. И сказали ему, что когда наше пророчество исполнится, тогда мы придём к тебе и попросим тебя исполнить и нашу просьбу. И действительно, через некоторое время он, продвигаясь по военной службе, занял пост греческого императора. И тогда, явившись к нему, эти два иудейских колдуна напомнили ему о том давнем пророчестве, которое они ему сказали. За это они потребовали у него не золото или какие-либо почести, а потребовали, чтобы он выбросил из святых церквей иконы, называя их идолами.

Так, братья и сестры, происходит и в нашей жизни, когда какие-либо нечестивые колдуны пытаются предсказывать будущее. Бесы, они не знают точно будущего. Но если какой-либо человек готовит, например, ограбление дома, то он может сказать другому: «Назавтра этот дом будет ограблен». Потом он приходит ночью, ограбляет этот дом. И действительно, наутро это происходит. Но это может и не случиться. Он, например, планирует ограбить какой-то дом, но потом заболевает или умирает, или какие-либо другие препятствия не позволяют ему сделать это преступление. Таким образом, и бесы могут предсказывать будущее. Когда они готовят какое-либо преступление, как в случае с этим нечестивым царём Львом Исавром, они заранее, видя, что он честолюбив, склонен к разным преступлениям (потому что и трон греческого царства он захватил с помощью дворцового переворота), видя, что этот человек способен к таким действиям, и предсказали с помощью своих слуг колдунов о том, что он в скором времени займёт трон греческого императора.

И действительно, после того, как эти колдуны напугали его ещё тем, что если он не будет бороться с иконами, то через некоторое время потеряет греческое царство, он начал ревностно гнать иконы, называя их «идолами», и всех иконопочитателей предавая смерти и ссылкам. В это время Иоанн Дамаскин находился на территории, которая не относилась к Греческому царству, а к сарацинскому. Видя те многие гонения, которые происходили в Царьграде и в окрестностях на святые иконы, начал писать послания и передавать тем известным ему верующим в Царьграде, которые, читая его догматические послания о почитании святых икон, и сами укреплялись этими посланиями и, передавая друг другу, укрепляли всех православных в стоянии за веру.

Царь Лев, через некоторое время узнавши об этом, попросил, чтобы его единомышленники льстивым образом выпросили у православных какое-либо подлинное письмо Иоанна Дамаскина, и те через некоторое время действительно принесли ему это письмо. Искусные писцы написали послание, в котором говорилось о том, что Иоанн Дамаскин обращался к нему, царю Льву, с вероломным предложением: «Я Царь, давно зная о вашей греческой державе, желал бы, чтобы ты взял мой родной город Дамаск. В нём слабая стража и, кроме того, если ты неожиданно подойдёшь со своим войском к его стенам, я сам постараюсь помочь тебе, потому что и весь город, и все начальство в нём передано мне». Это послание царь Лев отослал управителю Дамаска, говоря, что «хорошо сохранять мир друг с другом. Но один христианин, находящийся под твоей властью, постоянно побуждает меня, чтобы я неожиданно напал на город Дамаск и захватил его и обещает мне свою помощь. Поэтому я в знак дружбы посылаю тебе его письмо, а с ним ты сделай сам, что захочешь».

Дамасский правитель, халиф, видя это, тотчас призвал Иоанна Дамаскина и, показавши ему письмо, начал спрашивать, писал ли он его. На что Иоанн Дамаскин, рассмотревши его, сказал, что «буквы этого письма немного похожи на мои буквы, но легко доказать, что я это не писал». Но после этих слов халиф уже не слушал оправданий Иоанна Дамаскина, а повелел тут же отрубить ему правую руку, которая якобы писала это послание. Рука была отрублена, а преподобный, изнемогший от боли и потери крови, был отведён в своё жилище.

Через некоторое время, ближе к вечеру, когда он уже узнал, что гнев халифа утих, он попросил его, чтобы ему была отдана его рука, которая была повешена на городской площади. «Болезнь моя усиливается, ― говорил преподобный, ― когда я знаю, что рука моя висит на площади, поэтому верни мне её, чтобы я мог похоронить её и получить хотя бы некоторое облегчение в своей болезни».

Когда рука была ему возвращена, то он полотенцем привязал её к отрубленному суставу, а сам обратился с горячей и тёплой молитвой к Царице Небесной, обещая Ей, что если Она дарует ему исцеление, то он этой рукой будет всю свою жизнь писать и прославлять и Её, и Господа, и святых в церковных песнопениях и догматических посланиях. Столь велика была его любовь и упование на Царицу Небесную, что даже в такой, казалось бы, неисцелимой никакими человеческими силами болезнями, он, тем не менее, воодушевлённый величайшей верой в Божию Матерь, попросил Её об исцелении уже отрубленной и мёртвой своей руки. И когда он, задремавши, уснул, то Божия Матерь, явившись ему во сне, сказала, что «вот, твоя рука уже здорова, итак, исполни то, что ты обещал Мне, наяву».

Икона Божией Матери «Троеручица». Храм Рождества Пресвятой Богородицы. Святогорская Лавра

Когда он проснулся, то к величайшей своей радости увидел, что, действительно, рука его ожила, уже двигается, и только небольшой красный шрам остался на том месте, где было место отсечения. Повязку, которой была привязана его отрубленная рука, он уже до конца своей жизни носил на своей главе в память об этом чудесном исцелении, а звуки радости, которые раздавались из его дома, в скором времени привлекли всех окружающих и соседей.

Сам халиф узнал об этом чуде и, призвавши его, внимательно рассматривал его руку, а потом просил у него прощения, обещая до самой смерти во всём своём царстве слушать его и не преступать его повелений и прося прощения у этого доброго и благоразумного человека. Но преподобный Иоанн Дамаскин уже не захотел остаться в миру. Но сам, по примеру своего духовного наставника, преподобного Косьмы, пожелал уйти в обитель святого Саввы Освященного.

Пришедши туда, там он поселился в его келии. Получивши наставление от одного богомудрого старца, стал прилежать в подвиге послушания и смирения. Одним из условий, которое поставил ему старец, наставляя его в духовной жизни, было то, что он запретил ему что-либо писать ― или письма, или послания, желая, чтобы преподобный Иоанн Дамаскин в своём сердце возгрелся величайшей любовью к своему Творцу и Создателю. И действительно, он долгое время исполнял это послушание старца, но потом, тронутый просьбой одного брата, написал надгробные песнопения, которые и сейчас мы употребляем в чине погребения православных христиан.

Услышавши, что ученик нарушил его повеление, старец выгнал его из кельи и долгое время не хотел его даже пускать в неё. Тогда преподобный просил других отцов Лавры, чтобы они ходатайствовали за него и просили, чтобы старец простил ему его нарушение благословения. Старец дал ему такую епитимью, чтобы он очистил все нечистые места, которые находились тогда в Лавре Саввы Освященного. Отцы не могли передать Иоанну Дамаскину эту просьбу и благословение его старца, потому что весь восток уважал его как величайшего учёного и богослова и никто бы не осмелился сказать ему. Но Иоанн Дамаскин сам, тщательно расспрашивая, узнал о том, каково было благословение, и с радостью начал исполнять это послушание. Тогда старец его, вышедши из кельи, обнял, облобызал его и сказал: «Какого страдальца ради Христа сделал я».

Через некоторое время старцу явилась Божия Матерь и повелела, чтобы он уже больше не запрещал преподобному Иоанну писать церковные песнопения, говоря, что он наполнит всю вселенную своими божественными песнями. После этого явления Царицы Небесной его духовный наставник благословил, чтобы Иоанн Дамаскин начал составлять церковные песнопения.

И теперь мы имеем и каноны на Святую Пасху, на двунадесятые праздники, на воскресные церковные дни, составленные этим величайшим божественным учителем. Ни до него, ни после него Святая Церковь не имела такого песнописца, божественные песнопения которого изливались из самой глубины его сердца, были воодушевлены самой высочайшей небесной радостью. Поэтому, когда мы слушаем песнопения пасхальные или других праздников, то должны стараться внимательно приникать к тем торжественным струям, которые истекли из сердца преподобного Иоанна Дамаскина. Хотя они требуют некоторого напряжения умственного и душевного развития, но когда человек со вниманием слушает то, что поведал преподобный Иоанн Дамаскин о тех величайших духовных тайнах, которых он сподобился, то сердце любого человека начинает возгораться и трепетать от радости и от той духовной небесной сладости, которая содержится в песнопениях этого великого святого песнописца Святой Православной Церкви.

И мы, братья и сестры, будем стараться в нашей жизни с молитвой обращаться к этому великому учителю церковному, к этому неложному молитвеннику перед Царицей Небесной, который сумел её умолить об исцелении своей отрубленной руки. И в память об этом привесил серебряную подвеску к Её чудотворной иконе, так что и сама икона получила название «Троеручница». То есть третья рука ― это серебряная подвеска в память об исцелении, совершённом над преподобным Иоанном Дамаскиным, чтобы он своей всесильной молитвой умолил Царицу Небесную даровать и нам любовь к Её Сыну, исполнение заповеди Божией, истинное и неленостное покаяние и достижение Царства Небесного. Аминь.

Page 6

В этот день Святая Церковь особо прославляет чудотворный образ Царицы Небесной, именуемый «Троеручица». Икона эта связана с именем преподобного Иоанна Дамаскина, которому после горячей молитвы у Её святой иконы Божия Матерь вернула отсечённую руку.

Проповедь архимандрита Исихия (Клыпы), произнесённая на праздник иконы Богородицы «Троеручица», 25 июля 2016 года

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Чествуемая сегодня икона Пресвятой Богородицы, именуемая «Троеручицей», связана с именем преподобного Иоанна Дамаскина. В детстве он получил прекрасное образование, преподанное ему и его приёмному брату, отроку Косьме (в будущем — епископу Маиумскому), учёным монахом из Калабрии, выкупленным отцом Иоанна, Сергием Мансуром на невольничьем рынке Дамаска.

Мудрого учителя звали также Косьмой. В своё время он в совершенстве изучил все богословские науки и греков, и римлян, и пламенно желал ту мудрость, которую приобрёл сам великими трудами, преподать кому-либо из учеников. Но видя себя в плену сарацинском, он уже не думал, что может кому-либо помочь и научить этой божественной премудрости. И был крайне обрадован, когда был выкуплен Сергием Мансуром и в свои ученики получил двух его детей ― преподобного Иоанна, его ребёнка по естеству, и преподобного Косьму, которого Сергей усыновил и сделал своим вторым сыном. Эти два ученика преподобного Косьмы столь усовершенствовались в тех науках, которые он им преподавал, что через некоторое время он сказал их отцу Сергию, что уже нечему их учить. А он, Косьма, научивши их божественной небесной премудрости и земной, которую он в течение многих лет изучал, теперь хочет сам научиться духовной премудрости у иноков обители святого Саввы.

Через некоторое время он оставил их и ушёл в обитель Саввы Освященного, а своих учеников препоручил премудрости Божией, чтобы Сам Господь уже вдохновлял и вразумлял их. Преподобный Иоанн Дамаскин, получивши такое воспитание и видя многих еретиков, в то время возмущавших мир Церкви Христовой, начал писать свои богомудрые творения, обличая и ересь несториан, и ересь монофизитов, монофелитов и остатки павликианской ереси.

В то время греческий царь Лев Исавр воздвиг гонения на святые иконы. Это произошло по той причине, что ещё когда он был юным воином, то однажды, шедши в некой местности, он встретил двух еврейских чародеев или колдунов, которые предсказали ему, что он через некоторое время будет греческим императором. И сказали ему, что когда наше пророчество исполнится, тогда мы придём к тебе и попросим тебя исполнить и нашу просьбу. И действительно, через некоторое время он, продвигаясь по военной службе, занял пост греческого императора. И тогда, явившись к нему, эти два иудейских колдуна напомнили ему о том давнем пророчестве, которое они ему сказали. За это они потребовали у него не золото или какие-либо почести, а потребовали, чтобы он выбросил из святых церквей иконы, называя их идолами.

Так, братья и сестры, происходит и в нашей жизни, когда какие-либо нечестивые колдуны пытаются предсказывать будущее. Бесы, они не знают точно будущего. Но если какой-либо человек готовит, например, ограбление дома, то он может сказать другому: «Назавтра этот дом будет ограблен». Потом он приходит ночью, ограбляет этот дом. И действительно, наутро это происходит. Но это может и не случиться. Он, например, планирует ограбить какой-то дом, но потом заболевает или умирает, или какие-либо другие препятствия не позволяют ему сделать это преступление. Таким образом, и бесы могут предсказывать будущее. Когда они готовят какое-либо преступление, как в случае с этим нечестивым царём Львом Исавром, они заранее, видя, что он честолюбив, склонен к разным преступлениям (потому что и трон греческого царства он захватил с помощью дворцового переворота), видя, что этот человек способен к таким действиям, и предсказали с помощью своих слуг колдунов о том, что он в скором времени займёт трон греческого императора.

И действительно, после того, как эти колдуны напугали его ещё тем, что если он не будет бороться с иконами, то через некоторое время потеряет греческое царство, он начал ревностно гнать иконы, называя их «идолами», и всех иконопочитателей предавая смерти и ссылкам. В это время Иоанн Дамаскин находился на территории, которая не относилась к Греческому царству, а к сарацинскому. Видя те многие гонения, которые происходили в Царьграде и в окрестностях на святые иконы, начал писать послания и передавать тем известным ему верующим в Царьграде, которые, читая его догматические послания о почитании святых икон, и сами укреплялись этими посланиями и, передавая друг другу, укрепляли всех православных в стоянии за веру.

Царь Лев, через некоторое время узнавши об этом, попросил, чтобы его единомышленники льстивым образом выпросили у православных какое-либо подлинное письмо Иоанна Дамаскина, и те через некоторое время действительно принесли ему это письмо. Искусные писцы написали послание, в котором говорилось о том, что Иоанн Дамаскин обращался к нему, царю Льву, с вероломным предложением: «Я Царь, давно зная о вашей греческой державе, желал бы, чтобы ты взял мой родной город Дамаск. В нём слабая стража и, кроме того, если ты неожиданно подойдёшь со своим войском к его стенам, я сам постараюсь помочь тебе, потому что и весь город, и все начальство в нём передано мне». Это послание царь Лев отослал управителю Дамаска, говоря, что «хорошо сохранять мир друг с другом. Но один христианин, находящийся под твоей властью, постоянно побуждает меня, чтобы я неожиданно напал на город Дамаск и захватил его и обещает мне свою помощь. Поэтому я в знак дружбы посылаю тебе его письмо, а с ним ты сделай сам, что захочешь».

Дамасский правитель, халиф, видя это, тотчас призвал Иоанна Дамаскина и, показавши ему письмо, начал спрашивать, писал ли он его. На что Иоанн Дамаскин, рассмотревши его, сказал, что «буквы этого письма немного похожи на мои буквы, но легко доказать, что я это не писал». Но после этих слов халиф уже не слушал оправданий Иоанна Дамаскина, а повелел тут же отрубить ему правую руку, которая якобы писала это послание. Рука была отрублена, а преподобный, изнемогший от боли и потери крови, был отведён в своё жилище.

Через некоторое время, ближе к вечеру, когда он уже узнал, что гнев халифа утих, он попросил его, чтобы ему была отдана его рука, которая была повешена на городской площади. «Болезнь моя усиливается, ― говорил преподобный, ― когда я знаю, что рука моя висит на площади, поэтому верни мне её, чтобы я мог похоронить её и получить хотя бы некоторое облегчение в своей болезни».

Когда рука была ему возвращена, то он полотенцем привязал её к отрубленному суставу, а сам обратился с горячей и тёплой молитвой к Царице Небесной, обещая Ей, что если Она дарует ему исцеление, то он этой рукой будет всю свою жизнь писать и прославлять и Её, и Господа, и святых в церковных песнопениях и догматических посланиях. Столь велика была его любовь и упование на Царицу Небесную, что даже в такой, казалось бы, неисцелимой никакими человеческими силами болезнями, он, тем не менее, воодушевлённый величайшей верой в Божию Матерь, попросил Её об исцелении уже отрубленной и мёртвой своей руки. И когда он, задремавши, уснул, то Божия Матерь, явившись ему во сне, сказала, что «вот, твоя рука уже здорова, итак, исполни то, что ты обещал Мне, наяву».

Икона Божией Матери «Троеручица». Храм Рождества Пресвятой Богородицы. Святогорская Лавра

Когда он проснулся, то к величайшей своей радости увидел, что, действительно, рука его ожила, уже двигается, и только небольшой красный шрам остался на том месте, где было место отсечения. Повязку, которой была привязана его отрубленная рука, он уже до конца своей жизни носил на своей главе в память об этом чудесном исцелении, а звуки радости, которые раздавались из его дома, в скором времени привлекли всех окружающих и соседей.

Сам халиф узнал об этом чуде и, призвавши его, внимательно рассматривал его руку, а потом просил у него прощения, обещая до самой смерти во всём своём царстве слушать его и не преступать его повелений и прося прощения у этого доброго и благоразумного человека. Но преподобный Иоанн Дамаскин уже не захотел остаться в миру. Но сам, по примеру своего духовного наставника, преподобного Косьмы, пожелал уйти в обитель святого Саввы Освященного.

Пришедши туда, там он поселился в его келии. Получивши наставление от одного богомудрого старца, стал прилежать в подвиге послушания и смирения. Одним из условий, которое поставил ему старец, наставляя его в духовной жизни, было то, что он запретил ему что-либо писать ― или письма, или послания, желая, чтобы преподобный Иоанн Дамаскин в своём сердце возгрелся величайшей любовью к своему Творцу и Создателю. И действительно, он долгое время исполнял это послушание старца, но потом, тронутый просьбой одного брата, написал надгробные песнопения, которые и сейчас мы употребляем в чине погребения православных христиан.

Услышавши, что ученик нарушил его повеление, старец выгнал его из кельи и долгое время не хотел его даже пускать в неё. Тогда преподобный просил других отцов Лавры, чтобы они ходатайствовали за него и просили, чтобы старец простил ему его нарушение благословения. Старец дал ему такую епитимью, чтобы он очистил все нечистые места, которые находились тогда в Лавре Саввы Освященного. Отцы не могли передать Иоанну Дамаскину эту просьбу и благословение его старца, потому что весь восток уважал его как величайшего учёного и богослова и никто бы не осмелился сказать ему. Но Иоанн Дамаскин сам, тщательно расспрашивая, узнал о том, каково было благословение, и с радостью начал исполнять это послушание. Тогда старец его, вышедши из кельи, обнял, облобызал его и сказал: «Какого страдальца ради Христа сделал я».

Через некоторое время старцу явилась Божия Матерь и повелела, чтобы он уже больше не запрещал преподобному Иоанну писать церковные песнопения, говоря, что он наполнит всю вселенную своими божественными песнями. После этого явления Царицы Небесной его духовный наставник благословил, чтобы Иоанн Дамаскин начал составлять церковные песнопения.

И теперь мы имеем и каноны на Святую Пасху, на двунадесятые праздники, на воскресные церковные дни, составленные этим величайшим божественным учителем. Ни до него, ни после него Святая Церковь не имела такого песнописца, божественные песнопения которого изливались из самой глубины его сердца, были воодушевлены самой высочайшей небесной радостью. Поэтому, когда мы слушаем песнопения пасхальные или других праздников, то должны стараться внимательно приникать к тем торжественным струям, которые истекли из сердца преподобного Иоанна Дамаскина. Хотя они требуют некоторого напряжения умственного и душевного развития, но когда человек со вниманием слушает то, что поведал преподобный Иоанн Дамаскин о тех величайших духовных тайнах, которых он сподобился, то сердце любого человека начинает возгораться и трепетать от радости и от той духовной небесной сладости, которая содержится в песнопениях этого великого святого песнописца Святой Православной Церкви.

И мы, братья и сестры, будем стараться в нашей жизни с молитвой обращаться к этому великому учителю церковному, к этому неложному молитвеннику перед Царицей Небесной, который сумел её умолить об исцелении своей отрубленной руки. И в память об этом привесил серебряную подвеску к Её чудотворной иконе, так что и сама икона получила название «Троеручница». То есть третья рука ― это серебряная подвеска в память об исцелении, совершённом над преподобным Иоанном Дамаскиным, чтобы он своей всесильной молитвой умолил Царицу Небесную даровать и нам любовь к Её Сыну, исполнение заповеди Божией, истинное и неленостное покаяние и достижение Царства Небесного. Аминь.

Page 7

В этот день Святая Церковь особо прославляет чудотворный образ Царицы Небесной, именуемый «Троеручица». Икона эта связана с именем преподобного Иоанна Дамаскина, которому после горячей молитвы у Её святой иконы Божия Матерь вернула отсечённую руку.

Проповедь архимандрита Исихия (Клыпы), произнесённая на праздник иконы Богородицы «Троеручица», 25 июля 2016 года

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Чествуемая сегодня икона Пресвятой Богородицы, именуемая «Троеручицей», связана с именем преподобного Иоанна Дамаскина. В детстве он получил прекрасное образование, преподанное ему и его приёмному брату, отроку Косьме (в будущем — епископу Маиумскому), учёным монахом из Калабрии, выкупленным отцом Иоанна, Сергием Мансуром на невольничьем рынке Дамаска.

Мудрого учителя звали также Косьмой. В своё время он в совершенстве изучил все богословские науки и греков, и римлян, и пламенно желал ту мудрость, которую приобрёл сам великими трудами, преподать кому-либо из учеников. Но видя себя в плену сарацинском, он уже не думал, что может кому-либо помочь и научить этой божественной премудрости. И был крайне обрадован, когда был выкуплен Сергием Мансуром и в свои ученики получил двух его детей ― преподобного Иоанна, его ребёнка по естеству, и преподобного Косьму, которого Сергей усыновил и сделал своим вторым сыном. Эти два ученика преподобного Косьмы столь усовершенствовались в тех науках, которые он им преподавал, что через некоторое время он сказал их отцу Сергию, что уже нечему их учить. А он, Косьма, научивши их божественной небесной премудрости и земной, которую он в течение многих лет изучал, теперь хочет сам научиться духовной премудрости у иноков обители святого Саввы.

Через некоторое время он оставил их и ушёл в обитель Саввы Освященного, а своих учеников препоручил премудрости Божией, чтобы Сам Господь уже вдохновлял и вразумлял их. Преподобный Иоанн Дамаскин, получивши такое воспитание и видя многих еретиков, в то время возмущавших мир Церкви Христовой, начал писать свои богомудрые творения, обличая и ересь несториан, и ересь монофизитов, монофелитов и остатки павликианской ереси.

В то время греческий царь Лев Исавр воздвиг гонения на святые иконы. Это произошло по той причине, что ещё когда он был юным воином, то однажды, шедши в некой местности, он встретил двух еврейских чародеев или колдунов, которые предсказали ему, что он через некоторое время будет греческим императором. И сказали ему, что когда наше пророчество исполнится, тогда мы придём к тебе и попросим тебя исполнить и нашу просьбу. И действительно, через некоторое время он, продвигаясь по военной службе, занял пост греческого императора. И тогда, явившись к нему, эти два иудейских колдуна напомнили ему о том давнем пророчестве, которое они ему сказали. За это они потребовали у него не золото или какие-либо почести, а потребовали, чтобы он выбросил из святых церквей иконы, называя их идолами.

Так, братья и сестры, происходит и в нашей жизни, когда какие-либо нечестивые колдуны пытаются предсказывать будущее. Бесы, они не знают точно будущего. Но если какой-либо человек готовит, например, ограбление дома, то он может сказать другому: «Назавтра этот дом будет ограблен». Потом он приходит ночью, ограбляет этот дом. И действительно, наутро это происходит. Но это может и не случиться. Он, например, планирует ограбить какой-то дом, но потом заболевает или умирает, или какие-либо другие препятствия не позволяют ему сделать это преступление. Таким образом, и бесы могут предсказывать будущее. Когда они готовят какое-либо преступление, как в случае с этим нечестивым царём Львом Исавром, они заранее, видя, что он честолюбив, склонен к разным преступлениям (потому что и трон греческого царства он захватил с помощью дворцового переворота), видя, что этот человек способен к таким действиям, и предсказали с помощью своих слуг колдунов о том, что он в скором времени займёт трон греческого императора.

И действительно, после того, как эти колдуны напугали его ещё тем, что если он не будет бороться с иконами, то через некоторое время потеряет греческое царство, он начал ревностно гнать иконы, называя их «идолами», и всех иконопочитателей предавая смерти и ссылкам. В это время Иоанн Дамаскин находился на территории, которая не относилась к Греческому царству, а к сарацинскому. Видя те многие гонения, которые происходили в Царьграде и в окрестностях на святые иконы, начал писать послания и передавать тем известным ему верующим в Царьграде, которые, читая его догматические послания о почитании святых икон, и сами укреплялись этими посланиями и, передавая друг другу, укрепляли всех православных в стоянии за веру.

Царь Лев, через некоторое время узнавши об этом, попросил, чтобы его единомышленники льстивым образом выпросили у православных какое-либо подлинное письмо Иоанна Дамаскина, и те через некоторое время действительно принесли ему это письмо. Искусные писцы написали послание, в котором говорилось о том, что Иоанн Дамаскин обращался к нему, царю Льву, с вероломным предложением: «Я Царь, давно зная о вашей греческой державе, желал бы, чтобы ты взял мой родной город Дамаск. В нём слабая стража и, кроме того, если ты неожиданно подойдёшь со своим войском к его стенам, я сам постараюсь помочь тебе, потому что и весь город, и все начальство в нём передано мне». Это послание царь Лев отослал управителю Дамаска, говоря, что «хорошо сохранять мир друг с другом. Но один христианин, находящийся под твоей властью, постоянно побуждает меня, чтобы я неожиданно напал на город Дамаск и захватил его и обещает мне свою помощь. Поэтому я в знак дружбы посылаю тебе его письмо, а с ним ты сделай сам, что захочешь».

Дамасский правитель, халиф, видя это, тотчас призвал Иоанна Дамаскина и, показавши ему письмо, начал спрашивать, писал ли он его. На что Иоанн Дамаскин, рассмотревши его, сказал, что «буквы этого письма немного похожи на мои буквы, но легко доказать, что я это не писал». Но после этих слов халиф уже не слушал оправданий Иоанна Дамаскина, а повелел тут же отрубить ему правую руку, которая якобы писала это послание. Рука была отрублена, а преподобный, изнемогший от боли и потери крови, был отведён в своё жилище.

Через некоторое время, ближе к вечеру, когда он уже узнал, что гнев халифа утих, он попросил его, чтобы ему была отдана его рука, которая была повешена на городской площади. «Болезнь моя усиливается, ― говорил преподобный, ― когда я знаю, что рука моя висит на площади, поэтому верни мне её, чтобы я мог похоронить её и получить хотя бы некоторое облегчение в своей болезни».

Когда рука была ему возвращена, то он полотенцем привязал её к отрубленному суставу, а сам обратился с горячей и тёплой молитвой к Царице Небесной, обещая Ей, что если Она дарует ему исцеление, то он этой рукой будет всю свою жизнь писать и прославлять и Её, и Господа, и святых в церковных песнопениях и догматических посланиях. Столь велика была его любовь и упование на Царицу Небесную, что даже в такой, казалось бы, неисцелимой никакими человеческими силами болезнями, он, тем не менее, воодушевлённый величайшей верой в Божию Матерь, попросил Её об исцелении уже отрубленной и мёртвой своей руки. И когда он, задремавши, уснул, то Божия Матерь, явившись ему во сне, сказала, что «вот, твоя рука уже здорова, итак, исполни то, что ты обещал Мне, наяву».

Икона Божией Матери «Троеручица». Храм Рождества Пресвятой Богородицы. Святогорская Лавра

Когда он проснулся, то к величайшей своей радости увидел, что, действительно, рука его ожила, уже двигается, и только небольшой красный шрам остался на том месте, где было место отсечения. Повязку, которой была привязана его отрубленная рука, он уже до конца своей жизни носил на своей главе в память об этом чудесном исцелении, а звуки радости, которые раздавались из его дома, в скором времени привлекли всех окружающих и соседей.

Сам халиф узнал об этом чуде и, призвавши его, внимательно рассматривал его руку, а потом просил у него прощения, обещая до самой смерти во всём своём царстве слушать его и не преступать его повелений и прося прощения у этого доброго и благоразумного человека. Но преподобный Иоанн Дамаскин уже не захотел остаться в миру. Но сам, по примеру своего духовного наставника, преподобного Косьмы, пожелал уйти в обитель святого Саввы Освященного.

Пришедши туда, там он поселился в его келии. Получивши наставление от одного богомудрого старца, стал прилежать в подвиге послушания и смирения. Одним из условий, которое поставил ему старец, наставляя его в духовной жизни, было то, что он запретил ему что-либо писать ― или письма, или послания, желая, чтобы преподобный Иоанн Дамаскин в своём сердце возгрелся величайшей любовью к своему Творцу и Создателю. И действительно, он долгое время исполнял это послушание старца, но потом, тронутый просьбой одного брата, написал надгробные песнопения, которые и сейчас мы употребляем в чине погребения православных христиан.

Услышавши, что ученик нарушил его повеление, старец выгнал его из кельи и долгое время не хотел его даже пускать в неё. Тогда преподобный просил других отцов Лавры, чтобы они ходатайствовали за него и просили, чтобы старец простил ему его нарушение благословения. Старец дал ему такую епитимью, чтобы он очистил все нечистые места, которые находились тогда в Лавре Саввы Освященного. Отцы не могли передать Иоанну Дамаскину эту просьбу и благословение его старца, потому что весь восток уважал его как величайшего учёного и богослова и никто бы не осмелился сказать ему. Но Иоанн Дамаскин сам, тщательно расспрашивая, узнал о том, каково было благословение, и с радостью начал исполнять это послушание. Тогда старец его, вышедши из кельи, обнял, облобызал его и сказал: «Какого страдальца ради Христа сделал я».

Через некоторое время старцу явилась Божия Матерь и повелела, чтобы он уже больше не запрещал преподобному Иоанну писать церковные песнопения, говоря, что он наполнит всю вселенную своими божественными песнями. После этого явления Царицы Небесной его духовный наставник благословил, чтобы Иоанн Дамаскин начал составлять церковные песнопения.

И теперь мы имеем и каноны на Святую Пасху, на двунадесятые праздники, на воскресные церковные дни, составленные этим величайшим божественным учителем. Ни до него, ни после него Святая Церковь не имела такого песнописца, божественные песнопения которого изливались из самой глубины его сердца, были воодушевлены самой высочайшей небесной радостью. Поэтому, когда мы слушаем песнопения пасхальные или других праздников, то должны стараться внимательно приникать к тем торжественным струям, которые истекли из сердца преподобного Иоанна Дамаскина. Хотя они требуют некоторого напряжения умственного и душевного развития, но когда человек со вниманием слушает то, что поведал преподобный Иоанн Дамаскин о тех величайших духовных тайнах, которых он сподобился, то сердце любого человека начинает возгораться и трепетать от радости и от той духовной небесной сладости, которая содержится в песнопениях этого великого святого песнописца Святой Православной Церкви.

И мы, братья и сестры, будем стараться в нашей жизни с молитвой обращаться к этому великому учителю церковному, к этому неложному молитвеннику перед Царицей Небесной, который сумел её умолить об исцелении своей отрубленной руки. И в память об этом привесил серебряную подвеску к Её чудотворной иконе, так что и сама икона получила название «Троеручница». То есть третья рука ― это серебряная подвеска в память об исцелении, совершённом над преподобным Иоанном Дамаскиным, чтобы он своей всесильной молитвой умолил Царицу Небесную даровать и нам любовь к Её Сыну, исполнение заповеди Божией, истинное и неленостное покаяние и достижение Царства Небесного. Аминь.

Page 8

В этот день Святая Церковь особо прославляет чудотворный образ Царицы Небесной, именуемый «Троеручица». Икона эта связана с именем преподобного Иоанна Дамаскина, которому после горячей молитвы у Её святой иконы Божия Матерь вернула отсечённую руку.

Проповедь архимандрита Исихия (Клыпы), произнесённая на праздник иконы Богородицы «Троеручица», 25 июля 2016 года

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Чествуемая сегодня икона Пресвятой Богородицы, именуемая «Троеручицей», связана с именем преподобного Иоанна Дамаскина. В детстве он получил прекрасное образование, преподанное ему и его приёмному брату, отроку Косьме (в будущем — епископу Маиумскому), учёным монахом из Калабрии, выкупленным отцом Иоанна, Сергием Мансуром на невольничьем рынке Дамаска.

Мудрого учителя звали также Косьмой. В своё время он в совершенстве изучил все богословские науки и греков, и римлян, и пламенно желал ту мудрость, которую приобрёл сам великими трудами, преподать кому-либо из учеников. Но видя себя в плену сарацинском, он уже не думал, что может кому-либо помочь и научить этой божественной премудрости. И был крайне обрадован, когда был выкуплен Сергием Мансуром и в свои ученики получил двух его детей ― преподобного Иоанна, его ребёнка по естеству, и преподобного Косьму, которого Сергей усыновил и сделал своим вторым сыном. Эти два ученика преподобного Косьмы столь усовершенствовались в тех науках, которые он им преподавал, что через некоторое время он сказал их отцу Сергию, что уже нечему их учить. А он, Косьма, научивши их божественной небесной премудрости и земной, которую он в течение многих лет изучал, теперь хочет сам научиться духовной премудрости у иноков обители святого Саввы.

Через некоторое время он оставил их и ушёл в обитель Саввы Освященного, а своих учеников препоручил премудрости Божией, чтобы Сам Господь уже вдохновлял и вразумлял их. Преподобный Иоанн Дамаскин, получивши такое воспитание и видя многих еретиков, в то время возмущавших мир Церкви Христовой, начал писать свои богомудрые творения, обличая и ересь несториан, и ересь монофизитов, монофелитов и остатки павликианской ереси.

В то время греческий царь Лев Исавр воздвиг гонения на святые иконы. Это произошло по той причине, что ещё когда он был юным воином, то однажды, шедши в некой местности, он встретил двух еврейских чародеев или колдунов, которые предсказали ему, что он через некоторое время будет греческим императором. И сказали ему, что когда наше пророчество исполнится, тогда мы придём к тебе и попросим тебя исполнить и нашу просьбу. И действительно, через некоторое время он, продвигаясь по военной службе, занял пост греческого императора. И тогда, явившись к нему, эти два иудейских колдуна напомнили ему о том давнем пророчестве, которое они ему сказали. За это они потребовали у него не золото или какие-либо почести, а потребовали, чтобы он выбросил из святых церквей иконы, называя их идолами.

Так, братья и сестры, происходит и в нашей жизни, когда какие-либо нечестивые колдуны пытаются предсказывать будущее. Бесы, они не знают точно будущего. Но если какой-либо человек готовит, например, ограбление дома, то он может сказать другому: «Назавтра этот дом будет ограблен». Потом он приходит ночью, ограбляет этот дом. И действительно, наутро это происходит. Но это может и не случиться. Он, например, планирует ограбить какой-то дом, но потом заболевает или умирает, или какие-либо другие препятствия не позволяют ему сделать это преступление. Таким образом, и бесы могут предсказывать будущее. Когда они готовят какое-либо преступление, как в случае с этим нечестивым царём Львом Исавром, они заранее, видя, что он честолюбив, склонен к разным преступлениям (потому что и трон греческого царства он захватил с помощью дворцового переворота), видя, что этот человек способен к таким действиям, и предсказали с помощью своих слуг колдунов о том, что он в скором времени займёт трон греческого императора.

И действительно, после того, как эти колдуны напугали его ещё тем, что если он не будет бороться с иконами, то через некоторое время потеряет греческое царство, он начал ревностно гнать иконы, называя их «идолами», и всех иконопочитателей предавая смерти и ссылкам. В это время Иоанн Дамаскин находился на территории, которая не относилась к Греческому царству, а к сарацинскому. Видя те многие гонения, которые происходили в Царьграде и в окрестностях на святые иконы, начал писать послания и передавать тем известным ему верующим в Царьграде, которые, читая его догматические послания о почитании святых икон, и сами укреплялись этими посланиями и, передавая друг другу, укрепляли всех православных в стоянии за веру.

Царь Лев, через некоторое время узнавши об этом, попросил, чтобы его единомышленники льстивым образом выпросили у православных какое-либо подлинное письмо Иоанна Дамаскина, и те через некоторое время действительно принесли ему это письмо. Искусные писцы написали послание, в котором говорилось о том, что Иоанн Дамаскин обращался к нему, царю Льву, с вероломным предложением: «Я Царь, давно зная о вашей греческой державе, желал бы, чтобы ты взял мой родной город Дамаск. В нём слабая стража и, кроме того, если ты неожиданно подойдёшь со своим войском к его стенам, я сам постараюсь помочь тебе, потому что и весь город, и все начальство в нём передано мне». Это послание царь Лев отослал управителю Дамаска, говоря, что «хорошо сохранять мир друг с другом. Но один христианин, находящийся под твоей властью, постоянно побуждает меня, чтобы я неожиданно напал на город Дамаск и захватил его и обещает мне свою помощь. Поэтому я в знак дружбы посылаю тебе его письмо, а с ним ты сделай сам, что захочешь».

Дамасский правитель, халиф, видя это, тотчас призвал Иоанна Дамаскина и, показавши ему письмо, начал спрашивать, писал ли он его. На что Иоанн Дамаскин, рассмотревши его, сказал, что «буквы этого письма немного похожи на мои буквы, но легко доказать, что я это не писал». Но после этих слов халиф уже не слушал оправданий Иоанна Дамаскина, а повелел тут же отрубить ему правую руку, которая якобы писала это послание. Рука была отрублена, а преподобный, изнемогший от боли и потери крови, был отведён в своё жилище.

Через некоторое время, ближе к вечеру, когда он уже узнал, что гнев халифа утих, он попросил его, чтобы ему была отдана его рука, которая была повешена на городской площади. «Болезнь моя усиливается, ― говорил преподобный, ― когда я знаю, что рука моя висит на площади, поэтому верни мне её, чтобы я мог похоронить её и получить хотя бы некоторое облегчение в своей болезни».

Когда рука была ему возвращена, то он полотенцем привязал её к отрубленному суставу, а сам обратился с горячей и тёплой молитвой к Царице Небесной, обещая Ей, что если Она дарует ему исцеление, то он этой рукой будет всю свою жизнь писать и прославлять и Её, и Господа, и святых в церковных песнопениях и догматических посланиях. Столь велика была его любовь и упование на Царицу Небесную, что даже в такой, казалось бы, неисцелимой никакими человеческими силами болезнями, он, тем не менее, воодушевлённый величайшей верой в Божию Матерь, попросил Её об исцелении уже отрубленной и мёртвой своей руки. И когда он, задремавши, уснул, то Божия Матерь, явившись ему во сне, сказала, что «вот, твоя рука уже здорова, итак, исполни то, что ты обещал Мне, наяву».

Икона Божией Матери «Троеручица». Храм Рождества Пресвятой Богородицы. Святогорская Лавра

Когда он проснулся, то к величайшей своей радости увидел, что, действительно, рука его ожила, уже двигается, и только небольшой красный шрам остался на том месте, где было место отсечения. Повязку, которой была привязана его отрубленная рука, он уже до конца своей жизни носил на своей главе в память об этом чудесном исцелении, а звуки радости, которые раздавались из его дома, в скором времени привлекли всех окружающих и соседей.

Сам халиф узнал об этом чуде и, призвавши его, внимательно рассматривал его руку, а потом просил у него прощения, обещая до самой смерти во всём своём царстве слушать его и не преступать его повелений и прося прощения у этого доброго и благоразумного человека. Но преподобный Иоанн Дамаскин уже не захотел остаться в миру. Но сам, по примеру своего духовного наставника, преподобного Косьмы, пожелал уйти в обитель святого Саввы Освященного.

Пришедши туда, там он поселился в его келии. Получивши наставление от одного богомудрого старца, стал прилежать в подвиге послушания и смирения. Одним из условий, которое поставил ему старец, наставляя его в духовной жизни, было то, что он запретил ему что-либо писать ― или письма, или послания, желая, чтобы преподобный Иоанн Дамаскин в своём сердце возгрелся величайшей любовью к своему Творцу и Создателю. И действительно, он долгое время исполнял это послушание старца, но потом, тронутый просьбой одного брата, написал надгробные песнопения, которые и сейчас мы употребляем в чине погребения православных христиан.

Услышавши, что ученик нарушил его повеление, старец выгнал его из кельи и долгое время не хотел его даже пускать в неё. Тогда преподобный просил других отцов Лавры, чтобы они ходатайствовали за него и просили, чтобы старец простил ему его нарушение благословения. Старец дал ему такую епитимью, чтобы он очистил все нечистые места, которые находились тогда в Лавре Саввы Освященного. Отцы не могли передать Иоанну Дамаскину эту просьбу и благословение его старца, потому что весь восток уважал его как величайшего учёного и богослова и никто бы не осмелился сказать ему. Но Иоанн Дамаскин сам, тщательно расспрашивая, узнал о том, каково было благословение, и с радостью начал исполнять это послушание. Тогда старец его, вышедши из кельи, обнял, облобызал его и сказал: «Какого страдальца ради Христа сделал я».

Через некоторое время старцу явилась Божия Матерь и повелела, чтобы он уже больше не запрещал преподобному Иоанну писать церковные песнопения, говоря, что он наполнит всю вселенную своими божественными песнями. После этого явления Царицы Небесной его духовный наставник благословил, чтобы Иоанн Дамаскин начал составлять церковные песнопения.

И теперь мы имеем и каноны на Святую Пасху, на двунадесятые праздники, на воскресные церковные дни, составленные этим величайшим божественным учителем. Ни до него, ни после него Святая Церковь не имела такого песнописца, божественные песнопения которого изливались из самой глубины его сердца, были воодушевлены самой высочайшей небесной радостью. Поэтому, когда мы слушаем песнопения пасхальные или других праздников, то должны стараться внимательно приникать к тем торжественным струям, которые истекли из сердца преподобного Иоанна Дамаскина. Хотя они требуют некоторого напряжения умственного и душевного развития, но когда человек со вниманием слушает то, что поведал преподобный Иоанн Дамаскин о тех величайших духовных тайнах, которых он сподобился, то сердце любого человека начинает возгораться и трепетать от радости и от той духовной небесной сладости, которая содержится в песнопениях этого великого святого песнописца Святой Православной Церкви.

И мы, братья и сестры, будем стараться в нашей жизни с молитвой обращаться к этому великому учителю церковному, к этому неложному молитвеннику перед Царицей Небесной, который сумел её умолить об исцелении своей отрубленной руки. И в память об этом привесил серебряную подвеску к Её чудотворной иконе, так что и сама икона получила название «Троеручница». То есть третья рука ― это серебряная подвеска в память об исцелении, совершённом над преподобным Иоанном Дамаскиным, чтобы он своей всесильной молитвой умолил Царицу Небесную даровать и нам любовь к Её Сыну, исполнение заповеди Божией, истинное и неленостное покаяние и достижение Царства Небесного. Аминь.

Page 9

В этот день Святая Церковь особо прославляет чудотворный образ Царицы Небесной, именуемый «Троеручица». Икона эта связана с именем преподобного Иоанна Дамаскина, которому после горячей молитвы у Её святой иконы Божия Матерь вернула отсечённую руку.

Проповедь архимандрита Исихия (Клыпы), произнесённая на праздник иконы Богородицы «Троеручица», 25 июля 2016 года

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Чествуемая сегодня икона Пресвятой Богородицы, именуемая «Троеручицей», связана с именем преподобного Иоанна Дамаскина. В детстве он получил прекрасное образование, преподанное ему и его приёмному брату, отроку Косьме (в будущем — епископу Маиумскому), учёным монахом из Калабрии, выкупленным отцом Иоанна, Сергием Мансуром на невольничьем рынке Дамаска.

Мудрого учителя звали также Косьмой. В своё время он в совершенстве изучил все богословские науки и греков, и римлян, и пламенно желал ту мудрость, которую приобрёл сам великими трудами, преподать кому-либо из учеников. Но видя себя в плену сарацинском, он уже не думал, что может кому-либо помочь и научить этой божественной премудрости. И был крайне обрадован, когда был выкуплен Сергием Мансуром и в свои ученики получил двух его детей ― преподобного Иоанна, его ребёнка по естеству, и преподобного Косьму, которого Сергей усыновил и сделал своим вторым сыном. Эти два ученика преподобного Косьмы столь усовершенствовались в тех науках, которые он им преподавал, что через некоторое время он сказал их отцу Сергию, что уже нечему их учить. А он, Косьма, научивши их божественной небесной премудрости и земной, которую он в течение многих лет изучал, теперь хочет сам научиться духовной премудрости у иноков обители святого Саввы.

Через некоторое время он оставил их и ушёл в обитель Саввы Освященного, а своих учеников препоручил премудрости Божией, чтобы Сам Господь уже вдохновлял и вразумлял их. Преподобный Иоанн Дамаскин, получивши такое воспитание и видя многих еретиков, в то время возмущавших мир Церкви Христовой, начал писать свои богомудрые творения, обличая и ересь несториан, и ересь монофизитов, монофелитов и остатки павликианской ереси.

В то время греческий царь Лев Исавр воздвиг гонения на святые иконы. Это произошло по той причине, что ещё когда он был юным воином, то однажды, шедши в некой местности, он встретил двух еврейских чародеев или колдунов, которые предсказали ему, что он через некоторое время будет греческим императором. И сказали ему, что когда наше пророчество исполнится, тогда мы придём к тебе и попросим тебя исполнить и нашу просьбу. И действительно, через некоторое время он, продвигаясь по военной службе, занял пост греческого императора. И тогда, явившись к нему, эти два иудейских колдуна напомнили ему о том давнем пророчестве, которое они ему сказали. За это они потребовали у него не золото или какие-либо почести, а потребовали, чтобы он выбросил из святых церквей иконы, называя их идолами.

Так, братья и сестры, происходит и в нашей жизни, когда какие-либо нечестивые колдуны пытаются предсказывать будущее. Бесы, они не знают точно будущего. Но если какой-либо человек готовит, например, ограбление дома, то он может сказать другому: «Назавтра этот дом будет ограблен». Потом он приходит ночью, ограбляет этот дом. И действительно, наутро это происходит. Но это может и не случиться. Он, например, планирует ограбить какой-то дом, но потом заболевает или умирает, или какие-либо другие препятствия не позволяют ему сделать это преступление. Таким образом, и бесы могут предсказывать будущее. Когда они готовят какое-либо преступление, как в случае с этим нечестивым царём Львом Исавром, они заранее, видя, что он честолюбив, склонен к разным преступлениям (потому что и трон греческого царства он захватил с помощью дворцового переворота), видя, что этот человек способен к таким действиям, и предсказали с помощью своих слуг колдунов о том, что он в скором времени займёт трон греческого императора.

И действительно, после того, как эти колдуны напугали его ещё тем, что если он не будет бороться с иконами, то через некоторое время потеряет греческое царство, он начал ревностно гнать иконы, называя их «идолами», и всех иконопочитателей предавая смерти и ссылкам. В это время Иоанн Дамаскин находился на территории, которая не относилась к Греческому царству, а к сарацинскому. Видя те многие гонения, которые происходили в Царьграде и в окрестностях на святые иконы, начал писать послания и передавать тем известным ему верующим в Царьграде, которые, читая его догматические послания о почитании святых икон, и сами укреплялись этими посланиями и, передавая друг другу, укрепляли всех православных в стоянии за веру.

Царь Лев, через некоторое время узнавши об этом, попросил, чтобы его единомышленники льстивым образом выпросили у православных какое-либо подлинное письмо Иоанна Дамаскина, и те через некоторое время действительно принесли ему это письмо. Искусные писцы написали послание, в котором говорилось о том, что Иоанн Дамаскин обращался к нему, царю Льву, с вероломным предложением: «Я Царь, давно зная о вашей греческой державе, желал бы, чтобы ты взял мой родной город Дамаск. В нём слабая стража и, кроме того, если ты неожиданно подойдёшь со своим войском к его стенам, я сам постараюсь помочь тебе, потому что и весь город, и все начальство в нём передано мне». Это послание царь Лев отослал управителю Дамаска, говоря, что «хорошо сохранять мир друг с другом. Но один христианин, находящийся под твоей властью, постоянно побуждает меня, чтобы я неожиданно напал на город Дамаск и захватил его и обещает мне свою помощь. Поэтому я в знак дружбы посылаю тебе его письмо, а с ним ты сделай сам, что захочешь».

Дамасский правитель, халиф, видя это, тотчас призвал Иоанна Дамаскина и, показавши ему письмо, начал спрашивать, писал ли он его. На что Иоанн Дамаскин, рассмотревши его, сказал, что «буквы этого письма немного похожи на мои буквы, но легко доказать, что я это не писал». Но после этих слов халиф уже не слушал оправданий Иоанна Дамаскина, а повелел тут же отрубить ему правую руку, которая якобы писала это послание. Рука была отрублена, а преподобный, изнемогший от боли и потери крови, был отведён в своё жилище.

Через некоторое время, ближе к вечеру, когда он уже узнал, что гнев халифа утих, он попросил его, чтобы ему была отдана его рука, которая была повешена на городской площади. «Болезнь моя усиливается, ― говорил преподобный, ― когда я знаю, что рука моя висит на площади, поэтому верни мне её, чтобы я мог похоронить её и получить хотя бы некоторое облегчение в своей болезни».

Когда рука была ему возвращена, то он полотенцем привязал её к отрубленному суставу, а сам обратился с горячей и тёплой молитвой к Царице Небесной, обещая Ей, что если Она дарует ему исцеление, то он этой рукой будет всю свою жизнь писать и прославлять и Её, и Господа, и святых в церковных песнопениях и догматических посланиях. Столь велика была его любовь и упование на Царицу Небесную, что даже в такой, казалось бы, неисцелимой никакими человеческими силами болезнями, он, тем не менее, воодушевлённый величайшей верой в Божию Матерь, попросил Её об исцелении уже отрубленной и мёртвой своей руки. И когда он, задремавши, уснул, то Божия Матерь, явившись ему во сне, сказала, что «вот, твоя рука уже здорова, итак, исполни то, что ты обещал Мне, наяву».

Икона Божией Матери «Троеручица». Храм Рождества Пресвятой Богородицы. Святогорская Лавра

Когда он проснулся, то к величайшей своей радости увидел, что, действительно, рука его ожила, уже двигается, и только небольшой красный шрам остался на том месте, где было место отсечения. Повязку, которой была привязана его отрубленная рука, он уже до конца своей жизни носил на своей главе в память об этом чудесном исцелении, а звуки радости, которые раздавались из его дома, в скором времени привлекли всех окружающих и соседей.

Сам халиф узнал об этом чуде и, призвавши его, внимательно рассматривал его руку, а потом просил у него прощения, обещая до самой смерти во всём своём царстве слушать его и не преступать его повелений и прося прощения у этого доброго и благоразумного человека. Но преподобный Иоанн Дамаскин уже не захотел остаться в миру. Но сам, по примеру своего духовного наставника, преподобного Косьмы, пожелал уйти в обитель святого Саввы Освященного.

Пришедши туда, там он поселился в его келии. Получивши наставление от одного богомудрого старца, стал прилежать в подвиге послушания и смирения. Одним из условий, которое поставил ему старец, наставляя его в духовной жизни, было то, что он запретил ему что-либо писать ― или письма, или послания, желая, чтобы преподобный Иоанн Дамаскин в своём сердце возгрелся величайшей любовью к своему Творцу и Создателю. И действительно, он долгое время исполнял это послушание старца, но потом, тронутый просьбой одного брата, написал надгробные песнопения, которые и сейчас мы употребляем в чине погребения православных христиан.

Услышавши, что ученик нарушил его повеление, старец выгнал его из кельи и долгое время не хотел его даже пускать в неё. Тогда преподобный просил других отцов Лавры, чтобы они ходатайствовали за него и просили, чтобы старец простил ему его нарушение благословения. Старец дал ему такую епитимью, чтобы он очистил все нечистые места, которые находились тогда в Лавре Саввы Освященного. Отцы не могли передать Иоанну Дамаскину эту просьбу и благословение его старца, потому что весь восток уважал его как величайшего учёного и богослова и никто бы не осмелился сказать ему. Но Иоанн Дамаскин сам, тщательно расспрашивая, узнал о том, каково было благословение, и с радостью начал исполнять это послушание. Тогда старец его, вышедши из кельи, обнял, облобызал его и сказал: «Какого страдальца ради Христа сделал я».

Через некоторое время старцу явилась Божия Матерь и повелела, чтобы он уже больше не запрещал преподобному Иоанну писать церковные песнопения, говоря, что он наполнит всю вселенную своими божественными песнями. После этого явления Царицы Небесной его духовный наставник благословил, чтобы Иоанн Дамаскин начал составлять церковные песнопения.

И теперь мы имеем и каноны на Святую Пасху, на двунадесятые праздники, на воскресные церковные дни, составленные этим величайшим божественным учителем. Ни до него, ни после него Святая Церковь не имела такого песнописца, божественные песнопения которого изливались из самой глубины его сердца, были воодушевлены самой высочайшей небесной радостью. Поэтому, когда мы слушаем песнопения пасхальные или других праздников, то должны стараться внимательно приникать к тем торжественным струям, которые истекли из сердца преподобного Иоанна Дамаскина. Хотя они требуют некоторого напряжения умственного и душевного развития, но когда человек со вниманием слушает то, что поведал преподобный Иоанн Дамаскин о тех величайших духовных тайнах, которых он сподобился, то сердце любого человека начинает возгораться и трепетать от радости и от той духовной небесной сладости, которая содержится в песнопениях этого великого святого песнописца Святой Православной Церкви.

И мы, братья и сестры, будем стараться в нашей жизни с молитвой обращаться к этому великому учителю церковному, к этому неложному молитвеннику перед Царицей Небесной, который сумел её умолить об исцелении своей отрубленной руки. И в память об этом привесил серебряную подвеску к Её чудотворной иконе, так что и сама икона получила название «Троеручница». То есть третья рука ― это серебряная подвеска в память об исцелении, совершённом над преподобным Иоанном Дамаскиным, чтобы он своей всесильной молитвой умолил Царицу Небесную даровать и нам любовь к Её Сыну, исполнение заповеди Божией, истинное и неленостное покаяние и достижение Царства Небесного. Аминь.

Page 10

В этот день Святая Церковь особо прославляет чудотворный образ Царицы Небесной, именуемый «Троеручица». Икона эта связана с именем преподобного Иоанна Дамаскина, которому после горячей молитвы у Её святой иконы Божия Матерь вернула отсечённую руку.

Проповедь архимандрита Исихия (Клыпы), произнесённая на праздник иконы Богородицы «Троеручица», 25 июля 2016 года

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Чествуемая сегодня икона Пресвятой Богородицы, именуемая «Троеручицей», связана с именем преподобного Иоанна Дамаскина. В детстве он получил прекрасное образование, преподанное ему и его приёмному брату, отроку Косьме (в будущем — епископу Маиумскому), учёным монахом из Калабрии, выкупленным отцом Иоанна, Сергием Мансуром на невольничьем рынке Дамаска.

Мудрого учителя звали также Косьмой. В своё время он в совершенстве изучил все богословские науки и греков, и римлян, и пламенно желал ту мудрость, которую приобрёл сам великими трудами, преподать кому-либо из учеников. Но видя себя в плену сарацинском, он уже не думал, что может кому-либо помочь и научить этой божественной премудрости. И был крайне обрадован, когда был выкуплен Сергием Мансуром и в свои ученики получил двух его детей ― преподобного Иоанна, его ребёнка по естеству, и преподобного Косьму, которого Сергей усыновил и сделал своим вторым сыном. Эти два ученика преподобного Косьмы столь усовершенствовались в тех науках, которые он им преподавал, что через некоторое время он сказал их отцу Сергию, что уже нечему их учить. А он, Косьма, научивши их божественной небесной премудрости и земной, которую он в течение многих лет изучал, теперь хочет сам научиться духовной премудрости у иноков обители святого Саввы.

Через некоторое время он оставил их и ушёл в обитель Саввы Освященного, а своих учеников препоручил премудрости Божией, чтобы Сам Господь уже вдохновлял и вразумлял их. Преподобный Иоанн Дамаскин, получивши такое воспитание и видя многих еретиков, в то время возмущавших мир Церкви Христовой, начал писать свои богомудрые творения, обличая и ересь несториан, и ересь монофизитов, монофелитов и остатки павликианской ереси.

В то время греческий царь Лев Исавр воздвиг гонения на святые иконы. Это произошло по той причине, что ещё когда он был юным воином, то однажды, шедши в некой местности, он встретил двух еврейских чародеев или колдунов, которые предсказали ему, что он через некоторое время будет греческим императором. И сказали ему, что когда наше пророчество исполнится, тогда мы придём к тебе и попросим тебя исполнить и нашу просьбу. И действительно, через некоторое время он, продвигаясь по военной службе, занял пост греческого императора. И тогда, явившись к нему, эти два иудейских колдуна напомнили ему о том давнем пророчестве, которое они ему сказали. За это они потребовали у него не золото или какие-либо почести, а потребовали, чтобы он выбросил из святых церквей иконы, называя их идолами.

Так, братья и сестры, происходит и в нашей жизни, когда какие-либо нечестивые колдуны пытаются предсказывать будущее. Бесы, они не знают точно будущего. Но если какой-либо человек готовит, например, ограбление дома, то он может сказать другому: «Назавтра этот дом будет ограблен». Потом он приходит ночью, ограбляет этот дом. И действительно, наутро это происходит. Но это может и не случиться. Он, например, планирует ограбить какой-то дом, но потом заболевает или умирает, или какие-либо другие препятствия не позволяют ему сделать это преступление. Таким образом, и бесы могут предсказывать будущее. Когда они готовят какое-либо преступление, как в случае с этим нечестивым царём Львом Исавром, они заранее, видя, что он честолюбив, склонен к разным преступлениям (потому что и трон греческого царства он захватил с помощью дворцового переворота), видя, что этот человек способен к таким действиям, и предсказали с помощью своих слуг колдунов о том, что он в скором времени займёт трон греческого императора.

И действительно, после того, как эти колдуны напугали его ещё тем, что если он не будет бороться с иконами, то через некоторое время потеряет греческое царство, он начал ревностно гнать иконы, называя их «идолами», и всех иконопочитателей предавая смерти и ссылкам. В это время Иоанн Дамаскин находился на территории, которая не относилась к Греческому царству, а к сарацинскому. Видя те многие гонения, которые происходили в Царьграде и в окрестностях на святые иконы, начал писать послания и передавать тем известным ему верующим в Царьграде, которые, читая его догматические послания о почитании святых икон, и сами укреплялись этими посланиями и, передавая друг другу, укрепляли всех православных в стоянии за веру.

Царь Лев, через некоторое время узнавши об этом, попросил, чтобы его единомышленники льстивым образом выпросили у православных какое-либо подлинное письмо Иоанна Дамаскина, и те через некоторое время действительно принесли ему это письмо. Искусные писцы написали послание, в котором говорилось о том, что Иоанн Дамаскин обращался к нему, царю Льву, с вероломным предложением: «Я Царь, давно зная о вашей греческой державе, желал бы, чтобы ты взял мой родной город Дамаск. В нём слабая стража и, кроме того, если ты неожиданно подойдёшь со своим войском к его стенам, я сам постараюсь помочь тебе, потому что и весь город, и все начальство в нём передано мне». Это послание царь Лев отослал управителю Дамаска, говоря, что «хорошо сохранять мир друг с другом. Но один христианин, находящийся под твоей властью, постоянно побуждает меня, чтобы я неожиданно напал на город Дамаск и захватил его и обещает мне свою помощь. Поэтому я в знак дружбы посылаю тебе его письмо, а с ним ты сделай сам, что захочешь».

Дамасский правитель, халиф, видя это, тотчас призвал Иоанна Дамаскина и, показавши ему письмо, начал спрашивать, писал ли он его. На что Иоанн Дамаскин, рассмотревши его, сказал, что «буквы этого письма немного похожи на мои буквы, но легко доказать, что я это не писал». Но после этих слов халиф уже не слушал оправданий Иоанна Дамаскина, а повелел тут же отрубить ему правую руку, которая якобы писала это послание. Рука была отрублена, а преподобный, изнемогший от боли и потери крови, был отведён в своё жилище.

Через некоторое время, ближе к вечеру, когда он уже узнал, что гнев халифа утих, он попросил его, чтобы ему была отдана его рука, которая была повешена на городской площади. «Болезнь моя усиливается, ― говорил преподобный, ― когда я знаю, что рука моя висит на площади, поэтому верни мне её, чтобы я мог похоронить её и получить хотя бы некоторое облегчение в своей болезни».

Когда рука была ему возвращена, то он полотенцем привязал её к отрубленному суставу, а сам обратился с горячей и тёплой молитвой к Царице Небесной, обещая Ей, что если Она дарует ему исцеление, то он этой рукой будет всю свою жизнь писать и прославлять и Её, и Господа, и святых в церковных песнопениях и догматических посланиях. Столь велика была его любовь и упование на Царицу Небесную, что даже в такой, казалось бы, неисцелимой никакими человеческими силами болезнями, он, тем не менее, воодушевлённый величайшей верой в Божию Матерь, попросил Её об исцелении уже отрубленной и мёртвой своей руки. И когда он, задремавши, уснул, то Божия Матерь, явившись ему во сне, сказала, что «вот, твоя рука уже здорова, итак, исполни то, что ты обещал Мне, наяву».

Икона Божией Матери «Троеручица». Храм Рождества Пресвятой Богородицы. Святогорская Лавра

Когда он проснулся, то к величайшей своей радости увидел, что, действительно, рука его ожила, уже двигается, и только небольшой красный шрам остался на том месте, где было место отсечения. Повязку, которой была привязана его отрубленная рука, он уже до конца своей жизни носил на своей главе в память об этом чудесном исцелении, а звуки радости, которые раздавались из его дома, в скором времени привлекли всех окружающих и соседей.

Сам халиф узнал об этом чуде и, призвавши его, внимательно рассматривал его руку, а потом просил у него прощения, обещая до самой смерти во всём своём царстве слушать его и не преступать его повелений и прося прощения у этого доброго и благоразумного человека. Но преподобный Иоанн Дамаскин уже не захотел остаться в миру. Но сам, по примеру своего духовного наставника, преподобного Косьмы, пожелал уйти в обитель святого Саввы Освященного.

Пришедши туда, там он поселился в его келии. Получивши наставление от одного богомудрого старца, стал прилежать в подвиге послушания и смирения. Одним из условий, которое поставил ему старец, наставляя его в духовной жизни, было то, что он запретил ему что-либо писать ― или письма, или послания, желая, чтобы преподобный Иоанн Дамаскин в своём сердце возгрелся величайшей любовью к своему Творцу и Создателю. И действительно, он долгое время исполнял это послушание старца, но потом, тронутый просьбой одного брата, написал надгробные песнопения, которые и сейчас мы употребляем в чине погребения православных христиан.

Услышавши, что ученик нарушил его повеление, старец выгнал его из кельи и долгое время не хотел его даже пускать в неё. Тогда преподобный просил других отцов Лавры, чтобы они ходатайствовали за него и просили, чтобы старец простил ему его нарушение благословения. Старец дал ему такую епитимью, чтобы он очистил все нечистые места, которые находились тогда в Лавре Саввы Освященного. Отцы не могли передать Иоанну Дамаскину эту просьбу и благословение его старца, потому что весь восток уважал его как величайшего учёного и богослова и никто бы не осмелился сказать ему. Но Иоанн Дамаскин сам, тщательно расспрашивая, узнал о том, каково было благословение, и с радостью начал исполнять это послушание. Тогда старец его, вышедши из кельи, обнял, облобызал его и сказал: «Какого страдальца ради Христа сделал я».

Через некоторое время старцу явилась Божия Матерь и повелела, чтобы он уже больше не запрещал преподобному Иоанну писать церковные песнопения, говоря, что он наполнит всю вселенную своими божественными песнями. После этого явления Царицы Небесной его духовный наставник благословил, чтобы Иоанн Дамаскин начал составлять церковные песнопения.

И теперь мы имеем и каноны на Святую Пасху, на двунадесятые праздники, на воскресные церковные дни, составленные этим величайшим божественным учителем. Ни до него, ни после него Святая Церковь не имела такого песнописца, божественные песнопения которого изливались из самой глубины его сердца, были воодушевлены самой высочайшей небесной радостью. Поэтому, когда мы слушаем песнопения пасхальные или других праздников, то должны стараться внимательно приникать к тем торжественным струям, которые истекли из сердца преподобного Иоанна Дамаскина. Хотя они требуют некоторого напряжения умственного и душевного развития, но когда человек со вниманием слушает то, что поведал преподобный Иоанн Дамаскин о тех величайших духовных тайнах, которых он сподобился, то сердце любого человека начинает возгораться и трепетать от радости и от той духовной небесной сладости, которая содержится в песнопениях этого великого святого песнописца Святой Православной Церкви.

И мы, братья и сестры, будем стараться в нашей жизни с молитвой обращаться к этому великому учителю церковному, к этому неложному молитвеннику перед Царицей Небесной, который сумел её умолить об исцелении своей отрубленной руки. И в память об этом привесил серебряную подвеску к Её чудотворной иконе, так что и сама икона получила название «Троеручница». То есть третья рука ― это серебряная подвеска в память об исцелении, совершённом над преподобным Иоанном Дамаскиным, чтобы он своей всесильной молитвой умолил Царицу Небесную даровать и нам любовь к Её Сыну, исполнение заповеди Божией, истинное и неленостное покаяние и достижение Царства Небесного. Аминь.

Page 11

В этот день Святая Церковь особо прославляет чудотворный образ Царицы Небесной, именуемый «Троеручица». Икона эта связана с именем преподобного Иоанна Дамаскина, которому после горячей молитвы у Её святой иконы Божия Матерь вернула отсечённую руку.

Проповедь архимандрита Исихия (Клыпы), произнесённая на праздник иконы Богородицы «Троеручица», 25 июля 2016 года

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Чествуемая сегодня икона Пресвятой Богородицы, именуемая «Троеручицей», связана с именем преподобного Иоанна Дамаскина. В детстве он получил прекрасное образование, преподанное ему и его приёмному брату, отроку Косьме (в будущем — епископу Маиумскому), учёным монахом из Калабрии, выкупленным отцом Иоанна, Сергием Мансуром на невольничьем рынке Дамаска.

Мудрого учителя звали также Косьмой. В своё время он в совершенстве изучил все богословские науки и греков, и римлян, и пламенно желал ту мудрость, которую приобрёл сам великими трудами, преподать кому-либо из учеников. Но видя себя в плену сарацинском, он уже не думал, что может кому-либо помочь и научить этой божественной премудрости. И был крайне обрадован, когда был выкуплен Сергием Мансуром и в свои ученики получил двух его детей ― преподобного Иоанна, его ребёнка по естеству, и преподобного Косьму, которого Сергей усыновил и сделал своим вторым сыном. Эти два ученика преподобного Косьмы столь усовершенствовались в тех науках, которые он им преподавал, что через некоторое время он сказал их отцу Сергию, что уже нечему их учить. А он, Косьма, научивши их божественной небесной премудрости и земной, которую он в течение многих лет изучал, теперь хочет сам научиться духовной премудрости у иноков обители святого Саввы.

Через некоторое время он оставил их и ушёл в обитель Саввы Освященного, а своих учеников препоручил премудрости Божией, чтобы Сам Господь уже вдохновлял и вразумлял их. Преподобный Иоанн Дамаскин, получивши такое воспитание и видя многих еретиков, в то время возмущавших мир Церкви Христовой, начал писать свои богомудрые творения, обличая и ересь несториан, и ересь монофизитов, монофелитов и остатки павликианской ереси.

В то время греческий царь Лев Исавр воздвиг гонения на святые иконы. Это произошло по той причине, что ещё когда он был юным воином, то однажды, шедши в некой местности, он встретил двух еврейских чародеев или колдунов, которые предсказали ему, что он через некоторое время будет греческим императором. И сказали ему, что когда наше пророчество исполнится, тогда мы придём к тебе и попросим тебя исполнить и нашу просьбу. И действительно, через некоторое время он, продвигаясь по военной службе, занял пост греческого императора. И тогда, явившись к нему, эти два иудейских колдуна напомнили ему о том давнем пророчестве, которое они ему сказали. За это они потребовали у него не золото или какие-либо почести, а потребовали, чтобы он выбросил из святых церквей иконы, называя их идолами.

Так, братья и сестры, происходит и в нашей жизни, когда какие-либо нечестивые колдуны пытаются предсказывать будущее. Бесы, они не знают точно будущего. Но если какой-либо человек готовит, например, ограбление дома, то он может сказать другому: «Назавтра этот дом будет ограблен». Потом он приходит ночью, ограбляет этот дом. И действительно, наутро это происходит. Но это может и не случиться. Он, например, планирует ограбить какой-то дом, но потом заболевает или умирает, или какие-либо другие препятствия не позволяют ему сделать это преступление. Таким образом, и бесы могут предсказывать будущее. Когда они готовят какое-либо преступление, как в случае с этим нечестивым царём Львом Исавром, они заранее, видя, что он честолюбив, склонен к разным преступлениям (потому что и трон греческого царства он захватил с помощью дворцового переворота), видя, что этот человек способен к таким действиям, и предсказали с помощью своих слуг колдунов о том, что он в скором времени займёт трон греческого императора.

И действительно, после того, как эти колдуны напугали его ещё тем, что если он не будет бороться с иконами, то через некоторое время потеряет греческое царство, он начал ревностно гнать иконы, называя их «идолами», и всех иконопочитателей предавая смерти и ссылкам. В это время Иоанн Дамаскин находился на территории, которая не относилась к Греческому царству, а к сарацинскому. Видя те многие гонения, которые происходили в Царьграде и в окрестностях на святые иконы, начал писать послания и передавать тем известным ему верующим в Царьграде, которые, читая его догматические послания о почитании святых икон, и сами укреплялись этими посланиями и, передавая друг другу, укрепляли всех православных в стоянии за веру.

Царь Лев, через некоторое время узнавши об этом, попросил, чтобы его единомышленники льстивым образом выпросили у православных какое-либо подлинное письмо Иоанна Дамаскина, и те через некоторое время действительно принесли ему это письмо. Искусные писцы написали послание, в котором говорилось о том, что Иоанн Дамаскин обращался к нему, царю Льву, с вероломным предложением: «Я Царь, давно зная о вашей греческой державе, желал бы, чтобы ты взял мой родной город Дамаск. В нём слабая стража и, кроме того, если ты неожиданно подойдёшь со своим войском к его стенам, я сам постараюсь помочь тебе, потому что и весь город, и все начальство в нём передано мне». Это послание царь Лев отослал управителю Дамаска, говоря, что «хорошо сохранять мир друг с другом. Но один христианин, находящийся под твоей властью, постоянно побуждает меня, чтобы я неожиданно напал на город Дамаск и захватил его и обещает мне свою помощь. Поэтому я в знак дружбы посылаю тебе его письмо, а с ним ты сделай сам, что захочешь».

Дамасский правитель, халиф, видя это, тотчас призвал Иоанна Дамаскина и, показавши ему письмо, начал спрашивать, писал ли он его. На что Иоанн Дамаскин, рассмотревши его, сказал, что «буквы этого письма немного похожи на мои буквы, но легко доказать, что я это не писал». Но после этих слов халиф уже не слушал оправданий Иоанна Дамаскина, а повелел тут же отрубить ему правую руку, которая якобы писала это послание. Рука была отрублена, а преподобный, изнемогший от боли и потери крови, был отведён в своё жилище.

Через некоторое время, ближе к вечеру, когда он уже узнал, что гнев халифа утих, он попросил его, чтобы ему была отдана его рука, которая была повешена на городской площади. «Болезнь моя усиливается, ― говорил преподобный, ― когда я знаю, что рука моя висит на площади, поэтому верни мне её, чтобы я мог похоронить её и получить хотя бы некоторое облегчение в своей болезни».

Когда рука была ему возвращена, то он полотенцем привязал её к отрубленному суставу, а сам обратился с горячей и тёплой молитвой к Царице Небесной, обещая Ей, что если Она дарует ему исцеление, то он этой рукой будет всю свою жизнь писать и прославлять и Её, и Господа, и святых в церковных песнопениях и догматических посланиях. Столь велика была его любовь и упование на Царицу Небесную, что даже в такой, казалось бы, неисцелимой никакими человеческими силами болезнями, он, тем не менее, воодушевлённый величайшей верой в Божию Матерь, попросил Её об исцелении уже отрубленной и мёртвой своей руки. И когда он, задремавши, уснул, то Божия Матерь, явившись ему во сне, сказала, что «вот, твоя рука уже здорова, итак, исполни то, что ты обещал Мне, наяву».

Икона Божией Матери «Троеручица». Храм Рождества Пресвятой Богородицы. Святогорская Лавра

Когда он проснулся, то к величайшей своей радости увидел, что, действительно, рука его ожила, уже двигается, и только небольшой красный шрам остался на том месте, где было место отсечения. Повязку, которой была привязана его отрубленная рука, он уже до конца своей жизни носил на своей главе в память об этом чудесном исцелении, а звуки радости, которые раздавались из его дома, в скором времени привлекли всех окружающих и соседей.

Сам халиф узнал об этом чуде и, призвавши его, внимательно рассматривал его руку, а потом просил у него прощения, обещая до самой смерти во всём своём царстве слушать его и не преступать его повелений и прося прощения у этого доброго и благоразумного человека. Но преподобный Иоанн Дамаскин уже не захотел остаться в миру. Но сам, по примеру своего духовного наставника, преподобного Косьмы, пожелал уйти в обитель святого Саввы Освященного.

Пришедши туда, там он поселился в его келии. Получивши наставление от одного богомудрого старца, стал прилежать в подвиге послушания и смирения. Одним из условий, которое поставил ему старец, наставляя его в духовной жизни, было то, что он запретил ему что-либо писать ― или письма, или послания, желая, чтобы преподобный Иоанн Дамаскин в своём сердце возгрелся величайшей любовью к своему Творцу и Создателю. И действительно, он долгое время исполнял это послушание старца, но потом, тронутый просьбой одного брата, написал надгробные песнопения, которые и сейчас мы употребляем в чине погребения православных христиан.

Услышавши, что ученик нарушил его повеление, старец выгнал его из кельи и долгое время не хотел его даже пускать в неё. Тогда преподобный просил других отцов Лавры, чтобы они ходатайствовали за него и просили, чтобы старец простил ему его нарушение благословения. Старец дал ему такую епитимью, чтобы он очистил все нечистые места, которые находились тогда в Лавре Саввы Освященного. Отцы не могли передать Иоанну Дамаскину эту просьбу и благословение его старца, потому что весь восток уважал его как величайшего учёного и богослова и никто бы не осмелился сказать ему. Но Иоанн Дамаскин сам, тщательно расспрашивая, узнал о том, каково было благословение, и с радостью начал исполнять это послушание. Тогда старец его, вышедши из кельи, обнял, облобызал его и сказал: «Какого страдальца ради Христа сделал я».

Через некоторое время старцу явилась Божия Матерь и повелела, чтобы он уже больше не запрещал преподобному Иоанну писать церковные песнопения, говоря, что он наполнит всю вселенную своими божественными песнями. После этого явления Царицы Небесной его духовный наставник благословил, чтобы Иоанн Дамаскин начал составлять церковные песнопения.

И теперь мы имеем и каноны на Святую Пасху, на двунадесятые праздники, на воскресные церковные дни, составленные этим величайшим божественным учителем. Ни до него, ни после него Святая Церковь не имела такого песнописца, божественные песнопения которого изливались из самой глубины его сердца, были воодушевлены самой высочайшей небесной радостью. Поэтому, когда мы слушаем песнопения пасхальные или других праздников, то должны стараться внимательно приникать к тем торжественным струям, которые истекли из сердца преподобного Иоанна Дамаскина. Хотя они требуют некоторого напряжения умственного и душевного развития, но когда человек со вниманием слушает то, что поведал преподобный Иоанн Дамаскин о тех величайших духовных тайнах, которых он сподобился, то сердце любого человека начинает возгораться и трепетать от радости и от той духовной небесной сладости, которая содержится в песнопениях этого великого святого песнописца Святой Православной Церкви.

И мы, братья и сестры, будем стараться в нашей жизни с молитвой обращаться к этому великому учителю церковному, к этому неложному молитвеннику перед Царицей Небесной, который сумел её умолить об исцелении своей отрубленной руки. И в память об этом привесил серебряную подвеску к Её чудотворной иконе, так что и сама икона получила название «Троеручница». То есть третья рука ― это серебряная подвеска в память об исцелении, совершённом над преподобным Иоанном Дамаскиным, чтобы он своей всесильной молитвой умолил Царицу Небесную даровать и нам любовь к Её Сыну, исполнение заповеди Божией, истинное и неленостное покаяние и достижение Царства Небесного. Аминь.

Page 12

В этот день Святая Церковь особо прославляет чудотворный образ Царицы Небесной, именуемый «Троеручица». Икона эта связана с именем преподобного Иоанна Дамаскина, которому после горячей молитвы у Её святой иконы Божия Матерь вернула отсечённую руку.

Проповедь архимандрита Исихия (Клыпы), произнесённая на праздник иконы Богородицы «Троеручица», 25 июля 2016 года

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Чествуемая сегодня икона Пресвятой Богородицы, именуемая «Троеручицей», связана с именем преподобного Иоанна Дамаскина. В детстве он получил прекрасное образование, преподанное ему и его приёмному брату, отроку Косьме (в будущем — епископу Маиумскому), учёным монахом из Калабрии, выкупленным отцом Иоанна, Сергием Мансуром на невольничьем рынке Дамаска.

Мудрого учителя звали также Косьмой. В своё время он в совершенстве изучил все богословские науки и греков, и римлян, и пламенно желал ту мудрость, которую приобрёл сам великими трудами, преподать кому-либо из учеников. Но видя себя в плену сарацинском, он уже не думал, что может кому-либо помочь и научить этой божественной премудрости. И был крайне обрадован, когда был выкуплен Сергием Мансуром и в свои ученики получил двух его детей ― преподобного Иоанна, его ребёнка по естеству, и преподобного Косьму, которого Сергей усыновил и сделал своим вторым сыном. Эти два ученика преподобного Косьмы столь усовершенствовались в тех науках, которые он им преподавал, что через некоторое время он сказал их отцу Сергию, что уже нечему их учить. А он, Косьма, научивши их божественной небесной премудрости и земной, которую он в течение многих лет изучал, теперь хочет сам научиться духовной премудрости у иноков обители святого Саввы.

Через некоторое время он оставил их и ушёл в обитель Саввы Освященного, а своих учеников препоручил премудрости Божией, чтобы Сам Господь уже вдохновлял и вразумлял их. Преподобный Иоанн Дамаскин, получивши такое воспитание и видя многих еретиков, в то время возмущавших мир Церкви Христовой, начал писать свои богомудрые творения, обличая и ересь несториан, и ересь монофизитов, монофелитов и остатки павликианской ереси.

В то время греческий царь Лев Исавр воздвиг гонения на святые иконы. Это произошло по той причине, что ещё когда он был юным воином, то однажды, шедши в некой местности, он встретил двух еврейских чародеев или колдунов, которые предсказали ему, что он через некоторое время будет греческим императором. И сказали ему, что когда наше пророчество исполнится, тогда мы придём к тебе и попросим тебя исполнить и нашу просьбу. И действительно, через некоторое время он, продвигаясь по военной службе, занял пост греческого императора. И тогда, явившись к нему, эти два иудейских колдуна напомнили ему о том давнем пророчестве, которое они ему сказали. За это они потребовали у него не золото или какие-либо почести, а потребовали, чтобы он выбросил из святых церквей иконы, называя их идолами.

Так, братья и сестры, происходит и в нашей жизни, когда какие-либо нечестивые колдуны пытаются предсказывать будущее. Бесы, они не знают точно будущего. Но если какой-либо человек готовит, например, ограбление дома, то он может сказать другому: «Назавтра этот дом будет ограблен». Потом он приходит ночью, ограбляет этот дом. И действительно, наутро это происходит. Но это может и не случиться. Он, например, планирует ограбить какой-то дом, но потом заболевает или умирает, или какие-либо другие препятствия не позволяют ему сделать это преступление. Таким образом, и бесы могут предсказывать будущее. Когда они готовят какое-либо преступление, как в случае с этим нечестивым царём Львом Исавром, они заранее, видя, что он честолюбив, склонен к разным преступлениям (потому что и трон греческого царства он захватил с помощью дворцового переворота), видя, что этот человек способен к таким действиям, и предсказали с помощью своих слуг колдунов о том, что он в скором времени займёт трон греческого императора.

И действительно, после того, как эти колдуны напугали его ещё тем, что если он не будет бороться с иконами, то через некоторое время потеряет греческое царство, он начал ревностно гнать иконы, называя их «идолами», и всех иконопочитателей предавая смерти и ссылкам. В это время Иоанн Дамаскин находился на территории, которая не относилась к Греческому царству, а к сарацинскому. Видя те многие гонения, которые происходили в Царьграде и в окрестностях на святые иконы, начал писать послания и передавать тем известным ему верующим в Царьграде, которые, читая его догматические послания о почитании святых икон, и сами укреплялись этими посланиями и, передавая друг другу, укрепляли всех православных в стоянии за веру.

Царь Лев, через некоторое время узнавши об этом, попросил, чтобы его единомышленники льстивым образом выпросили у православных какое-либо подлинное письмо Иоанна Дамаскина, и те через некоторое время действительно принесли ему это письмо. Искусные писцы написали послание, в котором говорилось о том, что Иоанн Дамаскин обращался к нему, царю Льву, с вероломным предложением: «Я Царь, давно зная о вашей греческой державе, желал бы, чтобы ты взял мой родной город Дамаск. В нём слабая стража и, кроме того, если ты неожиданно подойдёшь со своим войском к его стенам, я сам постараюсь помочь тебе, потому что и весь город, и все начальство в нём передано мне». Это послание царь Лев отослал управителю Дамаска, говоря, что «хорошо сохранять мир друг с другом. Но один христианин, находящийся под твоей властью, постоянно побуждает меня, чтобы я неожиданно напал на город Дамаск и захватил его и обещает мне свою помощь. Поэтому я в знак дружбы посылаю тебе его письмо, а с ним ты сделай сам, что захочешь».

Дамасский правитель, халиф, видя это, тотчас призвал Иоанна Дамаскина и, показавши ему письмо, начал спрашивать, писал ли он его. На что Иоанн Дамаскин, рассмотревши его, сказал, что «буквы этого письма немного похожи на мои буквы, но легко доказать, что я это не писал». Но после этих слов халиф уже не слушал оправданий Иоанна Дамаскина, а повелел тут же отрубить ему правую руку, которая якобы писала это послание. Рука была отрублена, а преподобный, изнемогший от боли и потери крови, был отведён в своё жилище.

Через некоторое время, ближе к вечеру, когда он уже узнал, что гнев халифа утих, он попросил его, чтобы ему была отдана его рука, которая была повешена на городской площади. «Болезнь моя усиливается, ― говорил преподобный, ― когда я знаю, что рука моя висит на площади, поэтому верни мне её, чтобы я мог похоронить её и получить хотя бы некоторое облегчение в своей болезни».

Когда рука была ему возвращена, то он полотенцем привязал её к отрубленному суставу, а сам обратился с горячей и тёплой молитвой к Царице Небесной, обещая Ей, что если Она дарует ему исцеление, то он этой рукой будет всю свою жизнь писать и прославлять и Её, и Господа, и святых в церковных песнопениях и догматических посланиях. Столь велика была его любовь и упование на Царицу Небесную, что даже в такой, казалось бы, неисцелимой никакими человеческими силами болезнями, он, тем не менее, воодушевлённый величайшей верой в Божию Матерь, попросил Её об исцелении уже отрубленной и мёртвой своей руки. И когда он, задремавши, уснул, то Божия Матерь, явившись ему во сне, сказала, что «вот, твоя рука уже здорова, итак, исполни то, что ты обещал Мне, наяву».

Икона Божией Матери «Троеручица». Храм Рождества Пресвятой Богородицы. Святогорская Лавра

Когда он проснулся, то к величайшей своей радости увидел, что, действительно, рука его ожила, уже двигается, и только небольшой красный шрам остался на том месте, где было место отсечения. Повязку, которой была привязана его отрубленная рука, он уже до конца своей жизни носил на своей главе в память об этом чудесном исцелении, а звуки радости, которые раздавались из его дома, в скором времени привлекли всех окружающих и соседей.

Сам халиф узнал об этом чуде и, призвавши его, внимательно рассматривал его руку, а потом просил у него прощения, обещая до самой смерти во всём своём царстве слушать его и не преступать его повелений и прося прощения у этого доброго и благоразумного человека. Но преподобный Иоанн Дамаскин уже не захотел остаться в миру. Но сам, по примеру своего духовного наставника, преподобного Косьмы, пожелал уйти в обитель святого Саввы Освященного.

Пришедши туда, там он поселился в его келии. Получивши наставление от одного богомудрого старца, стал прилежать в подвиге послушания и смирения. Одним из условий, которое поставил ему старец, наставляя его в духовной жизни, было то, что он запретил ему что-либо писать ― или письма, или послания, желая, чтобы преподобный Иоанн Дамаскин в своём сердце возгрелся величайшей любовью к своему Творцу и Создателю. И действительно, он долгое время исполнял это послушание старца, но потом, тронутый просьбой одного брата, написал надгробные песнопения, которые и сейчас мы употребляем в чине погребения православных христиан.

Услышавши, что ученик нарушил его повеление, старец выгнал его из кельи и долгое время не хотел его даже пускать в неё. Тогда преподобный просил других отцов Лавры, чтобы они ходатайствовали за него и просили, чтобы старец простил ему его нарушение благословения. Старец дал ему такую епитимью, чтобы он очистил все нечистые места, которые находились тогда в Лавре Саввы Освященного. Отцы не могли передать Иоанну Дамаскину эту просьбу и благословение его старца, потому что весь восток уважал его как величайшего учёного и богослова и никто бы не осмелился сказать ему. Но Иоанн Дамаскин сам, тщательно расспрашивая, узнал о том, каково было благословение, и с радостью начал исполнять это послушание. Тогда старец его, вышедши из кельи, обнял, облобызал его и сказал: «Какого страдальца ради Христа сделал я».

Через некоторое время старцу явилась Божия Матерь и повелела, чтобы он уже больше не запрещал преподобному Иоанну писать церковные песнопения, говоря, что он наполнит всю вселенную своими божественными песнями. После этого явления Царицы Небесной его духовный наставник благословил, чтобы Иоанн Дамаскин начал составлять церковные песнопения.

И теперь мы имеем и каноны на Святую Пасху, на двунадесятые праздники, на воскресные церковные дни, составленные этим величайшим божественным учителем. Ни до него, ни после него Святая Церковь не имела такого песнописца, божественные песнопения которого изливались из самой глубины его сердца, были воодушевлены самой высочайшей небесной радостью. Поэтому, когда мы слушаем песнопения пасхальные или других праздников, то должны стараться внимательно приникать к тем торжественным струям, которые истекли из сердца преподобного Иоанна Дамаскина. Хотя они требуют некоторого напряжения умственного и душевного развития, но когда человек со вниманием слушает то, что поведал преподобный Иоанн Дамаскин о тех величайших духовных тайнах, которых он сподобился, то сердце любого человека начинает возгораться и трепетать от радости и от той духовной небесной сладости, которая содержится в песнопениях этого великого святого песнописца Святой Православной Церкви.

И мы, братья и сестры, будем стараться в нашей жизни с молитвой обращаться к этому великому учителю церковному, к этому неложному молитвеннику перед Царицей Небесной, который сумел её умолить об исцелении своей отрубленной руки. И в память об этом привесил серебряную подвеску к Её чудотворной иконе, так что и сама икона получила название «Троеручница». То есть третья рука ― это серебряная подвеска в память об исцелении, совершённом над преподобным Иоанном Дамаскиным, чтобы он своей всесильной молитвой умолил Царицу Небесную даровать и нам любовь к Её Сыну, исполнение заповеди Божией, истинное и неленостное покаяние и достижение Царства Небесного. Аминь.

Page 13

В этот день Святая Церковь особо прославляет чудотворный образ Царицы Небесной, именуемый «Троеручица». Икона эта связана с именем преподобного Иоанна Дамаскина, которому после горячей молитвы у Её святой иконы Божия Матерь вернула отсечённую руку.

Проповедь архимандрита Исихия (Клыпы), произнесённая на праздник иконы Богородицы «Троеручица», 25 июля 2016 года

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Чествуемая сегодня икона Пресвятой Богородицы, именуемая «Троеручицей», связана с именем преподобного Иоанна Дамаскина. В детстве он получил прекрасное образование, преподанное ему и его приёмному брату, отроку Косьме (в будущем — епископу Маиумскому), учёным монахом из Калабрии, выкупленным отцом Иоанна, Сергием Мансуром на невольничьем рынке Дамаска.

Мудрого учителя звали также Косьмой. В своё время он в совершенстве изучил все богословские науки и греков, и римлян, и пламенно желал ту мудрость, которую приобрёл сам великими трудами, преподать кому-либо из учеников. Но видя себя в плену сарацинском, он уже не думал, что может кому-либо помочь и научить этой божественной премудрости. И был крайне обрадован, когда был выкуплен Сергием Мансуром и в свои ученики получил двух его детей ― преподобного Иоанна, его ребёнка по естеству, и преподобного Косьму, которого Сергей усыновил и сделал своим вторым сыном. Эти два ученика преподобного Косьмы столь усовершенствовались в тех науках, которые он им преподавал, что через некоторое время он сказал их отцу Сергию, что уже нечему их учить. А он, Косьма, научивши их божественной небесной премудрости и земной, которую он в течение многих лет изучал, теперь хочет сам научиться духовной премудрости у иноков обители святого Саввы.

Через некоторое время он оставил их и ушёл в обитель Саввы Освященного, а своих учеников препоручил премудрости Божией, чтобы Сам Господь уже вдохновлял и вразумлял их. Преподобный Иоанн Дамаскин, получивши такое воспитание и видя многих еретиков, в то время возмущавших мир Церкви Христовой, начал писать свои богомудрые творения, обличая и ересь несториан, и ересь монофизитов, монофелитов и остатки павликианской ереси.

В то время греческий царь Лев Исавр воздвиг гонения на святые иконы. Это произошло по той причине, что ещё когда он был юным воином, то однажды, шедши в некой местности, он встретил двух еврейских чародеев или колдунов, которые предсказали ему, что он через некоторое время будет греческим императором. И сказали ему, что когда наше пророчество исполнится, тогда мы придём к тебе и попросим тебя исполнить и нашу просьбу. И действительно, через некоторое время он, продвигаясь по военной службе, занял пост греческого императора. И тогда, явившись к нему, эти два иудейских колдуна напомнили ему о том давнем пророчестве, которое они ему сказали. За это они потребовали у него не золото или какие-либо почести, а потребовали, чтобы он выбросил из святых церквей иконы, называя их идолами.

Так, братья и сестры, происходит и в нашей жизни, когда какие-либо нечестивые колдуны пытаются предсказывать будущее. Бесы, они не знают точно будущего. Но если какой-либо человек готовит, например, ограбление дома, то он может сказать другому: «Назавтра этот дом будет ограблен». Потом он приходит ночью, ограбляет этот дом. И действительно, наутро это происходит. Но это может и не случиться. Он, например, планирует ограбить какой-то дом, но потом заболевает или умирает, или какие-либо другие препятствия не позволяют ему сделать это преступление. Таким образом, и бесы могут предсказывать будущее. Когда они готовят какое-либо преступление, как в случае с этим нечестивым царём Львом Исавром, они заранее, видя, что он честолюбив, склонен к разным преступлениям (потому что и трон греческого царства он захватил с помощью дворцового переворота), видя, что этот человек способен к таким действиям, и предсказали с помощью своих слуг колдунов о том, что он в скором времени займёт трон греческого императора.

И действительно, после того, как эти колдуны напугали его ещё тем, что если он не будет бороться с иконами, то через некоторое время потеряет греческое царство, он начал ревностно гнать иконы, называя их «идолами», и всех иконопочитателей предавая смерти и ссылкам. В это время Иоанн Дамаскин находился на территории, которая не относилась к Греческому царству, а к сарацинскому. Видя те многие гонения, которые происходили в Царьграде и в окрестностях на святые иконы, начал писать послания и передавать тем известным ему верующим в Царьграде, которые, читая его догматические послания о почитании святых икон, и сами укреплялись этими посланиями и, передавая друг другу, укрепляли всех православных в стоянии за веру.

Царь Лев, через некоторое время узнавши об этом, попросил, чтобы его единомышленники льстивым образом выпросили у православных какое-либо подлинное письмо Иоанна Дамаскина, и те через некоторое время действительно принесли ему это письмо. Искусные писцы написали послание, в котором говорилось о том, что Иоанн Дамаскин обращался к нему, царю Льву, с вероломным предложением: «Я Царь, давно зная о вашей греческой державе, желал бы, чтобы ты взял мой родной город Дамаск. В нём слабая стража и, кроме того, если ты неожиданно подойдёшь со своим войском к его стенам, я сам постараюсь помочь тебе, потому что и весь город, и все начальство в нём передано мне». Это послание царь Лев отослал управителю Дамаска, говоря, что «хорошо сохранять мир друг с другом. Но один христианин, находящийся под твоей властью, постоянно побуждает меня, чтобы я неожиданно напал на город Дамаск и захватил его и обещает мне свою помощь. Поэтому я в знак дружбы посылаю тебе его письмо, а с ним ты сделай сам, что захочешь».

Дамасский правитель, халиф, видя это, тотчас призвал Иоанна Дамаскина и, показавши ему письмо, начал спрашивать, писал ли он его. На что Иоанн Дамаскин, рассмотревши его, сказал, что «буквы этого письма немного похожи на мои буквы, но легко доказать, что я это не писал». Но после этих слов халиф уже не слушал оправданий Иоанна Дамаскина, а повелел тут же отрубить ему правую руку, которая якобы писала это послание. Рука была отрублена, а преподобный, изнемогший от боли и потери крови, был отведён в своё жилище.

Через некоторое время, ближе к вечеру, когда он уже узнал, что гнев халифа утих, он попросил его, чтобы ему была отдана его рука, которая была повешена на городской площади. «Болезнь моя усиливается, ― говорил преподобный, ― когда я знаю, что рука моя висит на площади, поэтому верни мне её, чтобы я мог похоронить её и получить хотя бы некоторое облегчение в своей болезни».

Когда рука была ему возвращена, то он полотенцем привязал её к отрубленному суставу, а сам обратился с горячей и тёплой молитвой к Царице Небесной, обещая Ей, что если Она дарует ему исцеление, то он этой рукой будет всю свою жизнь писать и прославлять и Её, и Господа, и святых в церковных песнопениях и догматических посланиях. Столь велика была его любовь и упование на Царицу Небесную, что даже в такой, казалось бы, неисцелимой никакими человеческими силами болезнями, он, тем не менее, воодушевлённый величайшей верой в Божию Матерь, попросил Её об исцелении уже отрубленной и мёртвой своей руки. И когда он, задремавши, уснул, то Божия Матерь, явившись ему во сне, сказала, что «вот, твоя рука уже здорова, итак, исполни то, что ты обещал Мне, наяву».

Икона Божией Матери «Троеручица». Храм Рождества Пресвятой Богородицы. Святогорская Лавра

Когда он проснулся, то к величайшей своей радости увидел, что, действительно, рука его ожила, уже двигается, и только небольшой красный шрам остался на том месте, где было место отсечения. Повязку, которой была привязана его отрубленная рука, он уже до конца своей жизни носил на своей главе в память об этом чудесном исцелении, а звуки радости, которые раздавались из его дома, в скором времени привлекли всех окружающих и соседей.

Сам халиф узнал об этом чуде и, призвавши его, внимательно рассматривал его руку, а потом просил у него прощения, обещая до самой смерти во всём своём царстве слушать его и не преступать его повелений и прося прощения у этого доброго и благоразумного человека. Но преподобный Иоанн Дамаскин уже не захотел остаться в миру. Но сам, по примеру своего духовного наставника, преподобного Косьмы, пожелал уйти в обитель святого Саввы Освященного.

Пришедши туда, там он поселился в его келии. Получивши наставление от одного богомудрого старца, стал прилежать в подвиге послушания и смирения. Одним из условий, которое поставил ему старец, наставляя его в духовной жизни, было то, что он запретил ему что-либо писать ― или письма, или послания, желая, чтобы преподобный Иоанн Дамаскин в своём сердце возгрелся величайшей любовью к своему Творцу и Создателю. И действительно, он долгое время исполнял это послушание старца, но потом, тронутый просьбой одного брата, написал надгробные песнопения, которые и сейчас мы употребляем в чине погребения православных христиан.

Услышавши, что ученик нарушил его повеление, старец выгнал его из кельи и долгое время не хотел его даже пускать в неё. Тогда преподобный просил других отцов Лавры, чтобы они ходатайствовали за него и просили, чтобы старец простил ему его нарушение благословения. Старец дал ему такую епитимью, чтобы он очистил все нечистые места, которые находились тогда в Лавре Саввы Освященного. Отцы не могли передать Иоанну Дамаскину эту просьбу и благословение его старца, потому что весь восток уважал его как величайшего учёного и богослова и никто бы не осмелился сказать ему. Но Иоанн Дамаскин сам, тщательно расспрашивая, узнал о том, каково было благословение, и с радостью начал исполнять это послушание. Тогда старец его, вышедши из кельи, обнял, облобызал его и сказал: «Какого страдальца ради Христа сделал я».

Через некоторое время старцу явилась Божия Матерь и повелела, чтобы он уже больше не запрещал преподобному Иоанну писать церковные песнопения, говоря, что он наполнит всю вселенную своими божественными песнями. После этого явления Царицы Небесной его духовный наставник благословил, чтобы Иоанн Дамаскин начал составлять церковные песнопения.

И теперь мы имеем и каноны на Святую Пасху, на двунадесятые праздники, на воскресные церковные дни, составленные этим величайшим божественным учителем. Ни до него, ни после него Святая Церковь не имела такого песнописца, божественные песнопения которого изливались из самой глубины его сердца, были воодушевлены самой высочайшей небесной радостью. Поэтому, когда мы слушаем песнопения пасхальные или других праздников, то должны стараться внимательно приникать к тем торжественным струям, которые истекли из сердца преподобного Иоанна Дамаскина. Хотя они требуют некоторого напряжения умственного и душевного развития, но когда человек со вниманием слушает то, что поведал преподобный Иоанн Дамаскин о тех величайших духовных тайнах, которых он сподобился, то сердце любого человека начинает возгораться и трепетать от радости и от той духовной небесной сладости, которая содержится в песнопениях этого великого святого песнописца Святой Православной Церкви.

И мы, братья и сестры, будем стараться в нашей жизни с молитвой обращаться к этому великому учителю церковному, к этому неложному молитвеннику перед Царицей Небесной, который сумел её умолить об исцелении своей отрубленной руки. И в память об этом привесил серебряную подвеску к Её чудотворной иконе, так что и сама икона получила название «Троеручница». То есть третья рука ― это серебряная подвеска в память об исцелении, совершённом над преподобным Иоанном Дамаскиным, чтобы он своей всесильной молитвой умолил Царицу Небесную даровать и нам любовь к Её Сыну, исполнение заповеди Божией, истинное и неленостное покаяние и достижение Царства Небесного. Аминь.

Page 14

В этот день Святая Церковь особо прославляет чудотворный образ Царицы Небесной, именуемый «Троеручица». Икона эта связана с именем преподобного Иоанна Дамаскина, которому после горячей молитвы у Её святой иконы Божия Матерь вернула отсечённую руку.

Проповедь архимандрита Исихия (Клыпы), произнесённая на праздник иконы Богородицы «Троеручица», 25 июля 2016 года

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Чествуемая сегодня икона Пресвятой Богородицы, именуемая «Троеручицей», связана с именем преподобного Иоанна Дамаскина. В детстве он получил прекрасное образование, преподанное ему и его приёмному брату, отроку Косьме (в будущем — епископу Маиумскому), учёным монахом из Калабрии, выкупленным отцом Иоанна, Сергием Мансуром на невольничьем рынке Дамаска.

Мудрого учителя звали также Косьмой. В своё время он в совершенстве изучил все богословские науки и греков, и римлян, и пламенно желал ту мудрость, которую приобрёл сам великими трудами, преподать кому-либо из учеников. Но видя себя в плену сарацинском, он уже не думал, что может кому-либо помочь и научить этой божественной премудрости. И был крайне обрадован, когда был выкуплен Сергием Мансуром и в свои ученики получил двух его детей ― преподобного Иоанна, его ребёнка по естеству, и преподобного Косьму, которого Сергей усыновил и сделал своим вторым сыном. Эти два ученика преподобного Косьмы столь усовершенствовались в тех науках, которые он им преподавал, что через некоторое время он сказал их отцу Сергию, что уже нечему их учить. А он, Косьма, научивши их божественной небесной премудрости и земной, которую он в течение многих лет изучал, теперь хочет сам научиться духовной премудрости у иноков обители святого Саввы.

Через некоторое время он оставил их и ушёл в обитель Саввы Освященного, а своих учеников препоручил премудрости Божией, чтобы Сам Господь уже вдохновлял и вразумлял их. Преподобный Иоанн Дамаскин, получивши такое воспитание и видя многих еретиков, в то время возмущавших мир Церкви Христовой, начал писать свои богомудрые творения, обличая и ересь несториан, и ересь монофизитов, монофелитов и остатки павликианской ереси.

В то время греческий царь Лев Исавр воздвиг гонения на святые иконы. Это произошло по той причине, что ещё когда он был юным воином, то однажды, шедши в некой местности, он встретил двух еврейских чародеев или колдунов, которые предсказали ему, что он через некоторое время будет греческим императором. И сказали ему, что когда наше пророчество исполнится, тогда мы придём к тебе и попросим тебя исполнить и нашу просьбу. И действительно, через некоторое время он, продвигаясь по военной службе, занял пост греческого императора. И тогда, явившись к нему, эти два иудейских колдуна напомнили ему о том давнем пророчестве, которое они ему сказали. За это они потребовали у него не золото или какие-либо почести, а потребовали, чтобы он выбросил из святых церквей иконы, называя их идолами.

Так, братья и сестры, происходит и в нашей жизни, когда какие-либо нечестивые колдуны пытаются предсказывать будущее. Бесы, они не знают точно будущего. Но если какой-либо человек готовит, например, ограбление дома, то он может сказать другому: «Назавтра этот дом будет ограблен». Потом он приходит ночью, ограбляет этот дом. И действительно, наутро это происходит. Но это может и не случиться. Он, например, планирует ограбить какой-то дом, но потом заболевает или умирает, или какие-либо другие препятствия не позволяют ему сделать это преступление. Таким образом, и бесы могут предсказывать будущее. Когда они готовят какое-либо преступление, как в случае с этим нечестивым царём Львом Исавром, они заранее, видя, что он честолюбив, склонен к разным преступлениям (потому что и трон греческого царства он захватил с помощью дворцового переворота), видя, что этот человек способен к таким действиям, и предсказали с помощью своих слуг колдунов о том, что он в скором времени займёт трон греческого императора.

И действительно, после того, как эти колдуны напугали его ещё тем, что если он не будет бороться с иконами, то через некоторое время потеряет греческое царство, он начал ревностно гнать иконы, называя их «идолами», и всех иконопочитателей предавая смерти и ссылкам. В это время Иоанн Дамаскин находился на территории, которая не относилась к Греческому царству, а к сарацинскому. Видя те многие гонения, которые происходили в Царьграде и в окрестностях на святые иконы, начал писать послания и передавать тем известным ему верующим в Царьграде, которые, читая его догматические послания о почитании святых икон, и сами укреплялись этими посланиями и, передавая друг другу, укрепляли всех православных в стоянии за веру.

Царь Лев, через некоторое время узнавши об этом, попросил, чтобы его единомышленники льстивым образом выпросили у православных какое-либо подлинное письмо Иоанна Дамаскина, и те через некоторое время действительно принесли ему это письмо. Искусные писцы написали послание, в котором говорилось о том, что Иоанн Дамаскин обращался к нему, царю Льву, с вероломным предложением: «Я Царь, давно зная о вашей греческой державе, желал бы, чтобы ты взял мой родной город Дамаск. В нём слабая стража и, кроме того, если ты неожиданно подойдёшь со своим войском к его стенам, я сам постараюсь помочь тебе, потому что и весь город, и все начальство в нём передано мне». Это послание царь Лев отослал управителю Дамаска, говоря, что «хорошо сохранять мир друг с другом. Но один христианин, находящийся под твоей властью, постоянно побуждает меня, чтобы я неожиданно напал на город Дамаск и захватил его и обещает мне свою помощь. Поэтому я в знак дружбы посылаю тебе его письмо, а с ним ты сделай сам, что захочешь».

Дамасский правитель, халиф, видя это, тотчас призвал Иоанна Дамаскина и, показавши ему письмо, начал спрашивать, писал ли он его. На что Иоанн Дамаскин, рассмотревши его, сказал, что «буквы этого письма немного похожи на мои буквы, но легко доказать, что я это не писал». Но после этих слов халиф уже не слушал оправданий Иоанна Дамаскина, а повелел тут же отрубить ему правую руку, которая якобы писала это послание. Рука была отрублена, а преподобный, изнемогший от боли и потери крови, был отведён в своё жилище.

Через некоторое время, ближе к вечеру, когда он уже узнал, что гнев халифа утих, он попросил его, чтобы ему была отдана его рука, которая была повешена на городской площади. «Болезнь моя усиливается, ― говорил преподобный, ― когда я знаю, что рука моя висит на площади, поэтому верни мне её, чтобы я мог похоронить её и получить хотя бы некоторое облегчение в своей болезни».

Когда рука была ему возвращена, то он полотенцем привязал её к отрубленному суставу, а сам обратился с горячей и тёплой молитвой к Царице Небесной, обещая Ей, что если Она дарует ему исцеление, то он этой рукой будет всю свою жизнь писать и прославлять и Её, и Господа, и святых в церковных песнопениях и догматических посланиях. Столь велика была его любовь и упование на Царицу Небесную, что даже в такой, казалось бы, неисцелимой никакими человеческими силами болезнями, он, тем не менее, воодушевлённый величайшей верой в Божию Матерь, попросил Её об исцелении уже отрубленной и мёртвой своей руки. И когда он, задремавши, уснул, то Божия Матерь, явившись ему во сне, сказала, что «вот, твоя рука уже здорова, итак, исполни то, что ты обещал Мне, наяву».

Икона Божией Матери «Троеручица». Храм Рождества Пресвятой Богородицы. Святогорская Лавра

Когда он проснулся, то к величайшей своей радости увидел, что, действительно, рука его ожила, уже двигается, и только небольшой красный шрам остался на том месте, где было место отсечения. Повязку, которой была привязана его отрубленная рука, он уже до конца своей жизни носил на своей главе в память об этом чудесном исцелении, а звуки радости, которые раздавались из его дома, в скором времени привлекли всех окружающих и соседей.

Сам халиф узнал об этом чуде и, призвавши его, внимательно рассматривал его руку, а потом просил у него прощения, обещая до самой смерти во всём своём царстве слушать его и не преступать его повелений и прося прощения у этого доброго и благоразумного человека. Но преподобный Иоанн Дамаскин уже не захотел остаться в миру. Но сам, по примеру своего духовного наставника, преподобного Косьмы, пожелал уйти в обитель святого Саввы Освященного.

Пришедши туда, там он поселился в его келии. Получивши наставление от одного богомудрого старца, стал прилежать в подвиге послушания и смирения. Одним из условий, которое поставил ему старец, наставляя его в духовной жизни, было то, что он запретил ему что-либо писать ― или письма, или послания, желая, чтобы преподобный Иоанн Дамаскин в своём сердце возгрелся величайшей любовью к своему Творцу и Создателю. И действительно, он долгое время исполнял это послушание старца, но потом, тронутый просьбой одного брата, написал надгробные песнопения, которые и сейчас мы употребляем в чине погребения православных христиан.

Услышавши, что ученик нарушил его повеление, старец выгнал его из кельи и долгое время не хотел его даже пускать в неё. Тогда преподобный просил других отцов Лавры, чтобы они ходатайствовали за него и просили, чтобы старец простил ему его нарушение благословения. Старец дал ему такую епитимью, чтобы он очистил все нечистые места, которые находились тогда в Лавре Саввы Освященного. Отцы не могли передать Иоанну Дамаскину эту просьбу и благословение его старца, потому что весь восток уважал его как величайшего учёного и богослова и никто бы не осмелился сказать ему. Но Иоанн Дамаскин сам, тщательно расспрашивая, узнал о том, каково было благословение, и с радостью начал исполнять это послушание. Тогда старец его, вышедши из кельи, обнял, облобызал его и сказал: «Какого страдальца ради Христа сделал я».

Через некоторое время старцу явилась Божия Матерь и повелела, чтобы он уже больше не запрещал преподобному Иоанну писать церковные песнопения, говоря, что он наполнит всю вселенную своими божественными песнями. После этого явления Царицы Небесной его духовный наставник благословил, чтобы Иоанн Дамаскин начал составлять церковные песнопения.

И теперь мы имеем и каноны на Святую Пасху, на двунадесятые праздники, на воскресные церковные дни, составленные этим величайшим божественным учителем. Ни до него, ни после него Святая Церковь не имела такого песнописца, божественные песнопения которого изливались из самой глубины его сердца, были воодушевлены самой высочайшей небесной радостью. Поэтому, когда мы слушаем песнопения пасхальные или других праздников, то должны стараться внимательно приникать к тем торжественным струям, которые истекли из сердца преподобного Иоанна Дамаскина. Хотя они требуют некоторого напряжения умственного и душевного развития, но когда человек со вниманием слушает то, что поведал преподобный Иоанн Дамаскин о тех величайших духовных тайнах, которых он сподобился, то сердце любого человека начинает возгораться и трепетать от радости и от той духовной небесной сладости, которая содержится в песнопениях этого великого святого песнописца Святой Православной Церкви.

И мы, братья и сестры, будем стараться в нашей жизни с молитвой обращаться к этому великому учителю церковному, к этому неложному молитвеннику перед Царицей Небесной, который сумел её умолить об исцелении своей отрубленной руки. И в память об этом привесил серебряную подвеску к Её чудотворной иконе, так что и сама икона получила название «Троеручница». То есть третья рука ― это серебряная подвеска в память об исцелении, совершённом над преподобным Иоанном Дамаскиным, чтобы он своей всесильной молитвой умолил Царицу Небесную даровать и нам любовь к Её Сыну, исполнение заповеди Божией, истинное и неленостное покаяние и достижение Царства Небесного. Аминь.

Page 15

В этот день Святая Церковь особо прославляет чудотворный образ Царицы Небесной, именуемый «Троеручица». Икона эта связана с именем преподобного Иоанна Дамаскина, которому после горячей молитвы у Её святой иконы Божия Матерь вернула отсечённую руку.

Проповедь архимандрита Исихия (Клыпы), произнесённая на праздник иконы Богородицы «Троеручица», 25 июля 2016 года

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Чествуемая сегодня икона Пресвятой Богородицы, именуемая «Троеручицей», связана с именем преподобного Иоанна Дамаскина. В детстве он получил прекрасное образование, преподанное ему и его приёмному брату, отроку Косьме (в будущем — епископу Маиумскому), учёным монахом из Калабрии, выкупленным отцом Иоанна, Сергием Мансуром на невольничьем рынке Дамаска.

Мудрого учителя звали также Косьмой. В своё время он в совершенстве изучил все богословские науки и греков, и римлян, и пламенно желал ту мудрость, которую приобрёл сам великими трудами, преподать кому-либо из учеников. Но видя себя в плену сарацинском, он уже не думал, что может кому-либо помочь и научить этой божественной премудрости. И был крайне обрадован, когда был выкуплен Сергием Мансуром и в свои ученики получил двух его детей ― преподобного Иоанна, его ребёнка по естеству, и преподобного Косьму, которого Сергей усыновил и сделал своим вторым сыном. Эти два ученика преподобного Косьмы столь усовершенствовались в тех науках, которые он им преподавал, что через некоторое время он сказал их отцу Сергию, что уже нечему их учить. А он, Косьма, научивши их божественной небесной премудрости и земной, которую он в течение многих лет изучал, теперь хочет сам научиться духовной премудрости у иноков обители святого Саввы.

Через некоторое время он оставил их и ушёл в обитель Саввы Освященного, а своих учеников препоручил премудрости Божией, чтобы Сам Господь уже вдохновлял и вразумлял их. Преподобный Иоанн Дамаскин, получивши такое воспитание и видя многих еретиков, в то время возмущавших мир Церкви Христовой, начал писать свои богомудрые творения, обличая и ересь несториан, и ересь монофизитов, монофелитов и остатки павликианской ереси.

В то время греческий царь Лев Исавр воздвиг гонения на святые иконы. Это произошло по той причине, что ещё когда он был юным воином, то однажды, шедши в некой местности, он встретил двух еврейских чародеев или колдунов, которые предсказали ему, что он через некоторое время будет греческим императором. И сказали ему, что когда наше пророчество исполнится, тогда мы придём к тебе и попросим тебя исполнить и нашу просьбу. И действительно, через некоторое время он, продвигаясь по военной службе, занял пост греческого императора. И тогда, явившись к нему, эти два иудейских колдуна напомнили ему о том давнем пророчестве, которое они ему сказали. За это они потребовали у него не золото или какие-либо почести, а потребовали, чтобы он выбросил из святых церквей иконы, называя их идолами.

Так, братья и сестры, происходит и в нашей жизни, когда какие-либо нечестивые колдуны пытаются предсказывать будущее. Бесы, они не знают точно будущего. Но если какой-либо человек готовит, например, ограбление дома, то он может сказать другому: «Назавтра этот дом будет ограблен». Потом он приходит ночью, ограбляет этот дом. И действительно, наутро это происходит. Но это может и не случиться. Он, например, планирует ограбить какой-то дом, но потом заболевает или умирает, или какие-либо другие препятствия не позволяют ему сделать это преступление. Таким образом, и бесы могут предсказывать будущее. Когда они готовят какое-либо преступление, как в случае с этим нечестивым царём Львом Исавром, они заранее, видя, что он честолюбив, склонен к разным преступлениям (потому что и трон греческого царства он захватил с помощью дворцового переворота), видя, что этот человек способен к таким действиям, и предсказали с помощью своих слуг колдунов о том, что он в скором времени займёт трон греческого императора.

И действительно, после того, как эти колдуны напугали его ещё тем, что если он не будет бороться с иконами, то через некоторое время потеряет греческое царство, он начал ревностно гнать иконы, называя их «идолами», и всех иконопочитателей предавая смерти и ссылкам. В это время Иоанн Дамаскин находился на территории, которая не относилась к Греческому царству, а к сарацинскому. Видя те многие гонения, которые происходили в Царьграде и в окрестностях на святые иконы, начал писать послания и передавать тем известным ему верующим в Царьграде, которые, читая его догматические послания о почитании святых икон, и сами укреплялись этими посланиями и, передавая друг другу, укрепляли всех православных в стоянии за веру.

Царь Лев, через некоторое время узнавши об этом, попросил, чтобы его единомышленники льстивым образом выпросили у православных какое-либо подлинное письмо Иоанна Дамаскина, и те через некоторое время действительно принесли ему это письмо. Искусные писцы написали послание, в котором говорилось о том, что Иоанн Дамаскин обращался к нему, царю Льву, с вероломным предложением: «Я Царь, давно зная о вашей греческой державе, желал бы, чтобы ты взял мой родной город Дамаск. В нём слабая стража и, кроме того, если ты неожиданно подойдёшь со своим войском к его стенам, я сам постараюсь помочь тебе, потому что и весь город, и все начальство в нём передано мне». Это послание царь Лев отослал управителю Дамаска, говоря, что «хорошо сохранять мир друг с другом. Но один христианин, находящийся под твоей властью, постоянно побуждает меня, чтобы я неожиданно напал на город Дамаск и захватил его и обещает мне свою помощь. Поэтому я в знак дружбы посылаю тебе его письмо, а с ним ты сделай сам, что захочешь».

Дамасский правитель, халиф, видя это, тотчас призвал Иоанна Дамаскина и, показавши ему письмо, начал спрашивать, писал ли он его. На что Иоанн Дамаскин, рассмотревши его, сказал, что «буквы этого письма немного похожи на мои буквы, но легко доказать, что я это не писал». Но после этих слов халиф уже не слушал оправданий Иоанна Дамаскина, а повелел тут же отрубить ему правую руку, которая якобы писала это послание. Рука была отрублена, а преподобный, изнемогший от боли и потери крови, был отведён в своё жилище.

Через некоторое время, ближе к вечеру, когда он уже узнал, что гнев халифа утих, он попросил его, чтобы ему была отдана его рука, которая была повешена на городской площади. «Болезнь моя усиливается, ― говорил преподобный, ― когда я знаю, что рука моя висит на площади, поэтому верни мне её, чтобы я мог похоронить её и получить хотя бы некоторое облегчение в своей болезни».

Когда рука была ему возвращена, то он полотенцем привязал её к отрубленному суставу, а сам обратился с горячей и тёплой молитвой к Царице Небесной, обещая Ей, что если Она дарует ему исцеление, то он этой рукой будет всю свою жизнь писать и прославлять и Её, и Господа, и святых в церковных песнопениях и догматических посланиях. Столь велика была его любовь и упование на Царицу Небесную, что даже в такой, казалось бы, неисцелимой никакими человеческими силами болезнями, он, тем не менее, воодушевлённый величайшей верой в Божию Матерь, попросил Её об исцелении уже отрубленной и мёртвой своей руки. И когда он, задремавши, уснул, то Божия Матерь, явившись ему во сне, сказала, что «вот, твоя рука уже здорова, итак, исполни то, что ты обещал Мне, наяву».

Икона Божией Матери «Троеручица». Храм Рождества Пресвятой Богородицы. Святогорская Лавра

Когда он проснулся, то к величайшей своей радости увидел, что, действительно, рука его ожила, уже двигается, и только небольшой красный шрам остался на том месте, где было место отсечения. Повязку, которой была привязана его отрубленная рука, он уже до конца своей жизни носил на своей главе в память об этом чудесном исцелении, а звуки радости, которые раздавались из его дома, в скором времени привлекли всех окружающих и соседей.

Сам халиф узнал об этом чуде и, призвавши его, внимательно рассматривал его руку, а потом просил у него прощения, обещая до самой смерти во всём своём царстве слушать его и не преступать его повелений и прося прощения у этого доброго и благоразумного человека. Но преподобный Иоанн Дамаскин уже не захотел остаться в миру. Но сам, по примеру своего духовного наставника, преподобного Косьмы, пожелал уйти в обитель святого Саввы Освященного.

Пришедши туда, там он поселился в его келии. Получивши наставление от одного богомудрого старца, стал прилежать в подвиге послушания и смирения. Одним из условий, которое поставил ему старец, наставляя его в духовной жизни, было то, что он запретил ему что-либо писать ― или письма, или послания, желая, чтобы преподобный Иоанн Дамаскин в своём сердце возгрелся величайшей любовью к своему Творцу и Создателю. И действительно, он долгое время исполнял это послушание старца, но потом, тронутый просьбой одного брата, написал надгробные песнопения, которые и сейчас мы употребляем в чине погребения православных христиан.

Услышавши, что ученик нарушил его повеление, старец выгнал его из кельи и долгое время не хотел его даже пускать в неё. Тогда преподобный просил других отцов Лавры, чтобы они ходатайствовали за него и просили, чтобы старец простил ему его нарушение благословения. Старец дал ему такую епитимью, чтобы он очистил все нечистые места, которые находились тогда в Лавре Саввы Освященного. Отцы не могли передать Иоанну Дамаскину эту просьбу и благословение его старца, потому что весь восток уважал его как величайшего учёного и богослова и никто бы не осмелился сказать ему. Но Иоанн Дамаскин сам, тщательно расспрашивая, узнал о том, каково было благословение, и с радостью начал исполнять это послушание. Тогда старец его, вышедши из кельи, обнял, облобызал его и сказал: «Какого страдальца ради Христа сделал я».

Через некоторое время старцу явилась Божия Матерь и повелела, чтобы он уже больше не запрещал преподобному Иоанну писать церковные песнопения, говоря, что он наполнит всю вселенную своими божественными песнями. После этого явления Царицы Небесной его духовный наставник благословил, чтобы Иоанн Дамаскин начал составлять церковные песнопения.

И теперь мы имеем и каноны на Святую Пасху, на двунадесятые праздники, на воскресные церковные дни, составленные этим величайшим божественным учителем. Ни до него, ни после него Святая Церковь не имела такого песнописца, божественные песнопения которого изливались из самой глубины его сердца, были воодушевлены самой высочайшей небесной радостью. Поэтому, когда мы слушаем песнопения пасхальные или других праздников, то должны стараться внимательно приникать к тем торжественным струям, которые истекли из сердца преподобного Иоанна Дамаскина. Хотя они требуют некоторого напряжения умственного и душевного развития, но когда человек со вниманием слушает то, что поведал преподобный Иоанн Дамаскин о тех величайших духовных тайнах, которых он сподобился, то сердце любого человека начинает возгораться и трепетать от радости и от той духовной небесной сладости, которая содержится в песнопениях этого великого святого песнописца Святой Православной Церкви.

И мы, братья и сестры, будем стараться в нашей жизни с молитвой обращаться к этому великому учителю церковному, к этому неложному молитвеннику перед Царицей Небесной, который сумел её умолить об исцелении своей отрубленной руки. И в память об этом привесил серебряную подвеску к Её чудотворной иконе, так что и сама икона получила название «Троеручница». То есть третья рука ― это серебряная подвеска в память об исцелении, совершённом над преподобным Иоанном Дамаскиным, чтобы он своей всесильной молитвой умолил Царицу Небесную даровать и нам любовь к Её Сыну, исполнение заповеди Божией, истинное и неленостное покаяние и достижение Царства Небесного. Аминь.

Page 16

В этот день Святая Церковь особо прославляет чудотворный образ Царицы Небесной, именуемый «Троеручица». Икона эта связана с именем преподобного Иоанна Дамаскина, которому после горячей молитвы у Её святой иконы Божия Матерь вернула отсечённую руку.

Проповедь архимандрита Исихия (Клыпы), произнесённая на праздник иконы Богородицы «Троеручица», 25 июля 2016 года

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Чествуемая сегодня икона Пресвятой Богородицы, именуемая «Троеручицей», связана с именем преподобного Иоанна Дамаскина. В детстве он получил прекрасное образование, преподанное ему и его приёмному брату, отроку Косьме (в будущем — епископу Маиумскому), учёным монахом из Калабрии, выкупленным отцом Иоанна, Сергием Мансуром на невольничьем рынке Дамаска.

Мудрого учителя звали также Косьмой. В своё время он в совершенстве изучил все богословские науки и греков, и римлян, и пламенно желал ту мудрость, которую приобрёл сам великими трудами, преподать кому-либо из учеников. Но видя себя в плену сарацинском, он уже не думал, что может кому-либо помочь и научить этой божественной премудрости. И был крайне обрадован, когда был выкуплен Сергием Мансуром и в свои ученики получил двух его детей ― преподобного Иоанна, его ребёнка по естеству, и преподобного Косьму, которого Сергей усыновил и сделал своим вторым сыном. Эти два ученика преподобного Косьмы столь усовершенствовались в тех науках, которые он им преподавал, что через некоторое время он сказал их отцу Сергию, что уже нечему их учить. А он, Косьма, научивши их божественной небесной премудрости и земной, которую он в течение многих лет изучал, теперь хочет сам научиться духовной премудрости у иноков обители святого Саввы.

Через некоторое время он оставил их и ушёл в обитель Саввы Освященного, а своих учеников препоручил премудрости Божией, чтобы Сам Господь уже вдохновлял и вразумлял их. Преподобный Иоанн Дамаскин, получивши такое воспитание и видя многих еретиков, в то время возмущавших мир Церкви Христовой, начал писать свои богомудрые творения, обличая и ересь несториан, и ересь монофизитов, монофелитов и остатки павликианской ереси.

В то время греческий царь Лев Исавр воздвиг гонения на святые иконы. Это произошло по той причине, что ещё когда он был юным воином, то однажды, шедши в некой местности, он встретил двух еврейских чародеев или колдунов, которые предсказали ему, что он через некоторое время будет греческим императором. И сказали ему, что когда наше пророчество исполнится, тогда мы придём к тебе и попросим тебя исполнить и нашу просьбу. И действительно, через некоторое время он, продвигаясь по военной службе, занял пост греческого императора. И тогда, явившись к нему, эти два иудейских колдуна напомнили ему о том давнем пророчестве, которое они ему сказали. За это они потребовали у него не золото или какие-либо почести, а потребовали, чтобы он выбросил из святых церквей иконы, называя их идолами.

Так, братья и сестры, происходит и в нашей жизни, когда какие-либо нечестивые колдуны пытаются предсказывать будущее. Бесы, они не знают точно будущего. Но если какой-либо человек готовит, например, ограбление дома, то он может сказать другому: «Назавтра этот дом будет ограблен». Потом он приходит ночью, ограбляет этот дом. И действительно, наутро это происходит. Но это может и не случиться. Он, например, планирует ограбить какой-то дом, но потом заболевает или умирает, или какие-либо другие препятствия не позволяют ему сделать это преступление. Таким образом, и бесы могут предсказывать будущее. Когда они готовят какое-либо преступление, как в случае с этим нечестивым царём Львом Исавром, они заранее, видя, что он честолюбив, склонен к разным преступлениям (потому что и трон греческого царства он захватил с помощью дворцового переворота), видя, что этот человек способен к таким действиям, и предсказали с помощью своих слуг колдунов о том, что он в скором времени займёт трон греческого императора.

И действительно, после того, как эти колдуны напугали его ещё тем, что если он не будет бороться с иконами, то через некоторое время потеряет греческое царство, он начал ревностно гнать иконы, называя их «идолами», и всех иконопочитателей предавая смерти и ссылкам. В это время Иоанн Дамаскин находился на территории, которая не относилась к Греческому царству, а к сарацинскому. Видя те многие гонения, которые происходили в Царьграде и в окрестностях на святые иконы, начал писать послания и передавать тем известным ему верующим в Царьграде, которые, читая его догматические послания о почитании святых икон, и сами укреплялись этими посланиями и, передавая друг другу, укрепляли всех православных в стоянии за веру.

Царь Лев, через некоторое время узнавши об этом, попросил, чтобы его единомышленники льстивым образом выпросили у православных какое-либо подлинное письмо Иоанна Дамаскина, и те через некоторое время действительно принесли ему это письмо. Искусные писцы написали послание, в котором говорилось о том, что Иоанн Дамаскин обращался к нему, царю Льву, с вероломным предложением: «Я Царь, давно зная о вашей греческой державе, желал бы, чтобы ты взял мой родной город Дамаск. В нём слабая стража и, кроме того, если ты неожиданно подойдёшь со своим войском к его стенам, я сам постараюсь помочь тебе, потому что и весь город, и все начальство в нём передано мне». Это послание царь Лев отослал управителю Дамаска, говоря, что «хорошо сохранять мир друг с другом. Но один христианин, находящийся под твоей властью, постоянно побуждает меня, чтобы я неожиданно напал на город Дамаск и захватил его и обещает мне свою помощь. Поэтому я в знак дружбы посылаю тебе его письмо, а с ним ты сделай сам, что захочешь».

Дамасский правитель, халиф, видя это, тотчас призвал Иоанна Дамаскина и, показавши ему письмо, начал спрашивать, писал ли он его. На что Иоанн Дамаскин, рассмотревши его, сказал, что «буквы этого письма немного похожи на мои буквы, но легко доказать, что я это не писал». Но после этих слов халиф уже не слушал оправданий Иоанна Дамаскина, а повелел тут же отрубить ему правую руку, которая якобы писала это послание. Рука была отрублена, а преподобный, изнемогший от боли и потери крови, был отведён в своё жилище.

Через некоторое время, ближе к вечеру, когда он уже узнал, что гнев халифа утих, он попросил его, чтобы ему была отдана его рука, которая была повешена на городской площади. «Болезнь моя усиливается, ― говорил преподобный, ― когда я знаю, что рука моя висит на площади, поэтому верни мне её, чтобы я мог похоронить её и получить хотя бы некоторое облегчение в своей болезни».

Когда рука была ему возвращена, то он полотенцем привязал её к отрубленному суставу, а сам обратился с горячей и тёплой молитвой к Царице Небесной, обещая Ей, что если Она дарует ему исцеление, то он этой рукой будет всю свою жизнь писать и прославлять и Её, и Господа, и святых в церковных песнопениях и догматических посланиях. Столь велика была его любовь и упование на Царицу Небесную, что даже в такой, казалось бы, неисцелимой никакими человеческими силами болезнями, он, тем не менее, воодушевлённый величайшей верой в Божию Матерь, попросил Её об исцелении уже отрубленной и мёртвой своей руки. И когда он, задремавши, уснул, то Божия Матерь, явившись ему во сне, сказала, что «вот, твоя рука уже здорова, итак, исполни то, что ты обещал Мне, наяву».

Икона Божией Матери «Троеручица». Храм Рождества Пресвятой Богородицы. Святогорская Лавра

Когда он проснулся, то к величайшей своей радости увидел, что, действительно, рука его ожила, уже двигается, и только небольшой красный шрам остался на том месте, где было место отсечения. Повязку, которой была привязана его отрубленная рука, он уже до конца своей жизни носил на своей главе в память об этом чудесном исцелении, а звуки радости, которые раздавались из его дома, в скором времени привлекли всех окружающих и соседей.

Сам халиф узнал об этом чуде и, призвавши его, внимательно рассматривал его руку, а потом просил у него прощения, обещая до самой смерти во всём своём царстве слушать его и не преступать его повелений и прося прощения у этого доброго и благоразумного человека. Но преподобный Иоанн Дамаскин уже не захотел остаться в миру. Но сам, по примеру своего духовного наставника, преподобного Косьмы, пожелал уйти в обитель святого Саввы Освященного.

Пришедши туда, там он поселился в его келии. Получивши наставление от одного богомудрого старца, стал прилежать в подвиге послушания и смирения. Одним из условий, которое поставил ему старец, наставляя его в духовной жизни, было то, что он запретил ему что-либо писать ― или письма, или послания, желая, чтобы преподобный Иоанн Дамаскин в своём сердце возгрелся величайшей любовью к своему Творцу и Создателю. И действительно, он долгое время исполнял это послушание старца, но потом, тронутый просьбой одного брата, написал надгробные песнопения, которые и сейчас мы употребляем в чине погребения православных христиан.

Услышавши, что ученик нарушил его повеление, старец выгнал его из кельи и долгое время не хотел его даже пускать в неё. Тогда преподобный просил других отцов Лавры, чтобы они ходатайствовали за него и просили, чтобы старец простил ему его нарушение благословения. Старец дал ему такую епитимью, чтобы он очистил все нечистые места, которые находились тогда в Лавре Саввы Освященного. Отцы не могли передать Иоанну Дамаскину эту просьбу и благословение его старца, потому что весь восток уважал его как величайшего учёного и богослова и никто бы не осмелился сказать ему. Но Иоанн Дамаскин сам, тщательно расспрашивая, узнал о том, каково было благословение, и с радостью начал исполнять это послушание. Тогда старец его, вышедши из кельи, обнял, облобызал его и сказал: «Какого страдальца ради Христа сделал я».

Через некоторое время старцу явилась Божия Матерь и повелела, чтобы он уже больше не запрещал преподобному Иоанну писать церковные песнопения, говоря, что он наполнит всю вселенную своими божественными песнями. После этого явления Царицы Небесной его духовный наставник благословил, чтобы Иоанн Дамаскин начал составлять церковные песнопения.

И теперь мы имеем и каноны на Святую Пасху, на двунадесятые праздники, на воскресные церковные дни, составленные этим величайшим божественным учителем. Ни до него, ни после него Святая Церковь не имела такого песнописца, божественные песнопения которого изливались из самой глубины его сердца, были воодушевлены самой высочайшей небесной радостью. Поэтому, когда мы слушаем песнопения пасхальные или других праздников, то должны стараться внимательно приникать к тем торжественным струям, которые истекли из сердца преподобного Иоанна Дамаскина. Хотя они требуют некоторого напряжения умственного и душевного развития, но когда человек со вниманием слушает то, что поведал преподобный Иоанн Дамаскин о тех величайших духовных тайнах, которых он сподобился, то сердце любого человека начинает возгораться и трепетать от радости и от той духовной небесной сладости, которая содержится в песнопениях этого великого святого песнописца Святой Православной Церкви.

И мы, братья и сестры, будем стараться в нашей жизни с молитвой обращаться к этому великому учителю церковному, к этому неложному молитвеннику перед Царицей Небесной, который сумел её умолить об исцелении своей отрубленной руки. И в память об этом привесил серебряную подвеску к Её чудотворной иконе, так что и сама икона получила название «Троеручница». То есть третья рука ― это серебряная подвеска в память об исцелении, совершённом над преподобным Иоанном Дамаскиным, чтобы он своей всесильной молитвой умолил Царицу Небесную даровать и нам любовь к Её Сыну, исполнение заповеди Божией, истинное и неленостное покаяние и достижение Царства Небесного. Аминь.

Page 17

В этот день Святая Церковь особо прославляет чудотворный образ Царицы Небесной, именуемый «Троеручица». Икона эта связана с именем преподобного Иоанна Дамаскина, которому после горячей молитвы у Её святой иконы Божия Матерь вернула отсечённую руку.

Проповедь архимандрита Исихия (Клыпы), произнесённая на праздник иконы Богородицы «Троеручица», 25 июля 2016 года

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Чествуемая сегодня икона Пресвятой Богородицы, именуемая «Троеручицей», связана с именем преподобного Иоанна Дамаскина. В детстве он получил прекрасное образование, преподанное ему и его приёмному брату, отроку Косьме (в будущем — епископу Маиумскому), учёным монахом из Калабрии, выкупленным отцом Иоанна, Сергием Мансуром на невольничьем рынке Дамаска.

Мудрого учителя звали также Косьмой. В своё время он в совершенстве изучил все богословские науки и греков, и римлян, и пламенно желал ту мудрость, которую приобрёл сам великими трудами, преподать кому-либо из учеников. Но видя себя в плену сарацинском, он уже не думал, что может кому-либо помочь и научить этой божественной премудрости. И был крайне обрадован, когда был выкуплен Сергием Мансуром и в свои ученики получил двух его детей ― преподобного Иоанна, его ребёнка по естеству, и преподобного Косьму, которого Сергей усыновил и сделал своим вторым сыном. Эти два ученика преподобного Косьмы столь усовершенствовались в тех науках, которые он им преподавал, что через некоторое время он сказал их отцу Сергию, что уже нечему их учить. А он, Косьма, научивши их божественной небесной премудрости и земной, которую он в течение многих лет изучал, теперь хочет сам научиться духовной премудрости у иноков обители святого Саввы.

Через некоторое время он оставил их и ушёл в обитель Саввы Освященного, а своих учеников препоручил премудрости Божией, чтобы Сам Господь уже вдохновлял и вразумлял их. Преподобный Иоанн Дамаскин, получивши такое воспитание и видя многих еретиков, в то время возмущавших мир Церкви Христовой, начал писать свои богомудрые творения, обличая и ересь несториан, и ересь монофизитов, монофелитов и остатки павликианской ереси.

В то время греческий царь Лев Исавр воздвиг гонения на святые иконы. Это произошло по той причине, что ещё когда он был юным воином, то однажды, шедши в некой местности, он встретил двух еврейских чародеев или колдунов, которые предсказали ему, что он через некоторое время будет греческим императором. И сказали ему, что когда наше пророчество исполнится, тогда мы придём к тебе и попросим тебя исполнить и нашу просьбу. И действительно, через некоторое время он, продвигаясь по военной службе, занял пост греческого императора. И тогда, явившись к нему, эти два иудейских колдуна напомнили ему о том давнем пророчестве, которое они ему сказали. За это они потребовали у него не золото или какие-либо почести, а потребовали, чтобы он выбросил из святых церквей иконы, называя их идолами.

Так, братья и сестры, происходит и в нашей жизни, когда какие-либо нечестивые колдуны пытаются предсказывать будущее. Бесы, они не знают точно будущего. Но если какой-либо человек готовит, например, ограбление дома, то он может сказать другому: «Назавтра этот дом будет ограблен». Потом он приходит ночью, ограбляет этот дом. И действительно, наутро это происходит. Но это может и не случиться. Он, например, планирует ограбить какой-то дом, но потом заболевает или умирает, или какие-либо другие препятствия не позволяют ему сделать это преступление. Таким образом, и бесы могут предсказывать будущее. Когда они готовят какое-либо преступление, как в случае с этим нечестивым царём Львом Исавром, они заранее, видя, что он честолюбив, склонен к разным преступлениям (потому что и трон греческого царства он захватил с помощью дворцового переворота), видя, что этот человек способен к таким действиям, и предсказали с помощью своих слуг колдунов о том, что он в скором времени займёт трон греческого императора.

И действительно, после того, как эти колдуны напугали его ещё тем, что если он не будет бороться с иконами, то через некоторое время потеряет греческое царство, он начал ревностно гнать иконы, называя их «идолами», и всех иконопочитателей предавая смерти и ссылкам. В это время Иоанн Дамаскин находился на территории, которая не относилась к Греческому царству, а к сарацинскому. Видя те многие гонения, которые происходили в Царьграде и в окрестностях на святые иконы, начал писать послания и передавать тем известным ему верующим в Царьграде, которые, читая его догматические послания о почитании святых икон, и сами укреплялись этими посланиями и, передавая друг другу, укрепляли всех православных в стоянии за веру.

Царь Лев, через некоторое время узнавши об этом, попросил, чтобы его единомышленники льстивым образом выпросили у православных какое-либо подлинное письмо Иоанна Дамаскина, и те через некоторое время действительно принесли ему это письмо. Искусные писцы написали послание, в котором говорилось о том, что Иоанн Дамаскин обращался к нему, царю Льву, с вероломным предложением: «Я Царь, давно зная о вашей греческой державе, желал бы, чтобы ты взял мой родной город Дамаск. В нём слабая стража и, кроме того, если ты неожиданно подойдёшь со своим войском к его стенам, я сам постараюсь помочь тебе, потому что и весь город, и все начальство в нём передано мне». Это послание царь Лев отослал управителю Дамаска, говоря, что «хорошо сохранять мир друг с другом. Но один христианин, находящийся под твоей властью, постоянно побуждает меня, чтобы я неожиданно напал на город Дамаск и захватил его и обещает мне свою помощь. Поэтому я в знак дружбы посылаю тебе его письмо, а с ним ты сделай сам, что захочешь».

Дамасский правитель, халиф, видя это, тотчас призвал Иоанна Дамаскина и, показавши ему письмо, начал спрашивать, писал ли он его. На что Иоанн Дамаскин, рассмотревши его, сказал, что «буквы этого письма немного похожи на мои буквы, но легко доказать, что я это не писал». Но после этих слов халиф уже не слушал оправданий Иоанна Дамаскина, а повелел тут же отрубить ему правую руку, которая якобы писала это послание. Рука была отрублена, а преподобный, изнемогший от боли и потери крови, был отведён в своё жилище.

Через некоторое время, ближе к вечеру, когда он уже узнал, что гнев халифа утих, он попросил его, чтобы ему была отдана его рука, которая была повешена на городской площади. «Болезнь моя усиливается, ― говорил преподобный, ― когда я знаю, что рука моя висит на площади, поэтому верни мне её, чтобы я мог похоронить её и получить хотя бы некоторое облегчение в своей болезни».

Когда рука была ему возвращена, то он полотенцем привязал её к отрубленному суставу, а сам обратился с горячей и тёплой молитвой к Царице Небесной, обещая Ей, что если Она дарует ему исцеление, то он этой рукой будет всю свою жизнь писать и прославлять и Её, и Господа, и святых в церковных песнопениях и догматических посланиях. Столь велика была его любовь и упование на Царицу Небесную, что даже в такой, казалось бы, неисцелимой никакими человеческими силами болезнями, он, тем не менее, воодушевлённый величайшей верой в Божию Матерь, попросил Её об исцелении уже отрубленной и мёртвой своей руки. И когда он, задремавши, уснул, то Божия Матерь, явившись ему во сне, сказала, что «вот, твоя рука уже здорова, итак, исполни то, что ты обещал Мне, наяву».

Икона Божией Матери «Троеручица». Храм Рождества Пресвятой Богородицы. Святогорская Лавра

Когда он проснулся, то к величайшей своей радости увидел, что, действительно, рука его ожила, уже двигается, и только небольшой красный шрам остался на том месте, где было место отсечения. Повязку, которой была привязана его отрубленная рука, он уже до конца своей жизни носил на своей главе в память об этом чудесном исцелении, а звуки радости, которые раздавались из его дома, в скором времени привлекли всех окружающих и соседей.

Сам халиф узнал об этом чуде и, призвавши его, внимательно рассматривал его руку, а потом просил у него прощения, обещая до самой смерти во всём своём царстве слушать его и не преступать его повелений и прося прощения у этого доброго и благоразумного человека. Но преподобный Иоанн Дамаскин уже не захотел остаться в миру. Но сам, по примеру своего духовного наставника, преподобного Косьмы, пожелал уйти в обитель святого Саввы Освященного.

Пришедши туда, там он поселился в его келии. Получивши наставление от одного богомудрого старца, стал прилежать в подвиге послушания и смирения. Одним из условий, которое поставил ему старец, наставляя его в духовной жизни, было то, что он запретил ему что-либо писать ― или письма, или послания, желая, чтобы преподобный Иоанн Дамаскин в своём сердце возгрелся величайшей любовью к своему Творцу и Создателю. И действительно, он долгое время исполнял это послушание старца, но потом, тронутый просьбой одного брата, написал надгробные песнопения, которые и сейчас мы употребляем в чине погребения православных христиан.

Услышавши, что ученик нарушил его повеление, старец выгнал его из кельи и долгое время не хотел его даже пускать в неё. Тогда преподобный просил других отцов Лавры, чтобы они ходатайствовали за него и просили, чтобы старец простил ему его нарушение благословения. Старец дал ему такую епитимью, чтобы он очистил все нечистые места, которые находились тогда в Лавре Саввы Освященного. Отцы не могли передать Иоанну Дамаскину эту просьбу и благословение его старца, потому что весь восток уважал его как величайшего учёного и богослова и никто бы не осмелился сказать ему. Но Иоанн Дамаскин сам, тщательно расспрашивая, узнал о том, каково было благословение, и с радостью начал исполнять это послушание. Тогда старец его, вышедши из кельи, обнял, облобызал его и сказал: «Какого страдальца ради Христа сделал я».

Через некоторое время старцу явилась Божия Матерь и повелела, чтобы он уже больше не запрещал преподобному Иоанну писать церковные песнопения, говоря, что он наполнит всю вселенную своими божественными песнями. После этого явления Царицы Небесной его духовный наставник благословил, чтобы Иоанн Дамаскин начал составлять церковные песнопения.

И теперь мы имеем и каноны на Святую Пасху, на двунадесятые праздники, на воскресные церковные дни, составленные этим величайшим божественным учителем. Ни до него, ни после него Святая Церковь не имела такого песнописца, божественные песнопения которого изливались из самой глубины его сердца, были воодушевлены самой высочайшей небесной радостью. Поэтому, когда мы слушаем песнопения пасхальные или других праздников, то должны стараться внимательно приникать к тем торжественным струям, которые истекли из сердца преподобного Иоанна Дамаскина. Хотя они требуют некоторого напряжения умственного и душевного развития, но когда человек со вниманием слушает то, что поведал преподобный Иоанн Дамаскин о тех величайших духовных тайнах, которых он сподобился, то сердце любого человека начинает возгораться и трепетать от радости и от той духовной небесной сладости, которая содержится в песнопениях этого великого святого песнописца Святой Православной Церкви.

И мы, братья и сестры, будем стараться в нашей жизни с молитвой обращаться к этому великому учителю церковному, к этому неложному молитвеннику перед Царицей Небесной, который сумел её умолить об исцелении своей отрубленной руки. И в память об этом привесил серебряную подвеску к Её чудотворной иконе, так что и сама икона получила название «Троеручница». То есть третья рука ― это серебряная подвеска в память об исцелении, совершённом над преподобным Иоанном Дамаскиным, чтобы он своей всесильной молитвой умолил Царицу Небесную даровать и нам любовь к Её Сыну, исполнение заповеди Божией, истинное и неленостное покаяние и достижение Царства Небесного. Аминь.

Page 18

В этот день Святая Церковь особо прославляет чудотворный образ Царицы Небесной, именуемый «Троеручица». Икона эта связана с именем преподобного Иоанна Дамаскина, которому после горячей молитвы у Её святой иконы Божия Матерь вернула отсечённую руку.

Проповедь архимандрита Исихия (Клыпы), произнесённая на праздник иконы Богородицы «Троеручица», 25 июля 2016 года

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Чествуемая сегодня икона Пресвятой Богородицы, именуемая «Троеручицей», связана с именем преподобного Иоанна Дамаскина. В детстве он получил прекрасное образование, преподанное ему и его приёмному брату, отроку Косьме (в будущем — епископу Маиумскому), учёным монахом из Калабрии, выкупленным отцом Иоанна, Сергием Мансуром на невольничьем рынке Дамаска.

Мудрого учителя звали также Косьмой. В своё время он в совершенстве изучил все богословские науки и греков, и римлян, и пламенно желал ту мудрость, которую приобрёл сам великими трудами, преподать кому-либо из учеников. Но видя себя в плену сарацинском, он уже не думал, что может кому-либо помочь и научить этой божественной премудрости. И был крайне обрадован, когда был выкуплен Сергием Мансуром и в свои ученики получил двух его детей ― преподобного Иоанна, его ребёнка по естеству, и преподобного Косьму, которого Сергей усыновил и сделал своим вторым сыном. Эти два ученика преподобного Косьмы столь усовершенствовались в тех науках, которые он им преподавал, что через некоторое время он сказал их отцу Сергию, что уже нечему их учить. А он, Косьма, научивши их божественной небесной премудрости и земной, которую он в течение многих лет изучал, теперь хочет сам научиться духовной премудрости у иноков обители святого Саввы.

Через некоторое время он оставил их и ушёл в обитель Саввы Освященного, а своих учеников препоручил премудрости Божией, чтобы Сам Господь уже вдохновлял и вразумлял их. Преподобный Иоанн Дамаскин, получивши такое воспитание и видя многих еретиков, в то время возмущавших мир Церкви Христовой, начал писать свои богомудрые творения, обличая и ересь несториан, и ересь монофизитов, монофелитов и остатки павликианской ереси.

В то время греческий царь Лев Исавр воздвиг гонения на святые иконы. Это произошло по той причине, что ещё когда он был юным воином, то однажды, шедши в некой местности, он встретил двух еврейских чародеев или колдунов, которые предсказали ему, что он через некоторое время будет греческим императором. И сказали ему, что когда наше пророчество исполнится, тогда мы придём к тебе и попросим тебя исполнить и нашу просьбу. И действительно, через некоторое время он, продвигаясь по военной службе, занял пост греческого императора. И тогда, явившись к нему, эти два иудейских колдуна напомнили ему о том давнем пророчестве, которое они ему сказали. За это они потребовали у него не золото или какие-либо почести, а потребовали, чтобы он выбросил из святых церквей иконы, называя их идолами.

Так, братья и сестры, происходит и в нашей жизни, когда какие-либо нечестивые колдуны пытаются предсказывать будущее. Бесы, они не знают точно будущего. Но если какой-либо человек готовит, например, ограбление дома, то он может сказать другому: «Назавтра этот дом будет ограблен». Потом он приходит ночью, ограбляет этот дом. И действительно, наутро это происходит. Но это может и не случиться. Он, например, планирует ограбить какой-то дом, но потом заболевает или умирает, или какие-либо другие препятствия не позволяют ему сделать это преступление. Таким образом, и бесы могут предсказывать будущее. Когда они готовят какое-либо преступление, как в случае с этим нечестивым царём Львом Исавром, они заранее, видя, что он честолюбив, склонен к разным преступлениям (потому что и трон греческого царства он захватил с помощью дворцового переворота), видя, что этот человек способен к таким действиям, и предсказали с помощью своих слуг колдунов о том, что он в скором времени займёт трон греческого императора.

И действительно, после того, как эти колдуны напугали его ещё тем, что если он не будет бороться с иконами, то через некоторое время потеряет греческое царство, он начал ревностно гнать иконы, называя их «идолами», и всех иконопочитателей предавая смерти и ссылкам. В это время Иоанн Дамаскин находился на территории, которая не относилась к Греческому царству, а к сарацинскому. Видя те многие гонения, которые происходили в Царьграде и в окрестностях на святые иконы, начал писать послания и передавать тем известным ему верующим в Царьграде, которые, читая его догматические послания о почитании святых икон, и сами укреплялись этими посланиями и, передавая друг другу, укрепляли всех православных в стоянии за веру.

Царь Лев, через некоторое время узнавши об этом, попросил, чтобы его единомышленники льстивым образом выпросили у православных какое-либо подлинное письмо Иоанна Дамаскина, и те через некоторое время действительно принесли ему это письмо. Искусные писцы написали послание, в котором говорилось о том, что Иоанн Дамаскин обращался к нему, царю Льву, с вероломным предложением: «Я Царь, давно зная о вашей греческой державе, желал бы, чтобы ты взял мой родной город Дамаск. В нём слабая стража и, кроме того, если ты неожиданно подойдёшь со своим войском к его стенам, я сам постараюсь помочь тебе, потому что и весь город, и все начальство в нём передано мне». Это послание царь Лев отослал управителю Дамаска, говоря, что «хорошо сохранять мир друг с другом. Но один христианин, находящийся под твоей властью, постоянно побуждает меня, чтобы я неожиданно напал на город Дамаск и захватил его и обещает мне свою помощь. Поэтому я в знак дружбы посылаю тебе его письмо, а с ним ты сделай сам, что захочешь».

Дамасский правитель, халиф, видя это, тотчас призвал Иоанна Дамаскина и, показавши ему письмо, начал спрашивать, писал ли он его. На что Иоанн Дамаскин, рассмотревши его, сказал, что «буквы этого письма немного похожи на мои буквы, но легко доказать, что я это не писал». Но после этих слов халиф уже не слушал оправданий Иоанна Дамаскина, а повелел тут же отрубить ему правую руку, которая якобы писала это послание. Рука была отрублена, а преподобный, изнемогший от боли и потери крови, был отведён в своё жилище.

Через некоторое время, ближе к вечеру, когда он уже узнал, что гнев халифа утих, он попросил его, чтобы ему была отдана его рука, которая была повешена на городской площади. «Болезнь моя усиливается, ― говорил преподобный, ― когда я знаю, что рука моя висит на площади, поэтому верни мне её, чтобы я мог похоронить её и получить хотя бы некоторое облегчение в своей болезни».

Когда рука была ему возвращена, то он полотенцем привязал её к отрубленному суставу, а сам обратился с горячей и тёплой молитвой к Царице Небесной, обещая Ей, что если Она дарует ему исцеление, то он этой рукой будет всю свою жизнь писать и прославлять и Её, и Господа, и святых в церковных песнопениях и догматических посланиях. Столь велика была его любовь и упование на Царицу Небесную, что даже в такой, казалось бы, неисцелимой никакими человеческими силами болезнями, он, тем не менее, воодушевлённый величайшей верой в Божию Матерь, попросил Её об исцелении уже отрубленной и мёртвой своей руки. И когда он, задремавши, уснул, то Божия Матерь, явившись ему во сне, сказала, что «вот, твоя рука уже здорова, итак, исполни то, что ты обещал Мне, наяву».

Икона Божией Матери «Троеручица». Храм Рождества Пресвятой Богородицы. Святогорская Лавра

Когда он проснулся, то к величайшей своей радости увидел, что, действительно, рука его ожила, уже двигается, и только небольшой красный шрам остался на том месте, где было место отсечения. Повязку, которой была привязана его отрубленная рука, он уже до конца своей жизни носил на своей главе в память об этом чудесном исцелении, а звуки радости, которые раздавались из его дома, в скором времени привлекли всех окружающих и соседей.

Сам халиф узнал об этом чуде и, призвавши его, внимательно рассматривал его руку, а потом просил у него прощения, обещая до самой смерти во всём своём царстве слушать его и не преступать его повелений и прося прощения у этого доброго и благоразумного человека. Но преподобный Иоанн Дамаскин уже не захотел остаться в миру. Но сам, по примеру своего духовного наставника, преподобного Косьмы, пожелал уйти в обитель святого Саввы Освященного.

Пришедши туда, там он поселился в его келии. Получивши наставление от одного богомудрого старца, стал прилежать в подвиге послушания и смирения. Одним из условий, которое поставил ему старец, наставляя его в духовной жизни, было то, что он запретил ему что-либо писать ― или письма, или послания, желая, чтобы преподобный Иоанн Дамаскин в своём сердце возгрелся величайшей любовью к своему Творцу и Создателю. И действительно, он долгое время исполнял это послушание старца, но потом, тронутый просьбой одного брата, написал надгробные песнопения, которые и сейчас мы употребляем в чине погребения православных христиан.

Услышавши, что ученик нарушил его повеление, старец выгнал его из кельи и долгое время не хотел его даже пускать в неё. Тогда преподобный просил других отцов Лавры, чтобы они ходатайствовали за него и просили, чтобы старец простил ему его нарушение благословения. Старец дал ему такую епитимью, чтобы он очистил все нечистые места, которые находились тогда в Лавре Саввы Освященного. Отцы не могли передать Иоанну Дамаскину эту просьбу и благословение его старца, потому что весь восток уважал его как величайшего учёного и богослова и никто бы не осмелился сказать ему. Но Иоанн Дамаскин сам, тщательно расспрашивая, узнал о том, каково было благословение, и с радостью начал исполнять это послушание. Тогда старец его, вышедши из кельи, обнял, облобызал его и сказал: «Какого страдальца ради Христа сделал я».

Через некоторое время старцу явилась Божия Матерь и повелела, чтобы он уже больше не запрещал преподобному Иоанну писать церковные песнопения, говоря, что он наполнит всю вселенную своими божественными песнями. После этого явления Царицы Небесной его духовный наставник благословил, чтобы Иоанн Дамаскин начал составлять церковные песнопения.

И теперь мы имеем и каноны на Святую Пасху, на двунадесятые праздники, на воскресные церковные дни, составленные этим величайшим божественным учителем. Ни до него, ни после него Святая Церковь не имела такого песнописца, божественные песнопения которого изливались из самой глубины его сердца, были воодушевлены самой высочайшей небесной радостью. Поэтому, когда мы слушаем песнопения пасхальные или других праздников, то должны стараться внимательно приникать к тем торжественным струям, которые истекли из сердца преподобного Иоанна Дамаскина. Хотя они требуют некоторого напряжения умственного и душевного развития, но когда человек со вниманием слушает то, что поведал преподобный Иоанн Дамаскин о тех величайших духовных тайнах, которых он сподобился, то сердце любого человека начинает возгораться и трепетать от радости и от той духовной небесной сладости, которая содержится в песнопениях этого великого святого песнописца Святой Православной Церкви.

И мы, братья и сестры, будем стараться в нашей жизни с молитвой обращаться к этому великому учителю церковному, к этому неложному молитвеннику перед Царицей Небесной, который сумел её умолить об исцелении своей отрубленной руки. И в память об этом привесил серебряную подвеску к Её чудотворной иконе, так что и сама икона получила название «Троеручница». То есть третья рука ― это серебряная подвеска в память об исцелении, совершённом над преподобным Иоанном Дамаскиным, чтобы он своей всесильной молитвой умолил Царицу Небесную даровать и нам любовь к Её Сыну, исполнение заповеди Божией, истинное и неленостное покаяние и достижение Царства Небесного. Аминь.

Page 19

В этот день Святая Церковь особо прославляет чудотворный образ Царицы Небесной, именуемый «Троеручица». Икона эта связана с именем преподобного Иоанна Дамаскина, которому после горячей молитвы у Её святой иконы Божия Матерь вернула отсечённую руку.

Проповедь архимандрита Исихия (Клыпы), произнесённая на праздник иконы Богородицы «Троеручица», 25 июля 2016 года

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Чествуемая сегодня икона Пресвятой Богородицы, именуемая «Троеручицей», связана с именем преподобного Иоанна Дамаскина. В детстве он получил прекрасное образование, преподанное ему и его приёмному брату, отроку Косьме (в будущем — епископу Маиумскому), учёным монахом из Калабрии, выкупленным отцом Иоанна, Сергием Мансуром на невольничьем рынке Дамаска.

Мудрого учителя звали также Косьмой. В своё время он в совершенстве изучил все богословские науки и греков, и римлян, и пламенно желал ту мудрость, которую приобрёл сам великими трудами, преподать кому-либо из учеников. Но видя себя в плену сарацинском, он уже не думал, что может кому-либо помочь и научить этой божественной премудрости. И был крайне обрадован, когда был выкуплен Сергием Мансуром и в свои ученики получил двух его детей ― преподобного Иоанна, его ребёнка по естеству, и преподобного Косьму, которого Сергей усыновил и сделал своим вторым сыном. Эти два ученика преподобного Косьмы столь усовершенствовались в тех науках, которые он им преподавал, что через некоторое время он сказал их отцу Сергию, что уже нечему их учить. А он, Косьма, научивши их божественной небесной премудрости и земной, которую он в течение многих лет изучал, теперь хочет сам научиться духовной премудрости у иноков обители святого Саввы.

Через некоторое время он оставил их и ушёл в обитель Саввы Освященного, а своих учеников препоручил премудрости Божией, чтобы Сам Господь уже вдохновлял и вразумлял их. Преподобный Иоанн Дамаскин, получивши такое воспитание и видя многих еретиков, в то время возмущавших мир Церкви Христовой, начал писать свои богомудрые творения, обличая и ересь несториан, и ересь монофизитов, монофелитов и остатки павликианской ереси.

В то время греческий царь Лев Исавр воздвиг гонения на святые иконы. Это произошло по той причине, что ещё когда он был юным воином, то однажды, шедши в некой местности, он встретил двух еврейских чародеев или колдунов, которые предсказали ему, что он через некоторое время будет греческим императором. И сказали ему, что когда наше пророчество исполнится, тогда мы придём к тебе и попросим тебя исполнить и нашу просьбу. И действительно, через некоторое время он, продвигаясь по военной службе, занял пост греческого императора. И тогда, явившись к нему, эти два иудейских колдуна напомнили ему о том давнем пророчестве, которое они ему сказали. За это они потребовали у него не золото или какие-либо почести, а потребовали, чтобы он выбросил из святых церквей иконы, называя их идолами.

Так, братья и сестры, происходит и в нашей жизни, когда какие-либо нечестивые колдуны пытаются предсказывать будущее. Бесы, они не знают точно будущего. Но если какой-либо человек готовит, например, ограбление дома, то он может сказать другому: «Назавтра этот дом будет ограблен». Потом он приходит ночью, ограбляет этот дом. И действительно, наутро это происходит. Но это может и не случиться. Он, например, планирует ограбить какой-то дом, но потом заболевает или умирает, или какие-либо другие препятствия не позволяют ему сделать это преступление. Таким образом, и бесы могут предсказывать будущее. Когда они готовят какое-либо преступление, как в случае с этим нечестивым царём Львом Исавром, они заранее, видя, что он честолюбив, склонен к разным преступлениям (потому что и трон греческого царства он захватил с помощью дворцового переворота), видя, что этот человек способен к таким действиям, и предсказали с помощью своих слуг колдунов о том, что он в скором времени займёт трон греческого императора.

И действительно, после того, как эти колдуны напугали его ещё тем, что если он не будет бороться с иконами, то через некоторое время потеряет греческое царство, он начал ревностно гнать иконы, называя их «идолами», и всех иконопочитателей предавая смерти и ссылкам. В это время Иоанн Дамаскин находился на территории, которая не относилась к Греческому царству, а к сарацинскому. Видя те многие гонения, которые происходили в Царьграде и в окрестностях на святые иконы, начал писать послания и передавать тем известным ему верующим в Царьграде, которые, читая его догматические послания о почитании святых икон, и сами укреплялись этими посланиями и, передавая друг другу, укрепляли всех православных в стоянии за веру.

Царь Лев, через некоторое время узнавши об этом, попросил, чтобы его единомышленники льстивым образом выпросили у православных какое-либо подлинное письмо Иоанна Дамаскина, и те через некоторое время действительно принесли ему это письмо. Искусные писцы написали послание, в котором говорилось о том, что Иоанн Дамаскин обращался к нему, царю Льву, с вероломным предложением: «Я Царь, давно зная о вашей греческой державе, желал бы, чтобы ты взял мой родной город Дамаск. В нём слабая стража и, кроме того, если ты неожиданно подойдёшь со своим войском к его стенам, я сам постараюсь помочь тебе, потому что и весь город, и все начальство в нём передано мне». Это послание царь Лев отослал управителю Дамаска, говоря, что «хорошо сохранять мир друг с другом. Но один христианин, находящийся под твоей властью, постоянно побуждает меня, чтобы я неожиданно напал на город Дамаск и захватил его и обещает мне свою помощь. Поэтому я в знак дружбы посылаю тебе его письмо, а с ним ты сделай сам, что захочешь».

Дамасский правитель, халиф, видя это, тотчас призвал Иоанна Дамаскина и, показавши ему письмо, начал спрашивать, писал ли он его. На что Иоанн Дамаскин, рассмотревши его, сказал, что «буквы этого письма немного похожи на мои буквы, но легко доказать, что я это не писал». Но после этих слов халиф уже не слушал оправданий Иоанна Дамаскина, а повелел тут же отрубить ему правую руку, которая якобы писала это послание. Рука была отрублена, а преподобный, изнемогший от боли и потери крови, был отведён в своё жилище.

Через некоторое время, ближе к вечеру, когда он уже узнал, что гнев халифа утих, он попросил его, чтобы ему была отдана его рука, которая была повешена на городской площади. «Болезнь моя усиливается, ― говорил преподобный, ― когда я знаю, что рука моя висит на площади, поэтому верни мне её, чтобы я мог похоронить её и получить хотя бы некоторое облегчение в своей болезни».

Когда рука была ему возвращена, то он полотенцем привязал её к отрубленному суставу, а сам обратился с горячей и тёплой молитвой к Царице Небесной, обещая Ей, что если Она дарует ему исцеление, то он этой рукой будет всю свою жизнь писать и прославлять и Её, и Господа, и святых в церковных песнопениях и догматических посланиях. Столь велика была его любовь и упование на Царицу Небесную, что даже в такой, казалось бы, неисцелимой никакими человеческими силами болезнями, он, тем не менее, воодушевлённый величайшей верой в Божию Матерь, попросил Её об исцелении уже отрубленной и мёртвой своей руки. И когда он, задремавши, уснул, то Божия Матерь, явившись ему во сне, сказала, что «вот, твоя рука уже здорова, итак, исполни то, что ты обещал Мне, наяву».

Икона Божией Матери «Троеручица». Храм Рождества Пресвятой Богородицы. Святогорская Лавра

Когда он проснулся, то к величайшей своей радости увидел, что, действительно, рука его ожила, уже двигается, и только небольшой красный шрам остался на том месте, где было место отсечения. Повязку, которой была привязана его отрубленная рука, он уже до конца своей жизни носил на своей главе в память об этом чудесном исцелении, а звуки радости, которые раздавались из его дома, в скором времени привлекли всех окружающих и соседей.

Сам халиф узнал об этом чуде и, призвавши его, внимательно рассматривал его руку, а потом просил у него прощения, обещая до самой смерти во всём своём царстве слушать его и не преступать его повелений и прося прощения у этого доброго и благоразумного человека. Но преподобный Иоанн Дамаскин уже не захотел остаться в миру. Но сам, по примеру своего духовного наставника, преподобного Косьмы, пожелал уйти в обитель святого Саввы Освященного.

Пришедши туда, там он поселился в его келии. Получивши наставление от одного богомудрого старца, стал прилежать в подвиге послушания и смирения. Одним из условий, которое поставил ему старец, наставляя его в духовной жизни, было то, что он запретил ему что-либо писать ― или письма, или послания, желая, чтобы преподобный Иоанн Дамаскин в своём сердце возгрелся величайшей любовью к своему Творцу и Создателю. И действительно, он долгое время исполнял это послушание старца, но потом, тронутый просьбой одного брата, написал надгробные песнопения, которые и сейчас мы употребляем в чине погребения православных христиан.

Услышавши, что ученик нарушил его повеление, старец выгнал его из кельи и долгое время не хотел его даже пускать в неё. Тогда преподобный просил других отцов Лавры, чтобы они ходатайствовали за него и просили, чтобы старец простил ему его нарушение благословения. Старец дал ему такую епитимью, чтобы он очистил все нечистые места, которые находились тогда в Лавре Саввы Освященного. Отцы не могли передать Иоанну Дамаскину эту просьбу и благословение его старца, потому что весь восток уважал его как величайшего учёного и богослова и никто бы не осмелился сказать ему. Но Иоанн Дамаскин сам, тщательно расспрашивая, узнал о том, каково было благословение, и с радостью начал исполнять это послушание. Тогда старец его, вышедши из кельи, обнял, облобызал его и сказал: «Какого страдальца ради Христа сделал я».

Через некоторое время старцу явилась Божия Матерь и повелела, чтобы он уже больше не запрещал преподобному Иоанну писать церковные песнопения, говоря, что он наполнит всю вселенную своими божественными песнями. После этого явления Царицы Небесной его духовный наставник благословил, чтобы Иоанн Дамаскин начал составлять церковные песнопения.

И теперь мы имеем и каноны на Святую Пасху, на двунадесятые праздники, на воскресные церковные дни, составленные этим величайшим божественным учителем. Ни до него, ни после него Святая Церковь не имела такого песнописца, божественные песнопения которого изливались из самой глубины его сердца, были воодушевлены самой высочайшей небесной радостью. Поэтому, когда мы слушаем песнопения пасхальные или других праздников, то должны стараться внимательно приникать к тем торжественным струям, которые истекли из сердца преподобного Иоанна Дамаскина. Хотя они требуют некоторого напряжения умственного и душевного развития, но когда человек со вниманием слушает то, что поведал преподобный Иоанн Дамаскин о тех величайших духовных тайнах, которых он сподобился, то сердце любого человека начинает возгораться и трепетать от радости и от той духовной небесной сладости, которая содержится в песнопениях этого великого святого песнописца Святой Православной Церкви.

И мы, братья и сестры, будем стараться в нашей жизни с молитвой обращаться к этому великому учителю церковному, к этому неложному молитвеннику перед Царицей Небесной, который сумел её умолить об исцелении своей отрубленной руки. И в память об этом привесил серебряную подвеску к Её чудотворной иконе, так что и сама икона получила название «Троеручница». То есть третья рука ― это серебряная подвеска в память об исцелении, совершённом над преподобным Иоанном Дамаскиным, чтобы он своей всесильной молитвой умолил Царицу Небесную даровать и нам любовь к Её Сыну, исполнение заповеди Божией, истинное и неленостное покаяние и достижение Царства Небесного. Аминь.

Page 20

В этот день Святая Церковь особо прославляет чудотворный образ Царицы Небесной, именуемый «Троеручица». Икона эта связана с именем преподобного Иоанна Дамаскина, которому после горячей молитвы у Её святой иконы Божия Матерь вернула отсечённую руку.

Проповедь архимандрита Исихия (Клыпы), произнесённая на праздник иконы Богородицы «Троеручица», 25 июля 2016 года

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Чествуемая сегодня икона Пресвятой Богородицы, именуемая «Троеручицей», связана с именем преподобного Иоанна Дамаскина. В детстве он получил прекрасное образование, преподанное ему и его приёмному брату, отроку Косьме (в будущем — епископу Маиумскому), учёным монахом из Калабрии, выкупленным отцом Иоанна, Сергием Мансуром на невольничьем рынке Дамаска.

Мудрого учителя звали также Косьмой. В своё время он в совершенстве изучил все богословские науки и греков, и римлян, и пламенно желал ту мудрость, которую приобрёл сам великими трудами, преподать кому-либо из учеников. Но видя себя в плену сарацинском, он уже не думал, что может кому-либо помочь и научить этой божественной премудрости. И был крайне обрадован, когда был выкуплен Сергием Мансуром и в свои ученики получил двух его детей ― преподобного Иоанна, его ребёнка по естеству, и преподобного Косьму, которого Сергей усыновил и сделал своим вторым сыном. Эти два ученика преподобного Косьмы столь усовершенствовались в тех науках, которые он им преподавал, что через некоторое время он сказал их отцу Сергию, что уже нечему их учить. А он, Косьма, научивши их божественной небесной премудрости и земной, которую он в течение многих лет изучал, теперь хочет сам научиться духовной премудрости у иноков обители святого Саввы.

Через некоторое время он оставил их и ушёл в обитель Саввы Освященного, а своих учеников препоручил премудрости Божией, чтобы Сам Господь уже вдохновлял и вразумлял их. Преподобный Иоанн Дамаскин, получивши такое воспитание и видя многих еретиков, в то время возмущавших мир Церкви Христовой, начал писать свои богомудрые творения, обличая и ересь несториан, и ересь монофизитов, монофелитов и остатки павликианской ереси.

В то время греческий царь Лев Исавр воздвиг гонения на святые иконы. Это произошло по той причине, что ещё когда он был юным воином, то однажды, шедши в некой местности, он встретил двух еврейских чародеев или колдунов, которые предсказали ему, что он через некоторое время будет греческим императором. И сказали ему, что когда наше пророчество исполнится, тогда мы придём к тебе и попросим тебя исполнить и нашу просьбу. И действительно, через некоторое время он, продвигаясь по военной службе, занял пост греческого императора. И тогда, явившись к нему, эти два иудейских колдуна напомнили ему о том давнем пророчестве, которое они ему сказали. За это они потребовали у него не золото или какие-либо почести, а потребовали, чтобы он выбросил из святых церквей иконы, называя их идолами.

Так, братья и сестры, происходит и в нашей жизни, когда какие-либо нечестивые колдуны пытаются предсказывать будущее. Бесы, они не знают точно будущего. Но если какой-либо человек готовит, например, ограбление дома, то он может сказать другому: «Назавтра этот дом будет ограблен». Потом он приходит ночью, ограбляет этот дом. И действительно, наутро это происходит. Но это может и не случиться. Он, например, планирует ограбить какой-то дом, но потом заболевает или умирает, или какие-либо другие препятствия не позволяют ему сделать это преступление. Таким образом, и бесы могут предсказывать будущее. Когда они готовят какое-либо преступление, как в случае с этим нечестивым царём Львом Исавром, они заранее, видя, что он честолюбив, склонен к разным преступлениям (потому что и трон греческого царства он захватил с помощью дворцового переворота), видя, что этот человек способен к таким действиям, и предсказали с помощью своих слуг колдунов о том, что он в скором времени займёт трон греческого императора.

И действительно, после того, как эти колдуны напугали его ещё тем, что если он не будет бороться с иконами, то через некоторое время потеряет греческое царство, он начал ревностно гнать иконы, называя их «идолами», и всех иконопочитателей предавая смерти и ссылкам. В это время Иоанн Дамаскин находился на территории, которая не относилась к Греческому царству, а к сарацинскому. Видя те многие гонения, которые происходили в Царьграде и в окрестностях на святые иконы, начал писать послания и передавать тем известным ему верующим в Царьграде, которые, читая его догматические послания о почитании святых икон, и сами укреплялись этими посланиями и, передавая друг другу, укрепляли всех православных в стоянии за веру.

Царь Лев, через некоторое время узнавши об этом, попросил, чтобы его единомышленники льстивым образом выпросили у православных какое-либо подлинное письмо Иоанна Дамаскина, и те через некоторое время действительно принесли ему это письмо. Искусные писцы написали послание, в котором говорилось о том, что Иоанн Дамаскин обращался к нему, царю Льву, с вероломным предложением: «Я Царь, давно зная о вашей греческой державе, желал бы, чтобы ты взял мой родной город Дамаск. В нём слабая стража и, кроме того, если ты неожиданно подойдёшь со своим войском к его стенам, я сам постараюсь помочь тебе, потому что и весь город, и все начальство в нём передано мне». Это послание царь Лев отослал управителю Дамаска, говоря, что «хорошо сохранять мир друг с другом. Но один христианин, находящийся под твоей властью, постоянно побуждает меня, чтобы я неожиданно напал на город Дамаск и захватил его и обещает мне свою помощь. Поэтому я в знак дружбы посылаю тебе его письмо, а с ним ты сделай сам, что захочешь».

Дамасский правитель, халиф, видя это, тотчас призвал Иоанна Дамаскина и, показавши ему письмо, начал спрашивать, писал ли он его. На что Иоанн Дамаскин, рассмотревши его, сказал, что «буквы этого письма немного похожи на мои буквы, но легко доказать, что я это не писал». Но после этих слов халиф уже не слушал оправданий Иоанна Дамаскина, а повелел тут же отрубить ему правую руку, которая якобы писала это послание. Рука была отрублена, а преподобный, изнемогший от боли и потери крови, был отведён в своё жилище.

Через некоторое время, ближе к вечеру, когда он уже узнал, что гнев халифа утих, он попросил его, чтобы ему была отдана его рука, которая была повешена на городской площади. «Болезнь моя усиливается, ― говорил преподобный, ― когда я знаю, что рука моя висит на площади, поэтому верни мне её, чтобы я мог похоронить её и получить хотя бы некоторое облегчение в своей болезни».

Когда рука была ему возвращена, то он полотенцем привязал её к отрубленному суставу, а сам обратился с горячей и тёплой молитвой к Царице Небесной, обещая Ей, что если Она дарует ему исцеление, то он этой рукой будет всю свою жизнь писать и прославлять и Её, и Господа, и святых в церковных песнопениях и догматических посланиях. Столь велика была его любовь и упование на Царицу Небесную, что даже в такой, казалось бы, неисцелимой никакими человеческими силами болезнями, он, тем не менее, воодушевлённый величайшей верой в Божию Матерь, попросил Её об исцелении уже отрубленной и мёртвой своей руки. И когда он, задремавши, уснул, то Божия Матерь, явившись ему во сне, сказала, что «вот, твоя рука уже здорова, итак, исполни то, что ты обещал Мне, наяву».

Икона Божией Матери «Троеручица». Храм Рождества Пресвятой Богородицы. Святогорская Лавра

Когда он проснулся, то к величайшей своей радости увидел, что, действительно, рука его ожила, уже двигается, и только небольшой красный шрам остался на том месте, где было место отсечения. Повязку, которой была привязана его отрубленная рука, он уже до конца своей жизни носил на своей главе в память об этом чудесном исцелении, а звуки радости, которые раздавались из его дома, в скором времени привлекли всех окружающих и соседей.

Сам халиф узнал об этом чуде и, призвавши его, внимательно рассматривал его руку, а потом просил у него прощения, обещая до самой смерти во всём своём царстве слушать его и не преступать его повелений и прося прощения у этого доброго и благоразумного человека. Но преподобный Иоанн Дамаскин уже не захотел остаться в миру. Но сам, по примеру своего духовного наставника, преподобного Косьмы, пожелал уйти в обитель святого Саввы Освященного.

Пришедши туда, там он поселился в его келии. Получивши наставление от одного богомудрого старца, стал прилежать в подвиге послушания и смирения. Одним из условий, которое поставил ему старец, наставляя его в духовной жизни, было то, что он запретил ему что-либо писать ― или письма, или послания, желая, чтобы преподобный Иоанн Дамаскин в своём сердце возгрелся величайшей любовью к своему Творцу и Создателю. И действительно, он долгое время исполнял это послушание старца, но потом, тронутый просьбой одного брата, написал надгробные песнопения, которые и сейчас мы употребляем в чине погребения православных христиан.

Услышавши, что ученик нарушил его повеление, старец выгнал его из кельи и долгое время не хотел его даже пускать в неё. Тогда преподобный просил других отцов Лавры, чтобы они ходатайствовали за него и просили, чтобы старец простил ему его нарушение благословения. Старец дал ему такую епитимью, чтобы он очистил все нечистые места, которые находились тогда в Лавре Саввы Освященного. Отцы не могли передать Иоанну Дамаскину эту просьбу и благословение его старца, потому что весь восток уважал его как величайшего учёного и богослова и никто бы не осмелился сказать ему. Но Иоанн Дамаскин сам, тщательно расспрашивая, узнал о том, каково было благословение, и с радостью начал исполнять это послушание. Тогда старец его, вышедши из кельи, обнял, облобызал его и сказал: «Какого страдальца ради Христа сделал я».

Через некоторое время старцу явилась Божия Матерь и повелела, чтобы он уже больше не запрещал преподобному Иоанну писать церковные песнопения, говоря, что он наполнит всю вселенную своими божественными песнями. После этого явления Царицы Небесной его духовный наставник благословил, чтобы Иоанн Дамаскин начал составлять церковные песнопения.

И теперь мы имеем и каноны на Святую Пасху, на двунадесятые праздники, на воскресные церковные дни, составленные этим величайшим божественным учителем. Ни до него, ни после него Святая Церковь не имела такого песнописца, божественные песнопения которого изливались из самой глубины его сердца, были воодушевлены самой высочайшей небесной радостью. Поэтому, когда мы слушаем песнопения пасхальные или других праздников, то должны стараться внимательно приникать к тем торжественным струям, которые истекли из сердца преподобного Иоанна Дамаскина. Хотя они требуют некоторого напряжения умственного и душевного развития, но когда человек со вниманием слушает то, что поведал преподобный Иоанн Дамаскин о тех величайших духовных тайнах, которых он сподобился, то сердце любого человека начинает возгораться и трепетать от радости и от той духовной небесной сладости, которая содержится в песнопениях этого великого святого песнописца Святой Православной Церкви.

И мы, братья и сестры, будем стараться в нашей жизни с молитвой обращаться к этому великому учителю церковному, к этому неложному молитвеннику перед Царицей Небесной, который сумел её умолить об исцелении своей отрубленной руки. И в память об этом привесил серебряную подвеску к Её чудотворной иконе, так что и сама икона получила название «Троеручница». То есть третья рука ― это серебряная подвеска в память об исцелении, совершённом над преподобным Иоанном Дамаскиным, чтобы он своей всесильной молитвой умолил Царицу Небесную даровать и нам любовь к Её Сыну, исполнение заповеди Божией, истинное и неленостное покаяние и достижение Царства Небесного. Аминь.

Page 21

В этот день Святая Церковь особо прославляет чудотворный образ Царицы Небесной, именуемый «Троеручица». Икона эта связана с именем преподобного Иоанна Дамаскина, которому после горячей молитвы у Её святой иконы Божия Матерь вернула отсечённую руку.

Проповедь архимандрита Исихия (Клыпы), произнесённая на праздник иконы Богородицы «Троеручица», 25 июля 2016 года

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Чествуемая сегодня икона Пресвятой Богородицы, именуемая «Троеручицей», связана с именем преподобного Иоанна Дамаскина. В детстве он получил прекрасное образование, преподанное ему и его приёмному брату, отроку Косьме (в будущем — епископу Маиумскому), учёным монахом из Калабрии, выкупленным отцом Иоанна, Сергием Мансуром на невольничьем рынке Дамаска.

Мудрого учителя звали также Косьмой. В своё время он в совершенстве изучил все богословские науки и греков, и римлян, и пламенно желал ту мудрость, которую приобрёл сам великими трудами, преподать кому-либо из учеников. Но видя себя в плену сарацинском, он уже не думал, что может кому-либо помочь и научить этой божественной премудрости. И был крайне обрадован, когда был выкуплен Сергием Мансуром и в свои ученики получил двух его детей ― преподобного Иоанна, его ребёнка по естеству, и преподобного Косьму, которого Сергей усыновил и сделал своим вторым сыном. Эти два ученика преподобного Косьмы столь усовершенствовались в тех науках, которые он им преподавал, что через некоторое время он сказал их отцу Сергию, что уже нечему их учить. А он, Косьма, научивши их божественной небесной премудрости и земной, которую он в течение многих лет изучал, теперь хочет сам научиться духовной премудрости у иноков обители святого Саввы.

Через некоторое время он оставил их и ушёл в обитель Саввы Освященного, а своих учеников препоручил премудрости Божией, чтобы Сам Господь уже вдохновлял и вразумлял их. Преподобный Иоанн Дамаскин, получивши такое воспитание и видя многих еретиков, в то время возмущавших мир Церкви Христовой, начал писать свои богомудрые творения, обличая и ересь несториан, и ересь монофизитов, монофелитов и остатки павликианской ереси.

В то время греческий царь Лев Исавр воздвиг гонения на святые иконы. Это произошло по той причине, что ещё когда он был юным воином, то однажды, шедши в некой местности, он встретил двух еврейских чародеев или колдунов, которые предсказали ему, что он через некоторое время будет греческим императором. И сказали ему, что когда наше пророчество исполнится, тогда мы придём к тебе и попросим тебя исполнить и нашу просьбу. И действительно, через некоторое время он, продвигаясь по военной службе, занял пост греческого императора. И тогда, явившись к нему, эти два иудейских колдуна напомнили ему о том давнем пророчестве, которое они ему сказали. За это они потребовали у него не золото или какие-либо почести, а потребовали, чтобы он выбросил из святых церквей иконы, называя их идолами.

Так, братья и сестры, происходит и в нашей жизни, когда какие-либо нечестивые колдуны пытаются предсказывать будущее. Бесы, они не знают точно будущего. Но если какой-либо человек готовит, например, ограбление дома, то он может сказать другому: «Назавтра этот дом будет ограблен». Потом он приходит ночью, ограбляет этот дом. И действительно, наутро это происходит. Но это может и не случиться. Он, например, планирует ограбить какой-то дом, но потом заболевает или умирает, или какие-либо другие препятствия не позволяют ему сделать это преступление. Таким образом, и бесы могут предсказывать будущее. Когда они готовят какое-либо преступление, как в случае с этим нечестивым царём Львом Исавром, они заранее, видя, что он честолюбив, склонен к разным преступлениям (потому что и трон греческого царства он захватил с помощью дворцового переворота), видя, что этот человек способен к таким действиям, и предсказали с помощью своих слуг колдунов о том, что он в скором времени займёт трон греческого императора.

И действительно, после того, как эти колдуны напугали его ещё тем, что если он не будет бороться с иконами, то через некоторое время потеряет греческое царство, он начал ревностно гнать иконы, называя их «идолами», и всех иконопочитателей предавая смерти и ссылкам. В это время Иоанн Дамаскин находился на территории, которая не относилась к Греческому царству, а к сарацинскому. Видя те многие гонения, которые происходили в Царьграде и в окрестностях на святые иконы, начал писать послания и передавать тем известным ему верующим в Царьграде, которые, читая его догматические послания о почитании святых икон, и сами укреплялись этими посланиями и, передавая друг другу, укрепляли всех православных в стоянии за веру.

Царь Лев, через некоторое время узнавши об этом, попросил, чтобы его единомышленники льстивым образом выпросили у православных какое-либо подлинное письмо Иоанна Дамаскина, и те через некоторое время действительно принесли ему это письмо. Искусные писцы написали послание, в котором говорилось о том, что Иоанн Дамаскин обращался к нему, царю Льву, с вероломным предложением: «Я Царь, давно зная о вашей греческой державе, желал бы, чтобы ты взял мой родной город Дамаск. В нём слабая стража и, кроме того, если ты неожиданно подойдёшь со своим войском к его стенам, я сам постараюсь помочь тебе, потому что и весь город, и все начальство в нём передано мне». Это послание царь Лев отослал управителю Дамаска, говоря, что «хорошо сохранять мир друг с другом. Но один христианин, находящийся под твоей властью, постоянно побуждает меня, чтобы я неожиданно напал на город Дамаск и захватил его и обещает мне свою помощь. Поэтому я в знак дружбы посылаю тебе его письмо, а с ним ты сделай сам, что захочешь».

Дамасский правитель, халиф, видя это, тотчас призвал Иоанна Дамаскина и, показавши ему письмо, начал спрашивать, писал ли он его. На что Иоанн Дамаскин, рассмотревши его, сказал, что «буквы этого письма немного похожи на мои буквы, но легко доказать, что я это не писал». Но после этих слов халиф уже не слушал оправданий Иоанна Дамаскина, а повелел тут же отрубить ему правую руку, которая якобы писала это послание. Рука была отрублена, а преподобный, изнемогший от боли и потери крови, был отведён в своё жилище.

Через некоторое время, ближе к вечеру, когда он уже узнал, что гнев халифа утих, он попросил его, чтобы ему была отдана его рука, которая была повешена на городской площади. «Болезнь моя усиливается, ― говорил преподобный, ― когда я знаю, что рука моя висит на площади, поэтому верни мне её, чтобы я мог похоронить её и получить хотя бы некоторое облегчение в своей болезни».

Когда рука была ему возвращена, то он полотенцем привязал её к отрубленному суставу, а сам обратился с горячей и тёплой молитвой к Царице Небесной, обещая Ей, что если Она дарует ему исцеление, то он этой рукой будет всю свою жизнь писать и прославлять и Её, и Господа, и святых в церковных песнопениях и догматических посланиях. Столь велика была его любовь и упование на Царицу Небесную, что даже в такой, казалось бы, неисцелимой никакими человеческими силами болезнями, он, тем не менее, воодушевлённый величайшей верой в Божию Матерь, попросил Её об исцелении уже отрубленной и мёртвой своей руки. И когда он, задремавши, уснул, то Божия Матерь, явившись ему во сне, сказала, что «вот, твоя рука уже здорова, итак, исполни то, что ты обещал Мне, наяву».

Икона Божией Матери «Троеручица». Храм Рождества Пресвятой Богородицы. Святогорская Лавра

Когда он проснулся, то к величайшей своей радости увидел, что, действительно, рука его ожила, уже двигается, и только небольшой красный шрам остался на том месте, где было место отсечения. Повязку, которой была привязана его отрубленная рука, он уже до конца своей жизни носил на своей главе в память об этом чудесном исцелении, а звуки радости, которые раздавались из его дома, в скором времени привлекли всех окружающих и соседей.

Сам халиф узнал об этом чуде и, призвавши его, внимательно рассматривал его руку, а потом просил у него прощения, обещая до самой смерти во всём своём царстве слушать его и не преступать его повелений и прося прощения у этого доброго и благоразумного человека. Но преподобный Иоанн Дамаскин уже не захотел остаться в миру. Но сам, по примеру своего духовного наставника, преподобного Косьмы, пожелал уйти в обитель святого Саввы Освященного.

Пришедши туда, там он поселился в его келии. Получивши наставление от одного богомудрого старца, стал прилежать в подвиге послушания и смирения. Одним из условий, которое поставил ему старец, наставляя его в духовной жизни, было то, что он запретил ему что-либо писать ― или письма, или послания, желая, чтобы преподобный Иоанн Дамаскин в своём сердце возгрелся величайшей любовью к своему Творцу и Создателю. И действительно, он долгое время исполнял это послушание старца, но потом, тронутый просьбой одного брата, написал надгробные песнопения, которые и сейчас мы употребляем в чине погребения православных христиан.

Услышавши, что ученик нарушил его повеление, старец выгнал его из кельи и долгое время не хотел его даже пускать в неё. Тогда преподобный просил других отцов Лавры, чтобы они ходатайствовали за него и просили, чтобы старец простил ему его нарушение благословения. Старец дал ему такую епитимью, чтобы он очистил все нечистые места, которые находились тогда в Лавре Саввы Освященного. Отцы не могли передать Иоанну Дамаскину эту просьбу и благословение его старца, потому что весь восток уважал его как величайшего учёного и богослова и никто бы не осмелился сказать ему. Но Иоанн Дамаскин сам, тщательно расспрашивая, узнал о том, каково было благословение, и с радостью начал исполнять это послушание. Тогда старец его, вышедши из кельи, обнял, облобызал его и сказал: «Какого страдальца ради Христа сделал я».

Через некоторое время старцу явилась Божия Матерь и повелела, чтобы он уже больше не запрещал преподобному Иоанну писать церковные песнопения, говоря, что он наполнит всю вселенную своими божественными песнями. После этого явления Царицы Небесной его духовный наставник благословил, чтобы Иоанн Дамаскин начал составлять церковные песнопения.

И теперь мы имеем и каноны на Святую Пасху, на двунадесятые праздники, на воскресные церковные дни, составленные этим величайшим божественным учителем. Ни до него, ни после него Святая Церковь не имела такого песнописца, божественные песнопения которого изливались из самой глубины его сердца, были воодушевлены самой высочайшей небесной радостью. Поэтому, когда мы слушаем песнопения пасхальные или других праздников, то должны стараться внимательно приникать к тем торжественным струям, которые истекли из сердца преподобного Иоанна Дамаскина. Хотя они требуют некоторого напряжения умственного и душевного развития, но когда человек со вниманием слушает то, что поведал преподобный Иоанн Дамаскин о тех величайших духовных тайнах, которых он сподобился, то сердце любого человека начинает возгораться и трепетать от радости и от той духовной небесной сладости, которая содержится в песнопениях этого великого святого песнописца Святой Православной Церкви.

И мы, братья и сестры, будем стараться в нашей жизни с молитвой обращаться к этому великому учителю церковному, к этому неложному молитвеннику перед Царицей Небесной, который сумел её умолить об исцелении своей отрубленной руки. И в память об этом привесил серебряную подвеску к Её чудотворной иконе, так что и сама икона получила название «Троеручница». То есть третья рука ― это серебряная подвеска в память об исцелении, совершённом над преподобным Иоанном Дамаскиным, чтобы он своей всесильной молитвой умолил Царицу Небесную даровать и нам любовь к Её Сыну, исполнение заповеди Божией, истинное и неленостное покаяние и достижение Царства Небесного. Аминь.

Page 22

В этот день Святая Церковь особо прославляет чудотворный образ Царицы Небесной, именуемый «Троеручица». Икона эта связана с именем преподобного Иоанна Дамаскина, которому после горячей молитвы у Её святой иконы Божия Матерь вернула отсечённую руку.

Проповедь архимандрита Исихия (Клыпы), произнесённая на праздник иконы Богородицы «Троеручица», 25 июля 2016 года

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Чествуемая сегодня икона Пресвятой Богородицы, именуемая «Троеручицей», связана с именем преподобного Иоанна Дамаскина. В детстве он получил прекрасное образование, преподанное ему и его приёмному брату, отроку Косьме (в будущем — епископу Маиумскому), учёным монахом из Калабрии, выкупленным отцом Иоанна, Сергием Мансуром на невольничьем рынке Дамаска.

Мудрого учителя звали также Косьмой. В своё время он в совершенстве изучил все богословские науки и греков, и римлян, и пламенно желал ту мудрость, которую приобрёл сам великими трудами, преподать кому-либо из учеников. Но видя себя в плену сарацинском, он уже не думал, что может кому-либо помочь и научить этой божественной премудрости. И был крайне обрадован, когда был выкуплен Сергием Мансуром и в свои ученики получил двух его детей ― преподобного Иоанна, его ребёнка по естеству, и преподобного Косьму, которого Сергей усыновил и сделал своим вторым сыном. Эти два ученика преподобного Косьмы столь усовершенствовались в тех науках, которые он им преподавал, что через некоторое время он сказал их отцу Сергию, что уже нечему их учить. А он, Косьма, научивши их божественной небесной премудрости и земной, которую он в течение многих лет изучал, теперь хочет сам научиться духовной премудрости у иноков обители святого Саввы.

Через некоторое время он оставил их и ушёл в обитель Саввы Освященного, а своих учеников препоручил премудрости Божией, чтобы Сам Господь уже вдохновлял и вразумлял их. Преподобный Иоанн Дамаскин, получивши такое воспитание и видя многих еретиков, в то время возмущавших мир Церкви Христовой, начал писать свои богомудрые творения, обличая и ересь несториан, и ересь монофизитов, монофелитов и остатки павликианской ереси.

В то время греческий царь Лев Исавр воздвиг гонения на святые иконы. Это произошло по той причине, что ещё когда он был юным воином, то однажды, шедши в некой местности, он встретил двух еврейских чародеев или колдунов, которые предсказали ему, что он через некоторое время будет греческим императором. И сказали ему, что когда наше пророчество исполнится, тогда мы придём к тебе и попросим тебя исполнить и нашу просьбу. И действительно, через некоторое время он, продвигаясь по военной службе, занял пост греческого императора. И тогда, явившись к нему, эти два иудейских колдуна напомнили ему о том давнем пророчестве, которое они ему сказали. За это они потребовали у него не золото или какие-либо почести, а потребовали, чтобы он выбросил из святых церквей иконы, называя их идолами.

Так, братья и сестры, происходит и в нашей жизни, когда какие-либо нечестивые колдуны пытаются предсказывать будущее. Бесы, они не знают точно будущего. Но если какой-либо человек готовит, например, ограбление дома, то он может сказать другому: «Назавтра этот дом будет ограблен». Потом он приходит ночью, ограбляет этот дом. И действительно, наутро это происходит. Но это может и не случиться. Он, например, планирует ограбить какой-то дом, но потом заболевает или умирает, или какие-либо другие препятствия не позволяют ему сделать это преступление. Таким образом, и бесы могут предсказывать будущее. Когда они готовят какое-либо преступление, как в случае с этим нечестивым царём Львом Исавром, они заранее, видя, что он честолюбив, склонен к разным преступлениям (потому что и трон греческого царства он захватил с помощью дворцового переворота), видя, что этот человек способен к таким действиям, и предсказали с помощью своих слуг колдунов о том, что он в скором времени займёт трон греческого императора.

И действительно, после того, как эти колдуны напугали его ещё тем, что если он не будет бороться с иконами, то через некоторое время потеряет греческое царство, он начал ревностно гнать иконы, называя их «идолами», и всех иконопочитателей предавая смерти и ссылкам. В это время Иоанн Дамаскин находился на территории, которая не относилась к Греческому царству, а к сарацинскому. Видя те многие гонения, которые происходили в Царьграде и в окрестностях на святые иконы, начал писать послания и передавать тем известным ему верующим в Царьграде, которые, читая его догматические послания о почитании святых икон, и сами укреплялись этими посланиями и, передавая друг другу, укрепляли всех православных в стоянии за веру.

Царь Лев, через некоторое время узнавши об этом, попросил, чтобы его единомышленники льстивым образом выпросили у православных какое-либо подлинное письмо Иоанна Дамаскина, и те через некоторое время действительно принесли ему это письмо. Искусные писцы написали послание, в котором говорилось о том, что Иоанн Дамаскин обращался к нему, царю Льву, с вероломным предложением: «Я Царь, давно зная о вашей греческой державе, желал бы, чтобы ты взял мой родной город Дамаск. В нём слабая стража и, кроме того, если ты неожиданно подойдёшь со своим войском к его стенам, я сам постараюсь помочь тебе, потому что и весь город, и все начальство в нём передано мне». Это послание царь Лев отослал управителю Дамаска, говоря, что «хорошо сохранять мир друг с другом. Но один христианин, находящийся под твоей властью, постоянно побуждает меня, чтобы я неожиданно напал на город Дамаск и захватил его и обещает мне свою помощь. Поэтому я в знак дружбы посылаю тебе его письмо, а с ним ты сделай сам, что захочешь».

Дамасский правитель, халиф, видя это, тотчас призвал Иоанна Дамаскина и, показавши ему письмо, начал спрашивать, писал ли он его. На что Иоанн Дамаскин, рассмотревши его, сказал, что «буквы этого письма немного похожи на мои буквы, но легко доказать, что я это не писал». Но после этих слов халиф уже не слушал оправданий Иоанна Дамаскина, а повелел тут же отрубить ему правую руку, которая якобы писала это послание. Рука была отрублена, а преподобный, изнемогший от боли и потери крови, был отведён в своё жилище.

Через некоторое время, ближе к вечеру, когда он уже узнал, что гнев халифа утих, он попросил его, чтобы ему была отдана его рука, которая была повешена на городской площади. «Болезнь моя усиливается, ― говорил преподобный, ― когда я знаю, что рука моя висит на площади, поэтому верни мне её, чтобы я мог похоронить её и получить хотя бы некоторое облегчение в своей болезни».

Когда рука была ему возвращена, то он полотенцем привязал её к отрубленному суставу, а сам обратился с горячей и тёплой молитвой к Царице Небесной, обещая Ей, что если Она дарует ему исцеление, то он этой рукой будет всю свою жизнь писать и прославлять и Её, и Господа, и святых в церковных песнопениях и догматических посланиях. Столь велика была его любовь и упование на Царицу Небесную, что даже в такой, казалось бы, неисцелимой никакими человеческими силами болезнями, он, тем не менее, воодушевлённый величайшей верой в Божию Матерь, попросил Её об исцелении уже отрубленной и мёртвой своей руки. И когда он, задремавши, уснул, то Божия Матерь, явившись ему во сне, сказала, что «вот, твоя рука уже здорова, итак, исполни то, что ты обещал Мне, наяву».

Икона Божией Матери «Троеручица». Храм Рождества Пресвятой Богородицы. Святогорская Лавра

Когда он проснулся, то к величайшей своей радости увидел, что, действительно, рука его ожила, уже двигается, и только небольшой красный шрам остался на том месте, где было место отсечения. Повязку, которой была привязана его отрубленная рука, он уже до конца своей жизни носил на своей главе в память об этом чудесном исцелении, а звуки радости, которые раздавались из его дома, в скором времени привлекли всех окружающих и соседей.

Сам халиф узнал об этом чуде и, призвавши его, внимательно рассматривал его руку, а потом просил у него прощения, обещая до самой смерти во всём своём царстве слушать его и не преступать его повелений и прося прощения у этого доброго и благоразумного человека. Но преподобный Иоанн Дамаскин уже не захотел остаться в миру. Но сам, по примеру своего духовного наставника, преподобного Косьмы, пожелал уйти в обитель святого Саввы Освященного.

Пришедши туда, там он поселился в его келии. Получивши наставление от одного богомудрого старца, стал прилежать в подвиге послушания и смирения. Одним из условий, которое поставил ему старец, наставляя его в духовной жизни, было то, что он запретил ему что-либо писать ― или письма, или послания, желая, чтобы преподобный Иоанн Дамаскин в своём сердце возгрелся величайшей любовью к своему Творцу и Создателю. И действительно, он долгое время исполнял это послушание старца, но потом, тронутый просьбой одного брата, написал надгробные песнопения, которые и сейчас мы употребляем в чине погребения православных христиан.

Услышавши, что ученик нарушил его повеление, старец выгнал его из кельи и долгое время не хотел его даже пускать в неё. Тогда преподобный просил других отцов Лавры, чтобы они ходатайствовали за него и просили, чтобы старец простил ему его нарушение благословения. Старец дал ему такую епитимью, чтобы он очистил все нечистые места, которые находились тогда в Лавре Саввы Освященного. Отцы не могли передать Иоанну Дамаскину эту просьбу и благословение его старца, потому что весь восток уважал его как величайшего учёного и богослова и никто бы не осмелился сказать ему. Но Иоанн Дамаскин сам, тщательно расспрашивая, узнал о том, каково было благословение, и с радостью начал исполнять это послушание. Тогда старец его, вышедши из кельи, обнял, облобызал его и сказал: «Какого страдальца ради Христа сделал я».

Через некоторое время старцу явилась Божия Матерь и повелела, чтобы он уже больше не запрещал преподобному Иоанну писать церковные песнопения, говоря, что он наполнит всю вселенную своими божественными песнями. После этого явления Царицы Небесной его духовный наставник благословил, чтобы Иоанн Дамаскин начал составлять церковные песнопения.

И теперь мы имеем и каноны на Святую Пасху, на двунадесятые праздники, на воскресные церковные дни, составленные этим величайшим божественным учителем. Ни до него, ни после него Святая Церковь не имела такого песнописца, божественные песнопения которого изливались из самой глубины его сердца, были воодушевлены самой высочайшей небесной радостью. Поэтому, когда мы слушаем песнопения пасхальные или других праздников, то должны стараться внимательно приникать к тем торжественным струям, которые истекли из сердца преподобного Иоанна Дамаскина. Хотя они требуют некоторого напряжения умственного и душевного развития, но когда человек со вниманием слушает то, что поведал преподобный Иоанн Дамаскин о тех величайших духовных тайнах, которых он сподобился, то сердце любого человека начинает возгораться и трепетать от радости и от той духовной небесной сладости, которая содержится в песнопениях этого великого святого песнописца Святой Православной Церкви.

И мы, братья и сестры, будем стараться в нашей жизни с молитвой обращаться к этому великому учителю церковному, к этому неложному молитвеннику перед Царицей Небесной, который сумел её умолить об исцелении своей отрубленной руки. И в память об этом привесил серебряную подвеску к Её чудотворной иконе, так что и сама икона получила название «Троеручница». То есть третья рука ― это серебряная подвеска в память об исцелении, совершённом над преподобным Иоанном Дамаскиным, чтобы он своей всесильной молитвой умолил Царицу Небесную даровать и нам любовь к Её Сыну, исполнение заповеди Божией, истинное и неленостное покаяние и достижение Царства Небесного. Аминь.

Page 23

В этот день Святая Церковь особо прославляет чудотворный образ Царицы Небесной, именуемый «Троеручица». Икона эта связана с именем преподобного Иоанна Дамаскина, которому после горячей молитвы у Её святой иконы Божия Матерь вернула отсечённую руку.

Проповедь архимандрита Исихия (Клыпы), произнесённая на праздник иконы Богородицы «Троеручица», 25 июля 2016 года

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Чествуемая сегодня икона Пресвятой Богородицы, именуемая «Троеручицей», связана с именем преподобного Иоанна Дамаскина. В детстве он получил прекрасное образование, преподанное ему и его приёмному брату, отроку Косьме (в будущем — епископу Маиумскому), учёным монахом из Калабрии, выкупленным отцом Иоанна, Сергием Мансуром на невольничьем рынке Дамаска.

Мудрого учителя звали также Косьмой. В своё время он в совершенстве изучил все богословские науки и греков, и римлян, и пламенно желал ту мудрость, которую приобрёл сам великими трудами, преподать кому-либо из учеников. Но видя себя в плену сарацинском, он уже не думал, что может кому-либо помочь и научить этой божественной премудрости. И был крайне обрадован, когда был выкуплен Сергием Мансуром и в свои ученики получил двух его детей ― преподобного Иоанна, его ребёнка по естеству, и преподобного Косьму, которого Сергей усыновил и сделал своим вторым сыном. Эти два ученика преподобного Косьмы столь усовершенствовались в тех науках, которые он им преподавал, что через некоторое время он сказал их отцу Сергию, что уже нечему их учить. А он, Косьма, научивши их божественной небесной премудрости и земной, которую он в течение многих лет изучал, теперь хочет сам научиться духовной премудрости у иноков обители святого Саввы.

Через некоторое время он оставил их и ушёл в обитель Саввы Освященного, а своих учеников препоручил премудрости Божией, чтобы Сам Господь уже вдохновлял и вразумлял их. Преподобный Иоанн Дамаскин, получивши такое воспитание и видя многих еретиков, в то время возмущавших мир Церкви Христовой, начал писать свои богомудрые творения, обличая и ересь несториан, и ересь монофизитов, монофелитов и остатки павликианской ереси.

В то время греческий царь Лев Исавр воздвиг гонения на святые иконы. Это произошло по той причине, что ещё когда он был юным воином, то однажды, шедши в некой местности, он встретил двух еврейских чародеев или колдунов, которые предсказали ему, что он через некоторое время будет греческим императором. И сказали ему, что когда наше пророчество исполнится, тогда мы придём к тебе и попросим тебя исполнить и нашу просьбу. И действительно, через некоторое время он, продвигаясь по военной службе, занял пост греческого императора. И тогда, явившись к нему, эти два иудейских колдуна напомнили ему о том давнем пророчестве, которое они ему сказали. За это они потребовали у него не золото или какие-либо почести, а потребовали, чтобы он выбросил из святых церквей иконы, называя их идолами.

Так, братья и сестры, происходит и в нашей жизни, когда какие-либо нечестивые колдуны пытаются предсказывать будущее. Бесы, они не знают точно будущего. Но если какой-либо человек готовит, например, ограбление дома, то он может сказать другому: «Назавтра этот дом будет ограблен». Потом он приходит ночью, ограбляет этот дом. И действительно, наутро это происходит. Но это может и не случиться. Он, например, планирует ограбить какой-то дом, но потом заболевает или умирает, или какие-либо другие препятствия не позволяют ему сделать это преступление. Таким образом, и бесы могут предсказывать будущее. Когда они готовят какое-либо преступление, как в случае с этим нечестивым царём Львом Исавром, они заранее, видя, что он честолюбив, склонен к разным преступлениям (потому что и трон греческого царства он захватил с помощью дворцового переворота), видя, что этот человек способен к таким действиям, и предсказали с помощью своих слуг колдунов о том, что он в скором времени займёт трон греческого императора.

И действительно, после того, как эти колдуны напугали его ещё тем, что если он не будет бороться с иконами, то через некоторое время потеряет греческое царство, он начал ревностно гнать иконы, называя их «идолами», и всех иконопочитателей предавая смерти и ссылкам. В это время Иоанн Дамаскин находился на территории, которая не относилась к Греческому царству, а к сарацинскому. Видя те многие гонения, которые происходили в Царьграде и в окрестностях на святые иконы, начал писать послания и передавать тем известным ему верующим в Царьграде, которые, читая его догматические послания о почитании святых икон, и сами укреплялись этими посланиями и, передавая друг другу, укрепляли всех православных в стоянии за веру.

Царь Лев, через некоторое время узнавши об этом, попросил, чтобы его единомышленники льстивым образом выпросили у православных какое-либо подлинное письмо Иоанна Дамаскина, и те через некоторое время действительно принесли ему это письмо. Искусные писцы написали послание, в котором говорилось о том, что Иоанн Дамаскин обращался к нему, царю Льву, с вероломным предложением: «Я Царь, давно зная о вашей греческой державе, желал бы, чтобы ты взял мой родной город Дамаск. В нём слабая стража и, кроме того, если ты неожиданно подойдёшь со своим войском к его стенам, я сам постараюсь помочь тебе, потому что и весь город, и все начальство в нём передано мне». Это послание царь Лев отослал управителю Дамаска, говоря, что «хорошо сохранять мир друг с другом. Но один христианин, находящийся под твоей властью, постоянно побуждает меня, чтобы я неожиданно напал на город Дамаск и захватил его и обещает мне свою помощь. Поэтому я в знак дружбы посылаю тебе его письмо, а с ним ты сделай сам, что захочешь».

Дамасский правитель, халиф, видя это, тотчас призвал Иоанна Дамаскина и, показавши ему письмо, начал спрашивать, писал ли он его. На что Иоанн Дамаскин, рассмотревши его, сказал, что «буквы этого письма немного похожи на мои буквы, но легко доказать, что я это не писал». Но после этих слов халиф уже не слушал оправданий Иоанна Дамаскина, а повелел тут же отрубить ему правую руку, которая якобы писала это послание. Рука была отрублена, а преподобный, изнемогший от боли и потери крови, был отведён в своё жилище.

Через некоторое время, ближе к вечеру, когда он уже узнал, что гнев халифа утих, он попросил его, чтобы ему была отдана его рука, которая была повешена на городской площади. «Болезнь моя усиливается, ― говорил преподобный, ― когда я знаю, что рука моя висит на площади, поэтому верни мне её, чтобы я мог похоронить её и получить хотя бы некоторое облегчение в своей болезни».

Когда рука была ему возвращена, то он полотенцем привязал её к отрубленному суставу, а сам обратился с горячей и тёплой молитвой к Царице Небесной, обещая Ей, что если Она дарует ему исцеление, то он этой рукой будет всю свою жизнь писать и прославлять и Её, и Господа, и святых в церковных песнопениях и догматических посланиях. Столь велика была его любовь и упование на Царицу Небесную, что даже в такой, казалось бы, неисцелимой никакими человеческими силами болезнями, он, тем не менее, воодушевлённый величайшей верой в Божию Матерь, попросил Её об исцелении уже отрубленной и мёртвой своей руки. И когда он, задремавши, уснул, то Божия Матерь, явившись ему во сне, сказала, что «вот, твоя рука уже здорова, итак, исполни то, что ты обещал Мне, наяву».

Икона Божией Матери «Троеручица». Храм Рождества Пресвятой Богородицы. Святогорская Лавра

Когда он проснулся, то к величайшей своей радости увидел, что, действительно, рука его ожила, уже двигается, и только небольшой красный шрам остался на том месте, где было место отсечения. Повязку, которой была привязана его отрубленная рука, он уже до конца своей жизни носил на своей главе в память об этом чудесном исцелении, а звуки радости, которые раздавались из его дома, в скором времени привлекли всех окружающих и соседей.

Сам халиф узнал об этом чуде и, призвавши его, внимательно рассматривал его руку, а потом просил у него прощения, обещая до самой смерти во всём своём царстве слушать его и не преступать его повелений и прося прощения у этого доброго и благоразумного человека. Но преподобный Иоанн Дамаскин уже не захотел остаться в миру. Но сам, по примеру своего духовного наставника, преподобного Косьмы, пожелал уйти в обитель святого Саввы Освященного.

Пришедши туда, там он поселился в его келии. Получивши наставление от одного богомудрого старца, стал прилежать в подвиге послушания и смирения. Одним из условий, которое поставил ему старец, наставляя его в духовной жизни, было то, что он запретил ему что-либо писать ― или письма, или послания, желая, чтобы преподобный Иоанн Дамаскин в своём сердце возгрелся величайшей любовью к своему Творцу и Создателю. И действительно, он долгое время исполнял это послушание старца, но потом, тронутый просьбой одного брата, написал надгробные песнопения, которые и сейчас мы употребляем в чине погребения православных христиан.

Услышавши, что ученик нарушил его повеление, старец выгнал его из кельи и долгое время не хотел его даже пускать в неё. Тогда преподобный просил других отцов Лавры, чтобы они ходатайствовали за него и просили, чтобы старец простил ему его нарушение благословения. Старец дал ему такую епитимью, чтобы он очистил все нечистые места, которые находились тогда в Лавре Саввы Освященного. Отцы не могли передать Иоанну Дамаскину эту просьбу и благословение его старца, потому что весь восток уважал его как величайшего учёного и богослова и никто бы не осмелился сказать ему. Но Иоанн Дамаскин сам, тщательно расспрашивая, узнал о том, каково было благословение, и с радостью начал исполнять это послушание. Тогда старец его, вышедши из кельи, обнял, облобызал его и сказал: «Какого страдальца ради Христа сделал я».

Через некоторое время старцу явилась Божия Матерь и повелела, чтобы он уже больше не запрещал преподобному Иоанну писать церковные песнопения, говоря, что он наполнит всю вселенную своими божественными песнями. После этого явления Царицы Небесной его духовный наставник благословил, чтобы Иоанн Дамаскин начал составлять церковные песнопения.

И теперь мы имеем и каноны на Святую Пасху, на двунадесятые праздники, на воскресные церковные дни, составленные этим величайшим божественным учителем. Ни до него, ни после него Святая Церковь не имела такого песнописца, божественные песнопения которого изливались из самой глубины его сердца, были воодушевлены самой высочайшей небесной радостью. Поэтому, когда мы слушаем песнопения пасхальные или других праздников, то должны стараться внимательно приникать к тем торжественным струям, которые истекли из сердца преподобного Иоанна Дамаскина. Хотя они требуют некоторого напряжения умственного и душевного развития, но когда человек со вниманием слушает то, что поведал преподобный Иоанн Дамаскин о тех величайших духовных тайнах, которых он сподобился, то сердце любого человека начинает возгораться и трепетать от радости и от той духовной небесной сладости, которая содержится в песнопениях этого великого святого песнописца Святой Православной Церкви.

И мы, братья и сестры, будем стараться в нашей жизни с молитвой обращаться к этому великому учителю церковному, к этому неложному молитвеннику перед Царицей Небесной, который сумел её умолить об исцелении своей отрубленной руки. И в память об этом привесил серебряную подвеску к Её чудотворной иконе, так что и сама икона получила название «Троеручница». То есть третья рука ― это серебряная подвеска в память об исцелении, совершённом над преподобным Иоанном Дамаскиным, чтобы он своей всесильной молитвой умолил Царицу Небесную даровать и нам любовь к Её Сыну, исполнение заповеди Божией, истинное и неленостное покаяние и достижение Царства Небесного. Аминь.

Page 24

В этот день Святая Церковь особо прославляет чудотворный образ Царицы Небесной, именуемый «Троеручица». Икона эта связана с именем преподобного Иоанна Дамаскина, которому после горячей молитвы у Её святой иконы Божия Матерь вернула отсечённую руку.

Проповедь архимандрита Исихия (Клыпы), произнесённая на праздник иконы Богородицы «Троеручица», 25 июля 2016 года

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Чествуемая сегодня икона Пресвятой Богородицы, именуемая «Троеручицей», связана с именем преподобного Иоанна Дамаскина. В детстве он получил прекрасное образование, преподанное ему и его приёмному брату, отроку Косьме (в будущем — епископу Маиумскому), учёным монахом из Калабрии, выкупленным отцом Иоанна, Сергием Мансуром на невольничьем рынке Дамаска.

Мудрого учителя звали также Косьмой. В своё время он в совершенстве изучил все богословские науки и греков, и римлян, и пламенно желал ту мудрость, которую приобрёл сам великими трудами, преподать кому-либо из учеников. Но видя себя в плену сарацинском, он уже не думал, что может кому-либо помочь и научить этой божественной премудрости. И был крайне обрадован, когда был выкуплен Сергием Мансуром и в свои ученики получил двух его детей ― преподобного Иоанна, его ребёнка по естеству, и преподобного Косьму, которого Сергей усыновил и сделал своим вторым сыном. Эти два ученика преподобного Косьмы столь усовершенствовались в тех науках, которые он им преподавал, что через некоторое время он сказал их отцу Сергию, что уже нечему их учить. А он, Косьма, научивши их божественной небесной премудрости и земной, которую он в течение многих лет изучал, теперь хочет сам научиться духовной премудрости у иноков обители святого Саввы.

Через некоторое время он оставил их и ушёл в обитель Саввы Освященного, а своих учеников препоручил премудрости Божией, чтобы Сам Господь уже вдохновлял и вразумлял их. Преподобный Иоанн Дамаскин, получивши такое воспитание и видя многих еретиков, в то время возмущавших мир Церкви Христовой, начал писать свои богомудрые творения, обличая и ересь несториан, и ересь монофизитов, монофелитов и остатки павликианской ереси.

В то время греческий царь Лев Исавр воздвиг гонения на святые иконы. Это произошло по той причине, что ещё когда он был юным воином, то однажды, шедши в некой местности, он встретил двух еврейских чародеев или колдунов, которые предсказали ему, что он через некоторое время будет греческим императором. И сказали ему, что когда наше пророчество исполнится, тогда мы придём к тебе и попросим тебя исполнить и нашу просьбу. И действительно, через некоторое время он, продвигаясь по военной службе, занял пост греческого императора. И тогда, явившись к нему, эти два иудейских колдуна напомнили ему о том давнем пророчестве, которое они ему сказали. За это они потребовали у него не золото или какие-либо почести, а потребовали, чтобы он выбросил из святых церквей иконы, называя их идолами.

Так, братья и сестры, происходит и в нашей жизни, когда какие-либо нечестивые колдуны пытаются предсказывать будущее. Бесы, они не знают точно будущего. Но если какой-либо человек готовит, например, ограбление дома, то он может сказать другому: «Назавтра этот дом будет ограблен». Потом он приходит ночью, ограбляет этот дом. И действительно, наутро это происходит. Но это может и не случиться. Он, например, планирует ограбить какой-то дом, но потом заболевает или умирает, или какие-либо другие препятствия не позволяют ему сделать это преступление. Таким образом, и бесы могут предсказывать будущее. Когда они готовят какое-либо преступление, как в случае с этим нечестивым царём Львом Исавром, они заранее, видя, что он честолюбив, склонен к разным преступлениям (потому что и трон греческого царства он захватил с помощью дворцового переворота), видя, что этот человек способен к таким действиям, и предсказали с помощью своих слуг колдунов о том, что он в скором времени займёт трон греческого императора.

И действительно, после того, как эти колдуны напугали его ещё тем, что если он не будет бороться с иконами, то через некоторое время потеряет греческое царство, он начал ревностно гнать иконы, называя их «идолами», и всех иконопочитателей предавая смерти и ссылкам. В это время Иоанн Дамаскин находился на территории, которая не относилась к Греческому царству, а к сарацинскому. Видя те многие гонения, которые происходили в Царьграде и в окрестностях на святые иконы, начал писать послания и передавать тем известным ему верующим в Царьграде, которые, читая его догматические послания о почитании святых икон, и сами укреплялись этими посланиями и, передавая друг другу, укрепляли всех православных в стоянии за веру.

Царь Лев, через некоторое время узнавши об этом, попросил, чтобы его единомышленники льстивым образом выпросили у православных какое-либо подлинное письмо Иоанна Дамаскина, и те через некоторое время действительно принесли ему это письмо. Искусные писцы написали послание, в котором говорилось о том, что Иоанн Дамаскин обращался к нему, царю Льву, с вероломным предложением: «Я Царь, давно зная о вашей греческой державе, желал бы, чтобы ты взял мой родной город Дамаск. В нём слабая стража и, кроме того, если ты неожиданно подойдёшь со своим войском к его стенам, я сам постараюсь помочь тебе, потому что и весь город, и все начальство в нём передано мне». Это послание царь Лев отослал управителю Дамаска, говоря, что «хорошо сохранять мир друг с другом. Но один христианин, находящийся под твоей властью, постоянно побуждает меня, чтобы я неожиданно напал на город Дамаск и захватил его и обещает мне свою помощь. Поэтому я в знак дружбы посылаю тебе его письмо, а с ним ты сделай сам, что захочешь».

Дамасский правитель, халиф, видя это, тотчас призвал Иоанна Дамаскина и, показавши ему письмо, начал спрашивать, писал ли он его. На что Иоанн Дамаскин, рассмотревши его, сказал, что «буквы этого письма немного похожи на мои буквы, но легко доказать, что я это не писал». Но после этих слов халиф уже не слушал оправданий Иоанна Дамаскина, а повелел тут же отрубить ему правую руку, которая якобы писала это послание. Рука была отрублена, а преподобный, изнемогший от боли и потери крови, был отведён в своё жилище.

Через некоторое время, ближе к вечеру, когда он уже узнал, что гнев халифа утих, он попросил его, чтобы ему была отдана его рука, которая была повешена на городской площади. «Болезнь моя усиливается, ― говорил преподобный, ― когда я знаю, что рука моя висит на площади, поэтому верни мне её, чтобы я мог похоронить её и получить хотя бы некоторое облегчение в своей болезни».

Когда рука была ему возвращена, то он полотенцем привязал её к отрубленному суставу, а сам обратился с горячей и тёплой молитвой к Царице Небесной, обещая Ей, что если Она дарует ему исцеление, то он этой рукой будет всю свою жизнь писать и прославлять и Её, и Господа, и святых в церковных песнопениях и догматических посланиях. Столь велика была его любовь и упование на Царицу Небесную, что даже в такой, казалось бы, неисцелимой никакими человеческими силами болезнями, он, тем не менее, воодушевлённый величайшей верой в Божию Матерь, попросил Её об исцелении уже отрубленной и мёртвой своей руки. И когда он, задремавши, уснул, то Божия Матерь, явившись ему во сне, сказала, что «вот, твоя рука уже здорова, итак, исполни то, что ты обещал Мне, наяву».

Икона Божией Матери «Троеручица». Храм Рождества Пресвятой Богородицы. Святогорская Лавра

Когда он проснулся, то к величайшей своей радости увидел, что, действительно, рука его ожила, уже двигается, и только небольшой красный шрам остался на том месте, где было место отсечения. Повязку, которой была привязана его отрубленная рука, он уже до конца своей жизни носил на своей главе в память об этом чудесном исцелении, а звуки радости, которые раздавались из его дома, в скором времени привлекли всех окружающих и соседей.

Сам халиф узнал об этом чуде и, призвавши его, внимательно рассматривал его руку, а потом просил у него прощения, обещая до самой смерти во всём своём царстве слушать его и не преступать его повелений и прося прощения у этого доброго и благоразумного человека. Но преподобный Иоанн Дамаскин уже не захотел остаться в миру. Но сам, по примеру своего духовного наставника, преподобного Косьмы, пожелал уйти в обитель святого Саввы Освященного.

Пришедши туда, там он поселился в его келии. Получивши наставление от одного богомудрого старца, стал прилежать в подвиге послушания и смирения. Одним из условий, которое поставил ему старец, наставляя его в духовной жизни, было то, что он запретил ему что-либо писать ― или письма, или послания, желая, чтобы преподобный Иоанн Дамаскин в своём сердце возгрелся величайшей любовью к своему Творцу и Создателю. И действительно, он долгое время исполнял это послушание старца, но потом, тронутый просьбой одного брата, написал надгробные песнопения, которые и сейчас мы употребляем в чине погребения православных христиан.

Услышавши, что ученик нарушил его повеление, старец выгнал его из кельи и долгое время не хотел его даже пускать в неё. Тогда преподобный просил других отцов Лавры, чтобы они ходатайствовали за него и просили, чтобы старец простил ему его нарушение благословения. Старец дал ему такую епитимью, чтобы он очистил все нечистые места, которые находились тогда в Лавре Саввы Освященного. Отцы не могли передать Иоанну Дамаскину эту просьбу и благословение его старца, потому что весь восток уважал его как величайшего учёного и богослова и никто бы не осмелился сказать ему. Но Иоанн Дамаскин сам, тщательно расспрашивая, узнал о том, каково было благословение, и с радостью начал исполнять это послушание. Тогда старец его, вышедши из кельи, обнял, облобызал его и сказал: «Какого страдальца ради Христа сделал я».

Через некоторое время старцу явилась Божия Матерь и повелела, чтобы он уже больше не запрещал преподобному Иоанну писать церковные песнопения, говоря, что он наполнит всю вселенную своими божественными песнями. После этого явления Царицы Небесной его духовный наставник благословил, чтобы Иоанн Дамаскин начал составлять церковные песнопения.

И теперь мы имеем и каноны на Святую Пасху, на двунадесятые праздники, на воскресные церковные дни, составленные этим величайшим божественным учителем. Ни до него, ни после него Святая Церковь не имела такого песнописца, божественные песнопения которого изливались из самой глубины его сердца, были воодушевлены самой высочайшей небесной радостью. Поэтому, когда мы слушаем песнопения пасхальные или других праздников, то должны стараться внимательно приникать к тем торжественным струям, которые истекли из сердца преподобного Иоанна Дамаскина. Хотя они требуют некоторого напряжения умственного и душевного развития, но когда человек со вниманием слушает то, что поведал преподобный Иоанн Дамаскин о тех величайших духовных тайнах, которых он сподобился, то сердце любого человека начинает возгораться и трепетать от радости и от той духовной небесной сладости, которая содержится в песнопениях этого великого святого песнописца Святой Православной Церкви.

И мы, братья и сестры, будем стараться в нашей жизни с молитвой обращаться к этому великому учителю церковному, к этому неложному молитвеннику перед Царицей Небесной, который сумел её умолить об исцелении своей отрубленной руки. И в память об этом привесил серебряную подвеску к Её чудотворной иконе, так что и сама икона получила название «Троеручница». То есть третья рука ― это серебряная подвеска в память об исцелении, совершённом над преподобным Иоанном Дамаскиным, чтобы он своей всесильной молитвой умолил Царицу Небесную даровать и нам любовь к Её Сыну, исполнение заповеди Божией, истинное и неленостное покаяние и достижение Царства Небесного. Аминь.

Page 25

В этот день Святая Церковь особо прославляет чудотворный образ Царицы Небесной, именуемый «Троеручица». Икона эта связана с именем преподобного Иоанна Дамаскина, которому после горячей молитвы у Её святой иконы Божия Матерь вернула отсечённую руку.

Проповедь архимандрита Исихия (Клыпы), произнесённая на праздник иконы Богородицы «Троеручица», 25 июля 2016 года

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Чествуемая сегодня икона Пресвятой Богородицы, именуемая «Троеручицей», связана с именем преподобного Иоанна Дамаскина. В детстве он получил прекрасное образование, преподанное ему и его приёмному брату, отроку Косьме (в будущем — епископу Маиумскому), учёным монахом из Калабрии, выкупленным отцом Иоанна, Сергием Мансуром на невольничьем рынке Дамаска.

Мудрого учителя звали также Косьмой. В своё время он в совершенстве изучил все богословские науки и греков, и римлян, и пламенно желал ту мудрость, которую приобрёл сам великими трудами, преподать кому-либо из учеников. Но видя себя в плену сарацинском, он уже не думал, что может кому-либо помочь и научить этой божественной премудрости. И был крайне обрадован, когда был выкуплен Сергием Мансуром и в свои ученики получил двух его детей ― преподобного Иоанна, его ребёнка по естеству, и преподобного Косьму, которого Сергей усыновил и сделал своим вторым сыном. Эти два ученика преподобного Косьмы столь усовершенствовались в тех науках, которые он им преподавал, что через некоторое время он сказал их отцу Сергию, что уже нечему их учить. А он, Косьма, научивши их божественной небесной премудрости и земной, которую он в течение многих лет изучал, теперь хочет сам научиться духовной премудрости у иноков обители святого Саввы.

Через некоторое время он оставил их и ушёл в обитель Саввы Освященного, а своих учеников препоручил премудрости Божией, чтобы Сам Господь уже вдохновлял и вразумлял их. Преподобный Иоанн Дамаскин, получивши такое воспитание и видя многих еретиков, в то время возмущавших мир Церкви Христовой, начал писать свои богомудрые творения, обличая и ересь несториан, и ересь монофизитов, монофелитов и остатки павликианской ереси.

В то время греческий царь Лев Исавр воздвиг гонения на святые иконы. Это произошло по той причине, что ещё когда он был юным воином, то однажды, шедши в некой местности, он встретил двух еврейских чародеев или колдунов, которые предсказали ему, что он через некоторое время будет греческим императором. И сказали ему, что когда наше пророчество исполнится, тогда мы придём к тебе и попросим тебя исполнить и нашу просьбу. И действительно, через некоторое время он, продвигаясь по военной службе, занял пост греческого императора. И тогда, явившись к нему, эти два иудейских колдуна напомнили ему о том давнем пророчестве, которое они ему сказали. За это они потребовали у него не золото или какие-либо почести, а потребовали, чтобы он выбросил из святых церквей иконы, называя их идолами.

Так, братья и сестры, происходит и в нашей жизни, когда какие-либо нечестивые колдуны пытаются предсказывать будущее. Бесы, они не знают точно будущего. Но если какой-либо человек готовит, например, ограбление дома, то он может сказать другому: «Назавтра этот дом будет ограблен». Потом он приходит ночью, ограбляет этот дом. И действительно, наутро это происходит. Но это может и не случиться. Он, например, планирует ограбить какой-то дом, но потом заболевает или умирает, или какие-либо другие препятствия не позволяют ему сделать это преступление. Таким образом, и бесы могут предсказывать будущее. Когда они готовят какое-либо преступление, как в случае с этим нечестивым царём Львом Исавром, они заранее, видя, что он честолюбив, склонен к разным преступлениям (потому что и трон греческого царства он захватил с помощью дворцового переворота), видя, что этот человек способен к таким действиям, и предсказали с помощью своих слуг колдунов о том, что он в скором времени займёт трон греческого императора.

И действительно, после того, как эти колдуны напугали его ещё тем, что если он не будет бороться с иконами, то через некоторое время потеряет греческое царство, он начал ревностно гнать иконы, называя их «идолами», и всех иконопочитателей предавая смерти и ссылкам. В это время Иоанн Дамаскин находился на территории, которая не относилась к Греческому царству, а к сарацинскому. Видя те многие гонения, которые происходили в Царьграде и в окрестностях на святые иконы, начал писать послания и передавать тем известным ему верующим в Царьграде, которые, читая его догматические послания о почитании святых икон, и сами укреплялись этими посланиями и, передавая друг другу, укрепляли всех православных в стоянии за веру.

Царь Лев, через некоторое время узнавши об этом, попросил, чтобы его единомышленники льстивым образом выпросили у православных какое-либо подлинное письмо Иоанна Дамаскина, и те через некоторое время действительно принесли ему это письмо. Искусные писцы написали послание, в котором говорилось о том, что Иоанн Дамаскин обращался к нему, царю Льву, с вероломным предложением: «Я Царь, давно зная о вашей греческой державе, желал бы, чтобы ты взял мой родной город Дамаск. В нём слабая стража и, кроме того, если ты неожиданно подойдёшь со своим войском к его стенам, я сам постараюсь помочь тебе, потому что и весь город, и все начальство в нём передано мне». Это послание царь Лев отослал управителю Дамаска, говоря, что «хорошо сохранять мир друг с другом. Но один христианин, находящийся под твоей властью, постоянно побуждает меня, чтобы я неожиданно напал на город Дамаск и захватил его и обещает мне свою помощь. Поэтому я в знак дружбы посылаю тебе его письмо, а с ним ты сделай сам, что захочешь».

Дамасский правитель, халиф, видя это, тотчас призвал Иоанна Дамаскина и, показавши ему письмо, начал спрашивать, писал ли он его. На что Иоанн Дамаскин, рассмотревши его, сказал, что «буквы этого письма немного похожи на мои буквы, но легко доказать, что я это не писал». Но после этих слов халиф уже не слушал оправданий Иоанна Дамаскина, а повелел тут же отрубить ему правую руку, которая якобы писала это послание. Рука была отрублена, а преподобный, изнемогший от боли и потери крови, был отведён в своё жилище.

Через некоторое время, ближе к вечеру, когда он уже узнал, что гнев халифа утих, он попросил его, чтобы ему была отдана его рука, которая была повешена на городской площади. «Болезнь моя усиливается, ― говорил преподобный, ― когда я знаю, что рука моя висит на площади, поэтому верни мне её, чтобы я мог похоронить её и получить хотя бы некоторое облегчение в своей болезни».

Когда рука была ему возвращена, то он полотенцем привязал её к отрубленному суставу, а сам обратился с горячей и тёплой молитвой к Царице Небесной, обещая Ей, что если Она дарует ему исцеление, то он этой рукой будет всю свою жизнь писать и прославлять и Её, и Господа, и святых в церковных песнопениях и догматических посланиях. Столь велика была его любовь и упование на Царицу Небесную, что даже в такой, казалось бы, неисцелимой никакими человеческими силами болезнями, он, тем не менее, воодушевлённый величайшей верой в Божию Матерь, попросил Её об исцелении уже отрубленной и мёртвой своей руки. И когда он, задремавши, уснул, то Божия Матерь, явившись ему во сне, сказала, что «вот, твоя рука уже здорова, итак, исполни то, что ты обещал Мне, наяву».

Икона Божией Матери «Троеручица». Храм Рождества Пресвятой Богородицы. Святогорская Лавра

Когда он проснулся, то к величайшей своей радости увидел, что, действительно, рука его ожила, уже двигается, и только небольшой красный шрам остался на том месте, где было место отсечения. Повязку, которой была привязана его отрубленная рука, он уже до конца своей жизни носил на своей главе в память об этом чудесном исцелении, а звуки радости, которые раздавались из его дома, в скором времени привлекли всех окружающих и соседей.

Сам халиф узнал об этом чуде и, призвавши его, внимательно рассматривал его руку, а потом просил у него прощения, обещая до самой смерти во всём своём царстве слушать его и не преступать его повелений и прося прощения у этого доброго и благоразумного человека. Но преподобный Иоанн Дамаскин уже не захотел остаться в миру. Но сам, по примеру своего духовного наставника, преподобного Косьмы, пожелал уйти в обитель святого Саввы Освященного.

Пришедши туда, там он поселился в его келии. Получивши наставление от одного богомудрого старца, стал прилежать в подвиге послушания и смирения. Одним из условий, которое поставил ему старец, наставляя его в духовной жизни, было то, что он запретил ему что-либо писать ― или письма, или послания, желая, чтобы преподобный Иоанн Дамаскин в своём сердце возгрелся величайшей любовью к своему Творцу и Создателю. И действительно, он долгое время исполнял это послушание старца, но потом, тронутый просьбой одного брата, написал надгробные песнопения, которые и сейчас мы употребляем в чине погребения православных христиан.

Услышавши, что ученик нарушил его повеление, старец выгнал его из кельи и долгое время не хотел его даже пускать в неё. Тогда преподобный просил других отцов Лавры, чтобы они ходатайствовали за него и просили, чтобы старец простил ему его нарушение благословения. Старец дал ему такую епитимью, чтобы он очистил все нечистые места, которые находились тогда в Лавре Саввы Освященного. Отцы не могли передать Иоанну Дамаскину эту просьбу и благословение его старца, потому что весь восток уважал его как величайшего учёного и богослова и никто бы не осмелился сказать ему. Но Иоанн Дамаскин сам, тщательно расспрашивая, узнал о том, каково было благословение, и с радостью начал исполнять это послушание. Тогда старец его, вышедши из кельи, обнял, облобызал его и сказал: «Какого страдальца ради Христа сделал я».

Через некоторое время старцу явилась Божия Матерь и повелела, чтобы он уже больше не запрещал преподобному Иоанну писать церковные песнопения, говоря, что он наполнит всю вселенную своими божественными песнями. После этого явления Царицы Небесной его духовный наставник благословил, чтобы Иоанн Дамаскин начал составлять церковные песнопения.

И теперь мы имеем и каноны на Святую Пасху, на двунадесятые праздники, на воскресные церковные дни, составленные этим величайшим божественным учителем. Ни до него, ни после него Святая Церковь не имела такого песнописца, божественные песнопения которого изливались из самой глубины его сердца, были воодушевлены самой высочайшей небесной радостью. Поэтому, когда мы слушаем песнопения пасхальные или других праздников, то должны стараться внимательно приникать к тем торжественным струям, которые истекли из сердца преподобного Иоанна Дамаскина. Хотя они требуют некоторого напряжения умственного и душевного развития, но когда человек со вниманием слушает то, что поведал преподобный Иоанн Дамаскин о тех величайших духовных тайнах, которых он сподобился, то сердце любого человека начинает возгораться и трепетать от радости и от той духовной небесной сладости, которая содержится в песнопениях этого великого святого песнописца Святой Православной Церкви.

И мы, братья и сестры, будем стараться в нашей жизни с молитвой обращаться к этому великому учителю церковному, к этому неложному молитвеннику перед Царицей Небесной, который сумел её умолить об исцелении своей отрубленной руки. И в память об этом привесил серебряную подвеску к Её чудотворной иконе, так что и сама икона получила название «Троеручница». То есть третья рука ― это серебряная подвеска в память об исцелении, совершённом над преподобным Иоанном Дамаскиным, чтобы он своей всесильной молитвой умолил Царицу Небесную даровать и нам любовь к Её Сыну, исполнение заповеди Божией, истинное и неленостное покаяние и достижение Царства Небесного. Аминь.

Page 26

В этот день Святая Церковь особо прославляет чудотворный образ Царицы Небесной, именуемый «Троеручица». Икона эта связана с именем преподобного Иоанна Дамаскина, которому после горячей молитвы у Её святой иконы Божия Матерь вернула отсечённую руку.

Проповедь архимандрита Исихия (Клыпы), произнесённая на праздник иконы Богородицы «Троеручица», 25 июля 2016 года

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Чествуемая сегодня икона Пресвятой Богородицы, именуемая «Троеручицей», связана с именем преподобного Иоанна Дамаскина. В детстве он получил прекрасное образование, преподанное ему и его приёмному брату, отроку Косьме (в будущем — епископу Маиумскому), учёным монахом из Калабрии, выкупленным отцом Иоанна, Сергием Мансуром на невольничьем рынке Дамаска.

Мудрого учителя звали также Косьмой. В своё время он в совершенстве изучил все богословские науки и греков, и римлян, и пламенно желал ту мудрость, которую приобрёл сам великими трудами, преподать кому-либо из учеников. Но видя себя в плену сарацинском, он уже не думал, что может кому-либо помочь и научить этой божественной премудрости. И был крайне обрадован, когда был выкуплен Сергием Мансуром и в свои ученики получил двух его детей ― преподобного Иоанна, его ребёнка по естеству, и преподобного Косьму, которого Сергей усыновил и сделал своим вторым сыном. Эти два ученика преподобного Косьмы столь усовершенствовались в тех науках, которые он им преподавал, что через некоторое время он сказал их отцу Сергию, что уже нечему их учить. А он, Косьма, научивши их божественной небесной премудрости и земной, которую он в течение многих лет изучал, теперь хочет сам научиться духовной премудрости у иноков обители святого Саввы.

Через некоторое время он оставил их и ушёл в обитель Саввы Освященного, а своих учеников препоручил премудрости Божией, чтобы Сам Господь уже вдохновлял и вразумлял их. Преподобный Иоанн Дамаскин, получивши такое воспитание и видя многих еретиков, в то время возмущавших мир Церкви Христовой, начал писать свои богомудрые творения, обличая и ересь несториан, и ересь монофизитов, монофелитов и остатки павликианской ереси.

В то время греческий царь Лев Исавр воздвиг гонения на святые иконы. Это произошло по той причине, что ещё когда он был юным воином, то однажды, шедши в некой местности, он встретил двух еврейских чародеев или колдунов, которые предсказали ему, что он через некоторое время будет греческим императором. И сказали ему, что когда наше пророчество исполнится, тогда мы придём к тебе и попросим тебя исполнить и нашу просьбу. И действительно, через некоторое время он, продвигаясь по военной службе, занял пост греческого императора. И тогда, явившись к нему, эти два иудейских колдуна напомнили ему о том давнем пророчестве, которое они ему сказали. За это они потребовали у него не золото или какие-либо почести, а потребовали, чтобы он выбросил из святых церквей иконы, называя их идолами.

Так, братья и сестры, происходит и в нашей жизни, когда какие-либо нечестивые колдуны пытаются предсказывать будущее. Бесы, они не знают точно будущего. Но если какой-либо человек готовит, например, ограбление дома, то он может сказать другому: «Назавтра этот дом будет ограблен». Потом он приходит ночью, ограбляет этот дом. И действительно, наутро это происходит. Но это может и не случиться. Он, например, планирует ограбить какой-то дом, но потом заболевает или умирает, или какие-либо другие препятствия не позволяют ему сделать это преступление. Таким образом, и бесы могут предсказывать будущее. Когда они готовят какое-либо преступление, как в случае с этим нечестивым царём Львом Исавром, они заранее, видя, что он честолюбив, склонен к разным преступлениям (потому что и трон греческого царства он захватил с помощью дворцового переворота), видя, что этот человек способен к таким действиям, и предсказали с помощью своих слуг колдунов о том, что он в скором времени займёт трон греческого императора.

И действительно, после того, как эти колдуны напугали его ещё тем, что если он не будет бороться с иконами, то через некоторое время потеряет греческое царство, он начал ревностно гнать иконы, называя их «идолами», и всех иконопочитателей предавая смерти и ссылкам. В это время Иоанн Дамаскин находился на территории, которая не относилась к Греческому царству, а к сарацинскому. Видя те многие гонения, которые происходили в Царьграде и в окрестностях на святые иконы, начал писать послания и передавать тем известным ему верующим в Царьграде, которые, читая его догматические послания о почитании святых икон, и сами укреплялись этими посланиями и, передавая друг другу, укрепляли всех православных в стоянии за веру.

Царь Лев, через некоторое время узнавши об этом, попросил, чтобы его единомышленники льстивым образом выпросили у православных какое-либо подлинное письмо Иоанна Дамаскина, и те через некоторое время действительно принесли ему это письмо. Искусные писцы написали послание, в котором говорилось о том, что Иоанн Дамаскин обращался к нему, царю Льву, с вероломным предложением: «Я Царь, давно зная о вашей греческой державе, желал бы, чтобы ты взял мой родной город Дамаск. В нём слабая стража и, кроме того, если ты неожиданно подойдёшь со своим войском к его стенам, я сам постараюсь помочь тебе, потому что и весь город, и все начальство в нём передано мне». Это послание царь Лев отослал управителю Дамаска, говоря, что «хорошо сохранять мир друг с другом. Но один христианин, находящийся под твоей властью, постоянно побуждает меня, чтобы я неожиданно напал на город Дамаск и захватил его и обещает мне свою помощь. Поэтому я в знак дружбы посылаю тебе его письмо, а с ним ты сделай сам, что захочешь».

Дамасский правитель, халиф, видя это, тотчас призвал Иоанна Дамаскина и, показавши ему письмо, начал спрашивать, писал ли он его. На что Иоанн Дамаскин, рассмотревши его, сказал, что «буквы этого письма немного похожи на мои буквы, но легко доказать, что я это не писал». Но после этих слов халиф уже не слушал оправданий Иоанна Дамаскина, а повелел тут же отрубить ему правую руку, которая якобы писала это послание. Рука была отрублена, а преподобный, изнемогший от боли и потери крови, был отведён в своё жилище.

Через некоторое время, ближе к вечеру, когда он уже узнал, что гнев халифа утих, он попросил его, чтобы ему была отдана его рука, которая была повешена на городской площади. «Болезнь моя усиливается, ― говорил преподобный, ― когда я знаю, что рука моя висит на площади, поэтому верни мне её, чтобы я мог похоронить её и получить хотя бы некоторое облегчение в своей болезни».

Когда рука была ему возвращена, то он полотенцем привязал её к отрубленному суставу, а сам обратился с горячей и тёплой молитвой к Царице Небесной, обещая Ей, что если Она дарует ему исцеление, то он этой рукой будет всю свою жизнь писать и прославлять и Её, и Господа, и святых в церковных песнопениях и догматических посланиях. Столь велика была его любовь и упование на Царицу Небесную, что даже в такой, казалось бы, неисцелимой никакими человеческими силами болезнями, он, тем не менее, воодушевлённый величайшей верой в Божию Матерь, попросил Её об исцелении уже отрубленной и мёртвой своей руки. И когда он, задремавши, уснул, то Божия Матерь, явившись ему во сне, сказала, что «вот, твоя рука уже здорова, итак, исполни то, что ты обещал Мне, наяву».

Икона Божией Матери «Троеручица». Храм Рождества Пресвятой Богородицы. Святогорская Лавра

Когда он проснулся, то к величайшей своей радости увидел, что, действительно, рука его ожила, уже двигается, и только небольшой красный шрам остался на том месте, где было место отсечения. Повязку, которой была привязана его отрубленная рука, он уже до конца своей жизни носил на своей главе в память об этом чудесном исцелении, а звуки радости, которые раздавались из его дома, в скором времени привлекли всех окружающих и соседей.

Сам халиф узнал об этом чуде и, призвавши его, внимательно рассматривал его руку, а потом просил у него прощения, обещая до самой смерти во всём своём царстве слушать его и не преступать его повелений и прося прощения у этого доброго и благоразумного человека. Но преподобный Иоанн Дамаскин уже не захотел остаться в миру. Но сам, по примеру своего духовного наставника, преподобного Косьмы, пожелал уйти в обитель святого Саввы Освященного.

Пришедши туда, там он поселился в его келии. Получивши наставление от одного богомудрого старца, стал прилежать в подвиге послушания и смирения. Одним из условий, которое поставил ему старец, наставляя его в духовной жизни, было то, что он запретил ему что-либо писать ― или письма, или послания, желая, чтобы преподобный Иоанн Дамаскин в своём сердце возгрелся величайшей любовью к своему Творцу и Создателю. И действительно, он долгое время исполнял это послушание старца, но потом, тронутый просьбой одного брата, написал надгробные песнопения, которые и сейчас мы употребляем в чине погребения православных христиан.

Услышавши, что ученик нарушил его повеление, старец выгнал его из кельи и долгое время не хотел его даже пускать в неё. Тогда преподобный просил других отцов Лавры, чтобы они ходатайствовали за него и просили, чтобы старец простил ему его нарушение благословения. Старец дал ему такую епитимью, чтобы он очистил все нечистые места, которые находились тогда в Лавре Саввы Освященного. Отцы не могли передать Иоанну Дамаскину эту просьбу и благословение его старца, потому что весь восток уважал его как величайшего учёного и богослова и никто бы не осмелился сказать ему. Но Иоанн Дамаскин сам, тщательно расспрашивая, узнал о том, каково было благословение, и с радостью начал исполнять это послушание. Тогда старец его, вышедши из кельи, обнял, облобызал его и сказал: «Какого страдальца ради Христа сделал я».

Через некоторое время старцу явилась Божия Матерь и повелела, чтобы он уже больше не запрещал преподобному Иоанну писать церковные песнопения, говоря, что он наполнит всю вселенную своими божественными песнями. После этого явления Царицы Небесной его духовный наставник благословил, чтобы Иоанн Дамаскин начал составлять церковные песнопения.

И теперь мы имеем и каноны на Святую Пасху, на двунадесятые праздники, на воскресные церковные дни, составленные этим величайшим божественным учителем. Ни до него, ни после него Святая Церковь не имела такого песнописца, божественные песнопения которого изливались из самой глубины его сердца, были воодушевлены самой высочайшей небесной радостью. Поэтому, когда мы слушаем песнопения пасхальные или других праздников, то должны стараться внимательно приникать к тем торжественным струям, которые истекли из сердца преподобного Иоанна Дамаскина. Хотя они требуют некоторого напряжения умственного и душевного развития, но когда человек со вниманием слушает то, что поведал преподобный Иоанн Дамаскин о тех величайших духовных тайнах, которых он сподобился, то сердце любого человека начинает возгораться и трепетать от радости и от той духовной небесной сладости, которая содержится в песнопениях этого великого святого песнописца Святой Православной Церкви.

И мы, братья и сестры, будем стараться в нашей жизни с молитвой обращаться к этому великому учителю церковному, к этому неложному молитвеннику перед Царицей Небесной, который сумел её умолить об исцелении своей отрубленной руки. И в память об этом привесил серебряную подвеску к Её чудотворной иконе, так что и сама икона получила название «Троеручница». То есть третья рука ― это серебряная подвеска в память об исцелении, совершённом над преподобным Иоанном Дамаскиным, чтобы он своей всесильной молитвой умолил Царицу Небесную даровать и нам любовь к Её Сыну, исполнение заповеди Божией, истинное и неленостное покаяние и достижение Царства Небесного. Аминь.

svlavra.church.ua

11 июля — День празднования иконе Божией Матери «Троеручица»

В IХ веке, во время иконоборчества, за ревностное почитание святых икон преподобный Иоанн Дамаскин († ок. 780; память 4 декабря) был оклеветан императором Львом III Исавром (717-740) перед Дамасским калифом в государственной измене. Калиф приказал отсечь кисть руки преподобного и повесить ее на рынке. К вечеру святой Иоанн, испросив у калифа отрубленную кисть, приложил ее к суставу и пал ниц перед иконой Божией Матери. Преподобный просил Владычицу исцелить руку, писавшую в защиту Православия. После долгой молитвы он задремал и увидел во сне, что Пречистая обращается к нему, обещая скорое исцеление. При этом Матерь Божия повелела ему без лени трудиться этой рукой. Пробудившись от сна, преподобный Иоанн увидел, что рука невредима. В благодарность за исцеление святой приложил к иконе сделанную из серебра руку, отчего икона и получила название «Троеручица». По преданию, преподобный Иоанн написал благодарственную песнь Матери Божией «О Тебе радуется, Благодатная, всякая тварь», которая является задостойником в литургии святого Василия Великого.

Святой Иоанн Дамаскин принял иночество в Лавре преподобного Саввы Освященного и передал туда чудотворную икону. Лавра даровала икону «Троеручицы» в благословение святителю Савве, архиепископу Сербскому († 1237; память 12 январям). Во время нашествия турок на Сербию христиане, желая сохранить икону, поручили ее попечению Самой Матери Божией. Они возложили ее на осла, который без погонщика пришел на Афон и остановился перед Хилендарским монастырем. Иноки поставили икону в соборном храме. Во время разногласий при выборе настоятеля Матерь Божия благоволила Сама принять настоятельство, и Ее святая икона заняла игуменское место в храме. С тех пор в Хилендарской обители избирается только наместник, а иноки, по монастырскому обычаю, получают от святой иконы благословение на все послушания.

В Свято-Троицком храме г. Балаково есть большая икона Божией Матери «Троеручица», написанная на Афоне.

11 июля — День празднования иконе Божией Матери «Троеручица»

troickiy.cerkov.ru

Празднование иконе Божией Матери «Троеручица»

В IХ веке, во время иконоборчества, за ревностное почитание святых икон преподобный Иоанн Дамаскин († ок. 780; память 4 декабря) был оклеветан императором Львом III Исавром (717-740) перед Дамасским калифом в государственной измене. Калиф приказал отсечь кисть руки преподобного и повесить ее на рынке. К вечеру святой Иоанн, испросив у калифа отрубленную кисть, приложил ее к суставу и пал ниц перед иконой Божией Матери. Преподобный просил Владычицу исцелить руку, писавшую в защиту Православия. После долгой молитвы он задремал и увидел во сне, что Пречистая обращается к нему, обещая скорое исцеление. При этом Матерь Божия повелела ему без лени трудиться этой рукой. Пробудившись от сна, преподобный Иоанн увидел, что рука невредима. В благодарность за исцеление святой приложил к иконе сделанную из серебра руку, отчего икона и получила название «Троеручица». По преданию, преподобный Иоанн написал благодарственную песнь Матери Божией «О Тебе радуется, Благодатная, всякая тварь», которая является задостойником в литургии святого Василия Великого.

Святой Иоанн Дамаскин принял иночество в Лавре преподобного Саввы Освященного и передал туда чудотворную икону. Лавра даровала икону «Троеручицы» в благословение святителю Савве, архиепископу Сербскому († 1237; память 12 январям). Во время нашествия турок на Сербию христиане, желая сохранить икону, поручили ее попечению Самой Матери Божией. Они возложили ее на осла, который без погонщика пришел на Афон и остановился перед Хилендарским монастырем. Иноки поставили икону в соборном храме. Во время разногласий при выборе настоятеля Матерь Божия благоволила Сама принять настоятельство, и Ее святая икона заняла игуменское место в храме. С тех пор в Хилендарской обители избирается только наместник, а иноки, по монастырскому обычаю, получают от святой иконы благословение на все послушания.

Празднование иконе «Троеручица» совершается 28 июня / 11 июля; 12 / 25 июля.

Тропарь Божией Матери пред иконой Ее «Троеручица», глас 4

Я́ко звезда́ светозаря́ющая,/ из Се́рбии на Афо́н чуде́сно прии́де/ всечестна́я ико́на Твоя́ Троеру́чица,/ ю́же оби́тель Хиланда́рская благогове́йно восприе́мши,/ я́ко Боже́ственный дар свы́ше,/ прославля́ет Тя, Влады́чицу,/ и уми́льно вопие́т:/ не отста́ви ми́лость Твою́ от нас,// но пребу́ди с на́ми во ве́ки.

Кондак Божией Матери пред иконой Ее «Троеручица», глас 3

Де́ва днесь благоволе́ние к нам явля́ет,/ Гора́ же Афо́н благодаре́ние Ей прино́сит,/ А́нгели и и́ноцы славосло́вят,/ Троеру́чица из Се́рбии чуде́сно путеше́ствует:/ нас бо ра́ди прии́де// и всели́ся во святу́ю оби́тель Хиланда́рскую.

Величание Божией Матери пред иконой Ее «Троеручица»

Величаем Тя, / Пренепорбчная Дево, /и чтим чудеса образа святаго Твоего, / трех пречистых рук Твоих явление / в славу Божества, в Троице Бога нашего.

Молитва Божией Матери пред иконой Ее «Троеручица»

О Пресвятая Госпоже Владычице Богородице, велие чудо святому Иоанну Дамаскину явившая, яко веру истинную – надежду несумненную показавшему! Услыши нас, грешных, пред чудотворною Твоею иконою усердно молящихся и просящих Твоея помощи: не отрини моления сего многих ради прегрешений наших, но, яко Мати милосердия и щедрот, избави нас от болезней, скорбей и печалей, прости содеянныя нами грехи, исполни радости и веселия всех, чтущих святую икону Твою, да радостно воспоем и любовию прославим имя Твое, яко Ты еси от всех родов избранная и благословенная во веки веков. Аминь.

Молитва иная Божией Матери пред иконой Ее «Троеручица»

О Пресвятая и Преблагословенная Дево, Богородице Марие! Припадаем и поклоняемся Тебе пред святою иконою Твоею, воспоминающе преславное чудо Твое, исцелением усеченныя десницы преподобнаго Иоанна Дамаскина, от иконы сей явленное, егоже знамение доныне видимо есть на ней, во образе третия руки, ко изображению Твоему приложенныя. Молимся Ти и просим Тя, Всеблагую и Всещедрую рода нашего Заступницу: услыши нас, молящихся Тебе, и якоже блаженнаго Иоанна, в скорби и болезни к Тебе возопившаго, услышала еси, тако и нас не презри, скорбящих и болезнующих ранами страстей многоразличных, не презри, усердно к Тебе от души сокрушенныя прибегающих. Ты зриши, Госпоже Всемилостивая, немощи наша, озлобление наше, нужду, во Твоей помощи потребу, яко отвсюду врази окружают нас, и несть помогающего, ниже заступающаго, аще не Ты умилосердишися о нас, Владычице. Ей, молим Ти ся, вонми гласу болезненному нашему и помози нам святоотеческую Православную веру до конца дней наших непорочно сохранити, во всех заповедех Господних неуклонно ходити, покаяние истинное о гресех наших всегда Богу приносити и сподобитися мирныя христианския кончины и добраго ответа на страшнем суде Сына Твоего и Бога нашего. Егоже умоли за нас матернею молитвою Твоею, да не осудит нас по беззаконием нашим, но да помилует нас по велицей и неизреченной милости Своей. О, Всеблагая! Услыши нас и не лиши нас помощи Твоея державныя, да, Тобою спасение получивше, воспоем и прославим Тя на земли живых и Рождшагося от Тебе Искупителя нашего, Господа Иисуса Христа, Ему же подобает слава и держава, честь и поклонение, купно со Отцем и Святым Духом, всегда, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Источник: Православный церковный календарь

www.stsl.ru

Церковь празднует день памяти иконы Божией Матери «Троеручица»

Калиф приказал отсечь кисть руки преподобного и повесить ее на рынке. К вечеру святой Иоанн, испросив у калифа отрубленную кисть, приложил ее к суставу и пал ниц перед иконой Божией Матери. Преподобный просил Владычицу исцелить руку, писавшую в защиту Православия. После долгой молитвы он задремал и увидел во сне, что Пречистая обращается к нему, обещая скорое исцеление. При этом Матерь Божия повелела ему без лени трудиться этой рукой.

Пробудившись от сна, преподобный Иоанн увидел, что рука невредима. В благодарность за исцеление святой приложил к иконе сделанную из серебра руку, отчего икона и получила название «Троеручица». По преданию, преподобный Иоанн написал благодарственную песнь Матери Божией «О Тебе радуется, Благодатная, всякая тварь», которая является задостойником в литургии святого Василия Великого.

Святой Иоанн Дамаскин принял иночество в Лавре преподобного Саввы Освященного и передал туда чудотворную икону. Лавра даровала икону «Троеручицы» в благословение святителю Савве, архиепископу Сербскому. Во время нашествия турок на Сербию христиане, желая сохранить икону, поручили ее попечению Самой Матери Божией. Они возложили ее на осла, который без погонщика пришел на Афон и остановился перед Хилендарским монастырем.

Иноки поставили икону в соборном храме. Во время разногласий при выборе настоятеля Матерь Божия благоволила Сама принять настоятельство, и Ее святая икона заняла игуменское место в храме. С тех пор в Хилендарской обители избирается только наместник, а иноки, по монастырскому обычаю, получают от святой иконы благословение на все послушания.

Поскольку вы здесь...

… у нас есть небольшая просьба. Статьи и материалы часто меняют жизни людей – обеспечивается доступ к лекарствам, дети-сироты обретают семьи, пересматриваются судебные дела, находятся ответы на сложные вопросы.

Правмир работает уже 15 лет – благодаря пожертвованиям читателей. Чтобы делать качественные материалы нужно оплачивать работу журналистов, фотографов, редакторов. Нам не обойтись без вашей помощи и поддержки.

Пожалуйста, поддержите Правмир, подпишитесь на регулярное пожертвование. 50, 100, 200 рублей - чтобы Правмир продолжался. А мы обещаем не сбавлять оборотов!

Подписывайтесь на канал Правмира в Yandex.Zen

www.pravmir.ru

Зачем Богородице третья рука? Икона Богоматери «Троеручица»

Есть Предание Церкви, а есть народные предания, которые так или иначе проникают в церковную ограду. Для земной церковной жизни, несущей на себе отпечаток нашего несовершенства, это привычное явление.

Обычно Церковь справляется с этими преданиями, некоторые отвергает, некоторые воцерковляет, поскольку даже вымышленные события могут нести в себе назидательный смысл и тем самым являть некую высшую истину. Но некоторые противоречащие церковному учению народные предания время от времени всплывают, несмотря ни на что.

Икона Троеручица

В данном случае мы поговорим о «трехрукой» версии известной богородичной иконы «Троеручица».

Встретив такое вот изображение, неискушенный зритель испытывает известное удивление.

Троеручица, деревенская икона XIX века

Ведь на иконе у Богородицы три руки! Что бы это значило? И здесь есть два варианта – полезть в специальную литературу или выдумать свою собственную версию, более или менее заковыристую, в зависимости от фантазии. Приходилось, например, сталкиваться с ситуацией, когда люди, склонные к оккультизму и «мудрости востока», немедленно проводили параллель с многорукими восточными божествами. И это объяснение звучат не более и не менее нелепо, чем «три руки символизируют Св. Троицу».

Но если мы сравним это изображение с оригиналом, хранящимся в афонском монастыре Хиландар, то увидим существенное различие: «третья» рука не написана на иконе, но изготовлена из металла и наложена на поверхность образа.

Троеручица, монастырь Хиландар, Афон

Икона Божией Матери «Троеручица» и её значение

Церковное предание связывает эту накладку с житием великого святого Иоанна Дамаскина.

Преподобный Иоанн Дамаскин (Дамасский), жил в VII-VIII веках в завоеванной арабами Сирии и по происхождению был сирийцем. Мирское имя его было Мансур ибн Сержун. Он происходил из довольно знатного рода и служил в налоговой администрации арабского халифата (позднее предание называло его чуть ли не визирем). Позднее Мансур удалился в монастырь и стал известен как богослов и гимнограф. Предание, зафиксированное в IX веке, передает следующую историю.

Прп. Иоанн Дамаскин, икона работы архимандрита Зинона

Агиограф рассказывает, что, будучи сыном крупного чиновника, Иоанн Дамаскин после его смерти унаследовал его должность при дворе халифа и даже поднялся выше, став первым советником халифа — хотя и против собственной воли, поскольку склонялся к уединенной иноческой жизни.

Когда в Византийской империи при императоре Льве III начались гонения на иконы, Иоанн Дамаскин составил послание против ереси иконоборцев, которое быстро распространилось по христианскому миру.

Разгневанный император Лев решил оклеветать Иоанна перед халифом. По его приказу придворные писцы написали письмо от имени Дамаскина, подделав его почерк, в котором он якобы призывал императора напасть на Дамаск, в то время как между халифатом и Византией действовал мирный договор. Лживое письмо Лев III переслал халифу вместе с заверениями в неукоснительном следовании мирному договору. Халиф поверил, разгневался на своего министра и приказал отрубить ему руку, якобы писавшую «предательское письмо», и повесить ее в Дамаске на рынке на всеобщее обозрение.

Оклеветанный Иоанн упросил халифа отдать ему руку. После его долгой молитвы перед иконой Богородицы рука приросла. Увидев такое несомненное чудо, халиф признал непорочность святого Иоанна и согласился отпустить его в монастырь, о чем тот неустанно просил. В память этого чудесного исцеления Иоанн Дамаскин изготовил из серебра модель своей руки и в благодарность приложил к иконе, через которую молитвами Богородицы и был исцелен.

Читайте также: Икона. Как создается чудо

Так гласит предание. И икона, называемая «Троеручицей», которая хранится в Хиландарском афонском монастыре, считается именно той самой, перед которой молился святой Иоанн.

Можно сказать, что и предание, и связь преподобного Иоанна с афонской иконой — вещь не бесспорная. У историков и искусствоведов здесь найдутся свои аргументы. Например, можно отметить, что афонская «Троеручица» никак не относится ко времени прп. Иоанна. Однако, по сути здесь нет противоречия.

За всю христианскую историю зафиксировано множество чудесных исцелений по молитве перед той или иной иконой. И до сих пор в разных уголках христианского мира существует обычай в знак благодарности подвешивать к иконе миниатюру в виде исцеленного органа. Обычай, конечно, не бесспорный, тем более, что точно такой же существовал в античном язычестве. И всё же, это многое объясняет.

Списки с чудотворной хиландарской иконы множились и распространялись. Но копирование не всегда гарантировало качественное исполнение. И вот, спустя какое-то время появились списки, на которых серебряная накладная рука стала изображаться как живая. А далее не особо думающий богомаз обернул эту руку в богородичный мофорий. И этот вариант также бездумно распространился во множестве копий.

Троеручица, современная икона

Церковь пыталась бороться с таким нарушением канона, Синод издавал указы, но привычку и суеверие трудно искоренить. И даже сейчас, когда издано столько книг по христианской иконографии, бездумные богомазы продолжают тиражировать бессмысленную третью руку. Но радует, что на фоне этих поделок встречаются и прекрасные образцы современной иконописи.

Читайте также: Сретение Владимирской иконы Божией Матери

Троеручица, икона из Свято-Троицкого Ионинского монастыря. Киев

Вы прочитали статью Зачем Богородице третья рука? | Икона «Троеручица». Читайте также:

www.pravmir.ru

11 июля - праздник иконы Божией Матери, именуемой «Троеручица»

В IX веке, во время иконоборчества, за ревностное почитание святых икон преподобный Иоанн Дамаскин (+ ок. 780; память 4 декабря) был оклеветан императором Львом III Исавром (717 - 740) перед Дамасским калифом в государственной измене. Калиф приказал отсечь кисть руки преподобного и повесить ее на рынке. К вечеру святой Иоанн, испросив у калифа отрубленную кисть, приложил ее к суставу и пал ниц перед иконой Божией Матери. Преподобный просил Владычицу исцелить руку, писавшую в защиту Православия. После долгой молитвы он задремал и увидел во сне, что Пречистая обращается к нему, обещая скорое исцеление. При этом Матерь Божия повелела ему без лени трудиться этой рукой. Пробудившись от сна, преподобный Иоанн увидел, что рука невредима. В благодарность за исцеление святой приложил к иконе сделанную из серебра руку, отчего икона и получила название «Троеручица». По преданию, преподобный Иоанн написал благодарственную песнь Матери Божией «О Тебе радуется, Благодатная, всякая тварь», которая является задостойником (песнопение, которое поется в составе евхаристического канона вместо Богородичной песни «Достойно есть») в литургии святого Василия Великого.

Святой Иоанн Дамаскин принял иночество в Лавре преподобного Саввы Освященного и передал туда чудотворную икону. Лавра даровала икону «Троеручицы» в благословение святителю Савве, архиепископу Сербскому (+ 1237; память 12 января). Во время нашествия турок на Сербию христиане, желая сохранить икону, поручили ее попечению Самой Матери Божией. Они возложили ее на осла, который без погонщика пришел на Афон и остановился перед Хилендарским монастырем. Иноки поставили икону в соборном храме. Во время разногласий при выборе настоятеля Матерь Божия благоволила Сама принять настоятельство, и Ее святая икона заняла игуменское место в храме. С тех пор в Хилендарской обители избирается только наместник, а иноки, по монастырскому обычаю, получают от святой иконы благословение на все послушания.

ekaterinburg-eparhia.ru


Смотрите также




Copyright © Общество Русской Народной Культуры

Содержание, карта сайта.