Семинар по теме: «СИЛА. Собирание Силы» 30-31января 2015 года, г. Екатеринбург

29.12.2015


Человечество живет силой, купается в силе, ест и пьет ее. И при этом мы не знаем не только, как ею управлять, но и как ее просто видеть. Мы видим лишь её проявления в людях, животных или природных процессах…
"СВЯТОЧНАЯ СВОЗНАЯ БЕСЕДА", г.Иваново

29.12.2015


Приглашаем 5 января 2015 года в 12.00 на Святочную свозную беседу. "....Свозными или сборными беседами называли посиделки, приуроченные к Святкам, на которые собирались (свозились) из разных деревень..."
Святки 2016

29.12.2015


Приглашаем отыграть Святки 2016 на Дачи Невских ремесленных палат с 5 по 8 января 2016 г.
Следите за новостями
в наших группах:

Проповедь на праздник преображения господня


Митрополит Николай (Ярушевич). Проповедь в день Преображения Господня / Православие.Ru

Москва, Преображенская церковь, 1957 г.

Преображение Господне
Сегодня, мои дорогие, мы празднуем великий для нас день Преображения Господня. Еще раз в своей жизни в этот праздник мы духом присутствуем на Фаворской горе. Очами веры мы видим вместе с апостолами Петром, Иаковом и Иоанном, восшедшими со Спасителем на вершину этой горы, славу Божию в священные минуты этого события. Оно произошло незадолго до крестных страданий и смерти нашего Спасителя.

Вы знаете, что Сын Божий, сходивший на нашу землю для вечного спасения людей, явился не в Своей Божественной славе, – иначе Его Божественный свет ослепил бы очи грешных людей, – но пришел на землю в уничиженном виде, прикрыв Свое Божество образом человека. А здесь, на горе Преображения, Он показал Себя в сиянии той славы, в которой Он пребывает от века и в которой увидят Его те из нас, кто своей земной жизнью будет этого достоин.

На горе Преображения апостолы увидели рядом с преобразившимся Господом пророка Моисея и пророка Илию. Моисей жил за тысячу шестьсот лет до Рождества Христова, пророк Илия – за девятьсот лет. Значит, – пророки Моисей и Илия не мертвые, но живые. Они живы были и тогда, когда их видели в этот день апостолы; живы и сейчас, живы будут и в бесконечных веках, потому что Бог наш, в Которого мы веруем, как говорит Слово Божие, «не есть Бог мертвых, но живых» (Мф. 22, 32). У Господа все живы. И апостолы, созерцая пророков, явившихся им на это мгновение из небесного мира, видели в этом явлении живое подтверждение слов Господа Иисуса Христа: «Верующий в Меня имеет жизнь вечную» (Иоан. 6, 47).

Так это священное событие, которое мы сегодня прославляем, открывает тайну о жизни вечной, в которую уже вошли наши прадеды, деды, отцы, войдет и каждый из нас. Больше того, каждый из нас уже здесь на земле, на коротком отрезке времени, данном ему Господом для земной жизни, уже начинает этот путь жизни вечной, ибо уже никогда не умрет ни моя, ни твоя, ни чья-либо душа – ни душа верующего, ни душа нераскаянного грешника. Мы все войдем в вечную жизнь, хотя и не все войдем в вечную славу. В «радость Господа Своего» войдет только тот, кто проживет земную жизнь достойно священного имени сына своего Небесного Отца; кто стремится к Господу, как дитя к груди своей любимой матери; кто ищет Господа и в скорби и в радости, ощущая прикосновение Его отеческой руки, которой Он ведет каждого из нас к Себе, и видя на всем своем земном пути Божественный Промысл.

Св. Евангелист говорит нам, что пророки Моисей и Илия, явившиеся на Фаворе, не молча стояли около Спасителя: сами осененные Божественным Светом, они беседовали с Ним. И апостолы слышали о чем: о кончине Спасителя, о близких, уже предстоящих крестных страданиях Господа Иисуса Христа. Они стремились проникнуть в тайну этих крестных страданий, потому что страдания и смерть нашего Спасителя – это воистину тайна. Это – тайна любви Божией, по которой Отец Небесный послал Своего Сына для того, чтобы Он, взяв на Себя грехи каждого из нас, пострадал и принес искупительную жертву на Голгофском кресте. Это – тайна правосудия Божия, по которому Господь осуждает грех, но прощает каждого кающегося грешника во имя Своих крестных страданий. Это великая тайна премудрости Божией, по которой Господь благоволил дать людям через страдания Своего Божественного Сына право войти в вечную жизнь и наследовать в ней все те блага, какие, по слову Божию, приготовлены у Господа любящим Его (1 Кор. 2, 9).

Если эти крестные страдания Спасителя нужны были для спасения человечества, то разве это не является свидетельством того, что в каждом из нас есть то, что вызывало необходимость этих страданий, о которых пророки беседовали с Господом на горе Преображения? Значит, в нас есть не только плоть и кости, которые мы носим. Если бы мы состояли только из них, за что же было бы страдать за нас Господу? За прах, в который мы обратимся после смерти? Эти крестные страдания необходимы были потому, что кроме плоти и костей, которые мы носим, в нас есть бессмертная душа, и за счастье этой бессмертной души и нужна была крестная смерть нашего Господа.

Так и пророк Моисей и пророк Илия не только своим соприсутствием с Господом на горе Фаворе, но и беседой своей с Ним говорят нам о тайне вечной жизни и о бессмертной нашей душе.

На горе Преображения перед лицом изумленных учеников Господь Иисус Христос на несколько мгновений открыл не только Свою славу, но и славу Царства Небесного, горнего Иерусалима, в котором Он встретит души Своих апостолов, когда они окончат свой земной подвиг мученической смертью. И когда перед апостолами открылись двери небесного Иерусалима, и они увидели славу Спасителя и свет Небесного града, они пережили такое чувство радости, с которой воскликнул апостол Петр: «Хорошо нам здесь быть» (Лк. 9, 33). Он не нашел других слов, чтобы выразить всю радость, которая заполняла его душу и души других апостолов, свидетелей Преображения. На этой горе Господь дал почувствовать Своим ученикам то, что их ожидает в вечной жизни.

Все вы хорошо знаете, мои дорогие, что земная жизнь перейдет в жизнь, не знающую конца. И в сердце истинного ученика Христова, если мы живем по заповедям Божиим, живем с Господом на пути земной жизни, живет и предвкушение, предчувствие наших вечных благ и вечных радостей, какие ожидают истинных детей Божиих в Небесном Царстве.

В светлую пасхальную ночь мы обнимаемся друг с другом, мы ликуем; наша душа поднимается как бы на крыльях над землей; мы переживаем особый, только светлой пасхальной ночи присущий, восторг, потому что мы ощущаем, как Воскресший Спаситель осеняет нас благодатью Своего преславного Воскресения.

Недаром и маловерующие люди в эту пасхальную ночь какой-то непонятной для них силой влекутся на светлые пасхальные огоньки.

Когда с верою, любовью и со страхом Божиим, после очищения себя благодатью покаяния, православный христианин приобщается Божественного Тела и Животворящей Крови Господа, он, соединяясь с Господом и духом и телом, носит радость общения с Господом и предвкушает ту радость, которая будет заполнять его при вечном общении со Сладчайшим Спасителем.

И чем ближе мы к Богу своей молитвой, своим покаянием, добрыми делами и жаждой спасти свою душу, тем больше и больше мы живем этой ожидаемой нами радостью, предвкушаем ее, еще не войдя в жизнь загробную.

Священное событие Преображения Господня напоминает всем нам о том, мои дорогие, что для того, чтобы войти в ту славу, какую Господь показал на Фаворской горе, какую обещает Своим верным детям, какую мы предощущаем здесь на земле, мы должны преображать свою душу в дни земной жизни. Мы должны обновляться, восстанавливать в себе искажаемый грехами образ Божий, чтобы он воссиял в каждом из нас до конца этой жизни, за которой начинается новая жизнь.

Сотворив первого человека, Господь запечатлел в его душе Свой образ. Этот образ в человеке составляется из любви, милосердия, чистоты, терпения, смирения – всего того, чем Господь Иисус Христос Сам прославил Себя в дни Своей земной жизни. Чистыми мы вышли из св. купели крещения. Но нашими грехами и страстями этот образ Божий беспрерывно омрачается, покрывается грязью нашей порочной жизни. И потому мы должны обновлять его в себе в течение всей своей жизни, освобождаясь от нечистоты и пороков и украшая душу добродетелями.

Так, событие Преображения Господня напоминает нам о долге преображения нашей души. И потому с особой силой в этот день в наших сердцах звучат слова Христовы: «Бодрствуйте и молитесь» (Марк 14, 38). Господь велит нам бодрствовать сердцем, а бодрствовать – значит быть подобным страже, которая бережет какое-нибудь здание от нападения на него вора или злого человека. Эта стража обходит свое здание со всех сторон – и не один раз – из опасения, чтобы или через дверь, или через окно, или через крышу не проник в него какой-нибудь злой человек.

Так надо охранять нам все ходы, через которые грех вползает в наше сердце. А он вползает бесчисленными путями: через глаза, когда они смотрят на то, что возбуждает греховное чувство и влечет ко греху; через уста, когда они произносят бранные, скверные, лживые, клеветнические, осуждающие друг друга слова. Он входит через наши помыслы, он поднимается со дна нашей души, когда мы даем свободу живущей в нас наклонности к греховной жизни.

Мы должны быть стражами своего сердца, потому что грех лишает нас радости чувствовать в себе Господа, отнимает сладость предвкушать и будущую радость общения со Спасителем.

Мы и просим в сегодняшний день, когда Господь преобразился на Фаворе и показал славу Свою и свет нерукотворного духовного града Иерусалима, чтобы Он осветил и наши грешные души Своим светом присносущным и Своей Божественной благодатью помог нам грешным пройти земной путь достойно того призвания, к которому мы все предназначены, – быть небесными гражданами горнего Иерусалима.

Живите с Господом и умирайте с Господом! И пусть ваше сердце еще здесь, на земле, учится предвкушать радость увидеть Господа, Ему поклониться и с Ним быть в бесконечных веках.

Когда Господь пресечет земную жизнь каждого из нас, да откроются, мои дорогие, перед нами, по милости Божией, двери небесного Иерусалима!

И радости нашей тогда никто и ничто не отнимет от нас.

pravoslavie.ru

Проповедь Святейшего Патриарха Кирилла в праздник Преображения Господня / Патриарх / Патриархия.ru

19 августа 2009 г. 15:43

19 августа, в праздник Преображения Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил Божественную литургию в Храме Христа Спасителя. После чтения Евангелия Предстоятель Русской Православной Церкви обратился к пастве с проповедью.

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Сегодня великий двунадесятый праздник Преображения Господня. Только что мы слышали Евангелие от Матфея, где повествуется об этом чудном событии (см. Мф. 17:1-6). По прошествии шести дней взял Иисус Петра, Иакова и Иоанна, возвел их на высокую гору и преобразился перед ними: лицо Его просияло как солнечный свет, одежды Его стали белы как снег, и предстали Иисусу ветхозаветные пророки Моисей и Илия, и апостолы видели эту удивительную славу Спасителя. И даже Петр, потрясенный всем, что он переживал в эти мгновения, спросил Господа: не стоит ли здесь, на этом месте, построить три палатки — одну Ему, одну Моисею, одну Илии, чтобы оставаться здесь как можно дольше. И замечает Евангелист: Петр говорил, не зная, что говорит. Слышен был еще глас с неба, который утверждал, что Иисус есть Возлюбленный Сын Божий; затем это видение исчезло.

Размышляя над этим Евангельским текстом, задаешься вопросом: а что же было на горе Фавор? Что это было за Божественное сияние? И какое событие предшествовало Фаворскому Преображению за шесть дней? Ведь после шести дней взял Он Петра, Иакова и Иоанна и возвел на гору высокую. Событие, которое было за шесть дней до Преображения, — событие удивительное: Господь открыто говорил ученикам, что Ему надлежит пострадать (см. Мф. 16:21), и завершил Свое обращение к ним словами: и те, кто стоит здесь, не вкусят смерти, пока не увидят Сына Человеческого, грядущего в Царствии Своем (см. Мф. 16:28). По толкованию святителя Григория Паламы, архиепископа Фессалоникийского, Преображение и было явлением Божиего Царства — того самого Царства, которому Христос по Божеству Своему принадлежал. И свет, который воссиял на Фаворе, был не физический свет, не отражение солнца — это был Божественный свет; причем апостолы видели его не своими физическими глазами, потому что они прозревали нечто большее, чем только свет. Откуда апостолы узнали, что рядом со Спасителем — Моисей и Илия? Ведь не существовало никаких портретов, никаких описаний их внешности. Однако апостол Петр безошибочно определяет, что здесь Моисей и Илия. Апостолы видят нечто иное, нежели обычную человеческую реальность — они видят иной мир и видят его глазами духовными, которые во мгновение открылись. Свет, который они видят, — не свет, который пришел во мгновение на вершину Фавора, а затем исчез; это свет, который постоянно был со Христом, это свет Божественного Царства, это свет вечности.

Продолжая размышлять над событием Преображения, святитель Григорий Палама сравнивает два Евангельских текста — от Матфея и от Луки, и обращает внимание на то, что у Матфея сказано: после шести дней взял Господь Петра, Иакова и Иоанна и возвел на гору высокую. А у Евангелиста Луки сказано: на восьмой день (см. Лк. 9:28). И справедливо утверждает святитель Григорий, что не может быть здесь разночтений: в этих двух цифрах некий смысл. Действительно, если Матфей не считает первого и последнего дня, то получается, что расстояние между событиями — шесть дней. А Лука считает и первый день, и последний, и получается восемь дней. И святитель Григорий утверждает, что неслучайно это разночтение: говоря о восьмом дне, Евангелист Лука хочет сказать нечто большее, чем просто показать хронологию этих двух событий, временную дистанцию, которая их связывает. За шесть дней до Преображения Господь говорил о славе Своей, о явлении Царствия Небесного. И святитель Григорий Палама утверждает, что видение славы Преображения есть видение славы восьмого дня творения. Известно, что мир был создан за шесть дней, а в седьмой день Господь почил от дел Своих. А восьмой день — это день Преображения всего мира, которое, по слову Григория Паламы, архиепископа Фессалоникийского, наступит тогда, когда грехом будет уничтожен физический мир. Вот тогда и явится восьмой день Царствия Божия.

Но как важно откровение, данное ученикам на горе Фавор: этот восьмой день не наступит после человеческой истории, он существует уже сейчас. Это параллельный мир, это мир Божественного Царства, который мы не видим физическими глазами, к которому мы не можем прикоснуться руками, потому что очи наши закрыты грехом; но от этого реальность Божественного мира не становится меньшей и ничем не помрачается. Этот мир существует, и каждому из нас, подобно апостолам, дана возможность прикоснуться к этому миру уже в этой жизни. Когда мы принимаем Святые Христовы Тайны, когда мы очищаем душу свою покаянием, когда во время Божественной литургии радостно бьется наше сердце, то мы прикасаемся к этому восьмому дню творения, Божественному Царству — не физическими глазами и руками, но нашими сердцами. Вот почему и начальный возглас Литургии напоминает нам о Царстве: «Благословенно Царство Отца и Сына и Святаго Духа». Через Церковь, через Литургию мы становимся соучастниками этого Царства, а значит, и соучастниками Преображения. Нам открывается — конечно, не в полной мере, а, как говорит апостол Павел, как бы через тусклое стекло, гадательно (см. 1 Кор. 13:12) — то, что мы увидим после своей кончины.

В тропаре и кондаке праздника Преображения прослеживается такая мысль: Господь преобразился перед Своими учениками настолько, насколько они могли воспринять это Преображение — якоже можаху. И Господь преобразился перед учениками для того, чтобы укрепить их веру — чтобы тогда, когда они будут видеть Его распинаемым, они вспоминали эту славу преображенного на Фаворе Спасителя. Вот и нам на земле дается великое счастье прикосновения к иному, Божественному миру, для того чтобы мы обретали веру и силу жить по Божиему закону.

Мир, который окружает нас и который лежит во грехе и зле (см. 1 Ин. 5:19), постоянно переориентирует наше сознание. Он уводит нас от этого видения восьмого дня. Он направляет все наши силы на достижение тех целей, которые не имеют никакой связи с вечностью. Мы погружаемся в море забот, треволнений, конфликтов; мы недоумеваем от того, что происходит в мире, как сейчас многие недоумевают и не могут понять эту цепь трагических событий, которые на наше Отечество обрушились: эти жертвы людей — от злой воли человека или от каких-то иных обстоятельств? Сердце надрывается, когда слышишь эти скорбные сообщения о трагической кончине наших сограждан. И многим может показаться: а где же перспектива? Куда мы идем? Что с нами происходит? И ведь речь идет не только о нашей стране — речь идет о всем мире, о всем роде человеческом.

Мы никогда не поймем, куда идем, и никогда не увидим правильного пути, пока у нас не откроется духовное зрение, потому что смысл человеческой жизни обретается только в перспективе вечности. Если мы видим, чувствуем славу восьмого дня, славу Божественного Царства, которое наступит не только в конце времен, а которое уже сейчас реально существует вместе с этим миром; когда мы осознаем важность того, чтобы нашу земную жизнь подчинить Божественному Царству и следовать Божию закону и Божиим заповедям, — тогда человеческими усилиями, подкрепляемые благодатью Божией, мы будем преобразовывать наш греховный мир, стараясь сблизить его с невечерним Божественным Царством. В этом задача Церкви перед лицом истории: провозглашая весть о спасении, Церковь стремится помочь каждому человеку приблизиться к Божественному Царству уже здесь, на земле, а затем, после смерти, стать наследником этого Царства. Церковь призвана воздействовать таким образом на окружающий мир, на человеческое общество, чтобы преображать это общество по Божиему закону, приближая земной, тварный мир к тому, чтобы он в полной мере отражал на себе Божественную славу. И нет никакой другой цели церковного служения, как нет никакой иной конечной цели для человека, как достижение Царствия Божия, как лицезрение этого Царствия, как подчинение законам этого Царствия в своей жизни.

Праздник Преображения Господня наполнен величайшим смыслом, который отражен в том числе и в традиции иконописания. Древние иконы Преображения изображают Спасителя на вершине горы; справа и слева — Моисей и Илия, у ног Спасителя — апостолы, а из одежд Спасителя струится свет, который пронизывает собой окружающий мир — и горы, и деревья, и животных (на некоторых иконах и таковые изображены). Это символ того, как Бог Своей энергией, Своим Божественным светом пронизывает весь космос, все творение. И человек призван, воспринимая эту Божественную энергию, по образу Божиего Царства преобразовывать себя и окружающий мир. К этому призывает нас и сегодняшнее евангельское событие, которое мы празднуем, призывает Слово Божие, призывает Божественная мудрость. И нам только остается своим человеческим злым мудрованием не противиться этой Божественной мудрости. Аминь.

www.patriarchia.ru

Преображение Господне: ничто доброе в человеке не пропадет

Преображение Господне: полный текст проповеди игумена Петра Вы сможете найти здесь. Также мы подготовили для Вас подборку статей на тему Преображения.

Преображение Господне в 2017 году – 19 августа

Проповедь на Преображение Господне

Праздник Преображения, дорогие братия и сёстры, даёт нам богатую пищу для размышлений. Мне хотелось бы отметить вот какую черту этого евангельского события.

На горе Фаворской Христу, приоткрывшему нам в возможной для нашего земного восприятия мере Свою небесную славу, явились Моисей и Илия. Богослужебные тексты раскрывают нам один из смыслов этой встречи Бога с двумя величайшими ветхозаветными пророками: «яко небом владычествующему, и землею господствующему, и над преисподней власть имеющему, Христе, предстали Тебе от земли – апостолы, с небесе – Фесвитянин Илия, Моисей же – от мертвых, поюще согласно: людие, превозносите во вся веки» (канон, песнь 8-я).

Но в предстоянии Христу именно Моисея и Илии было ещё и нечто очень личное; на это указывают паремии праздника, которые читались вчера на Всенощном бдении. В Книге Исход говорится о том, как Моисей воззвал ко Господу: «если я обрёл благоволение в очах Твоих, то молю: яви мне Самого Тебя разумно, да вижу Тебя; покажи мне славу Твою». И ответил Господь Моисею: «Лица Моего нельзя тебе увидеть, потому что человек не может увидеть Меня и остаться в живых». И сказал Господь: «Вот место у Меня – стань на этой скале; когда же будет проходить слава Моя, Я поставлю тебя в расселине скалы и покрою тебя рукою Моею, доколе не пройду; и когда сниму руку Мою, ты увидишь Меня сзади, а лицо Моё не будет видимо тебе» (Исход, гл. 33). А в Третьей книге Царств повествуется о пророке Илии, возревновавшем о Господе Боге Саваофе. И сказал ему Господь: «Выйди и стань на горе пред лицом Господним, и вот, Господь пройдёт; и большой и сильный ветер, раздирающий горы и сокрушающий скалы пред Господом, но не в ветре Господь; после ветра землетрясение, но не в землетрясении Господь; после землетрясения огонь, но не в огне Господь; после огня – глас хлада тонка, и там Господь». Услышав это, Илия закрыл лицо своё милотью своею (3 Царств, гл. 19).

Конечно, такая просьба, такое желание Моисея и Илии видеть Бога исходили из каких-то сущностных глубин их духовной жизни, потому что не просто так человек говорит Богу: яви мне Себя, покажи мне Себя. Из праздного любопытства эту просьбу обратить к Богу невозможно; она рождается из сердца только тогда, когда человек всеми своими силами хочет преобразить себя и всю свою жизнь так, чтобы в ней жил и действовал только Бог, и ничего, кроме Него. И то, что Господь на такую просьбу откликнулся, говорит именно об этом.

Ветхий Завет свидетельствует, что ни Моисею, ни Илии Бог Самого Себя не показал, а только дал Себя ощутить лишь неким краешком, прикрыв их восприятие Своею десницей. Но желание Моисея и Илии тем не менее не осталось без исполнения. Вот уже и Моисей отошёл в страну мёртвых, и Илия был таинственно взят с земли, и прошло много тысяч лет – и их стремление видеть Бога в полноте исполнилось. На горе Фаворской Моисей и Илия созерцали Бога лицом к лицу – а ученики Христовы не могли смотреть на это и пали в ужасе на землю.

И это большое нам утешение от Бога и назидание. Даже когда мы просим что-то у Бога от всей души, от всего сердца, и Господь не исполняет этого по каким-то причинам, которые нам не ведомы – всё равно наше благое желание обязательно исполнится, если не в этой жизни, то в будущей.

И в этом – очень важная, глубинная суть Евангелия: ничего доброго в человеке не пропадает, любое его желание, обращённое к Богу, будет исполнено. И на это нужно всегда с верой и радостью уповать – особенно когда мы находимся в тяжких обстоятельствах, например, когда человек претерпевает какое-то длительное внутреннее искушение.

Бывает, что годами мы молимся Богу, а всё остаётся так же, как будто Бог нас не слышит. И тогда нужно вспоминать Преображение Христово и пророков Моисея и Илию, которые просили у Бога немыслимую, высочайшую вещь – и получили просимое от Него, хотя прошло и очень много времени. Но у Бога нет времени – и для христиан, приобщающихся Ему евангельской жизнью и святыми Таинствами, время никакого значения не имеет.

Когда верою мы живём в Боге, то Он преображает нашу жизнь, облегчает нам наши скорби – и непременно исполнит все желания, исходящие из верующего сердца. Аминь.

Вы прочитали проповедь игумена Петра (Мещеринова) в канун праздника Преображения Господня. Читайте также:

19 августа Русская Православная Церковь празднует Преображение Господне – одно из самых таинственных новозаветных событий. Предлагаем вниманию читателей фильм кинокомпании «Неофит» о Преображении Господнем и местах Святой земли.

Что означает этот рассказ в Евангелии, каково место этого таинственного явления славы в земной жизни, в земном служении Христа?

Преображение празднуется после уборки хлебов (на севере, а на юге — ранее) после созревания плодов, то есть в конце трудов. И притом когда все достигает совершенства, зрелости. Особенно на юге. Это — символ совершенства, полноты будущего Царства славы, но после трудов крестной нашей жизни.

Неслучайно апостол Петр на Фаворе говорил Господу о кущах. Кущи – это шалашики из ветвей и зелени, которые в древнем Израиле по Закону Моисея полагалось сооружать при начале сбора плодов в память о том, что в шалашах жили предки израильтян, когда Господь вывел их из Египта, где они пребывали под гнетом фараона.

Хотя апостол Петр и «не знал», что бы сказать, но все же захотел задержать блаженство: «вот бы так все время мы все и жили!» О себе и товарищах позабыл, смиренный…

Сегодня мы празднуем праздник Преображения Господня. Преображение… Приставка «пре» в нашем русском языке имеет два значения: перемена, изменение, и высшая степень качества. И здесь, в на именовании сегодняшнего праздника, оба эти значения засвидетельствованы самим событием.

Иногда мы бываем на Фаворе, а иногда оказываемся на Голгофе. Иногда присутствие Божие столь ощутимо, явно, что нам хотелось бы, чтобы эти минуты никогда не кончались, длились вечно. Но иногда Бог словно бы покидает нас, оставляет во тьме наедине с самими собой, с нашими проблемами и грехами.

В светлый день Преображенья Дух безумца поражен: Из неволи, из смятенья

Голос Твой услышал он.

Незадолго до Своих крестных страданий Господь Иисус Христос начал говорить Своим ученикам, что скоро Ему предстоит пострадать, быть распятому и в третий день воскреснуть

19 августа Православная церковь празднует Преображение Господа Иисуса Христа. В Евангелии рассказывается, что уже в конце земного пути, незадолго до Голгофы, Христос взял трех своих учеников Петра, Иакова и Иоанна и привел их на гору. По преданию, это была гора Фавор. Сейчас туда организованно поднимаются группы христианских паломников: за сорок минут они достигают вершины, следуя теми же тропами, которыми некогда прошли Христос и Его ученики…

Своими корнями иконография Преображения уходит в далекую древность, когда большую роль играли символические формы представления библейских сюжетов. Покровский приводит в качестве первого хронологически определенного примера мозаики Св. Аполлинария в Равенне (St. Apollinare in Classe).

В свете Христовом мир меняется, а не отменяется. Фавор не оставляет места мрачному нигилизму всевозможных йог. На фаворской вершине сверкнул нетварный, неотмирный свет- и мир не был сожжен им. Одежды Христа стали белыми как снег – но остались одеждами. Тело Христа блистало как солнце – но Христос не развоплотился. Петр видел Единый свет мироздания – но не превратился в ангела или в Моисея, остался Петром, со своими реакциями и устремлениями.

www.pravmir.ru

Проповедь в день праздника Преображения Господня

19 августа Православная Церковь будет праздновать Преображение Господне. История и смысл этого праздника в проповеди митрополита Николая (Ярушевича).

 Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Сегодня, мои дорогие, мы празднуем великий для нас день Преображения Господня. Еще раз в своей жизни в этот праздник мы духом присутствуем на Фаворской горе. Очами веры мы видим вместе с апостолами Петром, Иаковом и Иоанном, взошедшими со Спасителем на вершину этой горы, славу Божию в священные минуты этого события. Оно произошло незадолго до крестных страданий и смерти нашего Спасителя.

Вы знаете, что Сын Божий, сходивший на нашу землю для вечного спасения людей, явился не в Своей Божественной славе, - иначе Его Божественный свет ослепил бы очи грешных людей, - но пришел на землю в уничиженном виде, прикрыв Свое Божество образом человека. А здесь, на горе Преображения, Он показал Себя в сиянии той славы, в которой Он пребывает от века и в которой увидят Его те из нас, кто своей земной жизнью будет этого достоин.

На горе Преображения апостолы увидели рядом с преобразившимся Господом пророка Моисея и пророка Илию. Моисей жил за тысячу шестьсот лет до Рождества Христова, пророк Илия - за девятьсот лет. Значит, пророки Моисей и Илия не мертвые, но живые. Они живы были и тогда, когда их видели в этот день апостолы; живы и сейчас, живы будут и в бесконечных веках, потому что Бог наш, в Которого мы веруем, как говорит слово Божие, «не есть Бог мертвых, но живых» (Мф. 22, 32). У Господа все живы. И апостолы, созерцая пророков, явившихся им на это мгновение из небесного мира, видели в этом явлении живое подтверждение слов Господа Иисуса Христа: «Верующий в Меня имеет жизнь вечную» (Ин. 6, 47).

Так это священное событие, которое мы сегодня прославляем, открывает нам тайну о жизни вечной, в которую уже вошли наши прадеды, деды, отцы, войдет и каждый из нас. Больше того, каждый из нас уже здесь, на земле, на коротком отрезке времени, данном ему Господом для земной жизни, уже начинает этот путь жизни вечной, ибо уже никогда не умрет ни моя, ни твоя, ни чья-либо душа - ни душа верующего, ни душа нераскаянного грешника. Мы все войдем в вечную жизнь, хотя и не все войдем в вечную славу. В «радость Господа Своего» войдет только тот, кто проживет земную жизнь достойно священного имени сына своего Небесного Отца; кто стремится к Господу, как дитя к груди своей любимой матери; кто ищет Господа и в скорби и в радости, ощущая прикосновение Его отеческой руки, которой Он ведет каждого из нас к Себе, и видя на всем своем земном пути Божественный промысел.

Св. евангелист говорит нам, что пророки Моисей и Илия, явившиеся на Фаворе, не просто стояли возле Спасителя: сами осененные Божественным светом, они беседовали с Ним. И апостолы слышали о чем: о кончине Спасителя, о близких, уже предстоящих крестных страданиях Господа Иисуса Христа. Они стремились проникнуть в тайну этих крестных страданий, потому что страдания и смерть нашего Спасителя - это воистину тайна. Это - тайна любви Божией, по которой Отец Небесный послал Своего Сына для того, чтобы Он, взяв на Себя грехи каждого из нас, пострадал и принес искупительную жертву на Голгофском кресте. Это - тайна правосудия Божия, по которому Господь осуждает грех, но прощает каждого кающегося грешника во имя Своих крестных страданий. Это великая тайна премудрости Божией, по которой Господь благоволил дать людям через страдания Своего Божественного Сына право войти в вечную жизнь и наследовать в ней все те блага, которые, по слову Божию, приготовлены у Господа любящим Его (1 Кор. 2, 9).

Если эти крестные страдания Спасителя нужны были для спасения человечества, то разве это не является свидетельством того, что в каждом из нас есть то, что вызывало необходимость этих страданий, о которых пророки беседовали с Господом на горе Преображения? Значит, в нас есть не только плоть и кости, которые мы носим. Если бы мы состояли только из них, за что же было бы страдать за нас Господу? За прах, в который мы обратимся после смерти? Эти крестные страдания необходимы были потому, что, кроме плоти и костей, которые мы носим, в нас есть бессмертная душа, и за счастье этой бессмертной души и нужна была крестная смерть нашего Господа.

Так и пророк Моисей, и пророк Илия не только своим соприсутствием с Господом на горе Фаворе, но и беседой своей с Ним говорят нам о тайне вечной жизни и о бессмертии нашей души.

На горе Преображения перед лицом изумленных учеников Господь Иисус Христос на несколько мгновений открыл не только Свою славу, но и славу Царства Небесного, горнего Иерусалима, в котором Он встретит души Своих апостолов, когда они окончат свой земной подвиг мученической смертью. И когда перед апостолами открылись двери небесного Иерусалима, и они увидели славу Спасителя и свет небесного града, они пережили такое чувство радости, с которой воскликнул апостол Петр: «Хорошо нам здесь быть» (Лк. 9, 33). Он не нашел других слов, чтобы выразить всю ту радость, которая заполняла его душу и души других апостолов, свидетелей Преображения. На этой горе Господь дал почувствовать Своим ученикам то, что их ожидает в вечной жизни.

Все вы хорошо знаете, мои дорогие, что земная жизнь перейдет в жизнь, не знающую конца. И в сердце истинного ученика Христова, если мы живем по заповедям Божиим, живем с Господом на пути земной жизни, живет и предвкушение, предчувствие наших вечных благ и вечных радостей, какие ожидают истинных детей Божиих в Небесном Царстве.

В светлую пасхальную ночь мы обнимаемся друг с другом, мы ликуем; наша душа поднимается как бы на крыльях над землей; мы переживаем особый, только светлой пасхальной ночи присущий восторг, потому что мы ощущаем, как Воскресший Господь Спаситель осеняет нас благодатью Своего преславного Воскресения.

Недаром и маловерующие люди в эту пасхальную ночь какой-то непонятной для них силой влекутся если не побывать в храме Божием, то около храма посмотреть на светлые пасхальные огоньки.

Когда с верою, любовью и со страхом Божиим, после очищения себя благодатью покаяния, православный христианин приобщается Божественного Тела и Животворящей Крови Господа, он, соединяясь с Господом и духом и телом, носит радость общения с Господом и предвкушает ту радость, которая всецело будет заполнять его при вечном общении со Сладчайшим Спасителем.

И чем ближе мы к Богу своей молитвой, своим покаянием, добрыми делами и жаждой спасти свою душу, тем больше и больше мы живем этой ожидаемой нами радостью, предвкушаем ее, еще не войдя в жизнь загробную.

Священное событие Преображения Господня напоминает всем нам о том, мои дорогие, что для того, чтобы войти в ту славу, какую Господь показал на Фаворской горе, какую обещает Своим верным детям, какую мы предощущаем здесь, на земле, мы должны преображать свою душу в дни земной жизни. Мы должны обновляться, восстанавливать в себе искажаемый грехами образ Божий, чтобы он воссиял в каждом из нас до конца этой жизни, за которой начнется новая жизнь.

Сотворив первого человека, Господь напечатлел в его душе Свой образ. Этот образ в человеке составляется из любви, милосердия, чистоты, терпения, смирения - всего того, чем Господь Иисус Христос Сам прославил Себя в дни Своей земной жизни. Чистыми мы вышли из св. купели крещения. Но нашими грехами и страстями этот образ Божий беспрерывно омрачается, покрывается грязью нашей порочной жизни. И потому мы должны обновлять его в себе в течение всей своей жизни, освобождаясь от нечистоты и пороков и украшая душу добродетелями.

Так, событие Преображения Господня напоминает нам о долге преображения нашей души. И потому с особой силой в этот день в наших сердцах звучат слова Христовы: «Бодрствуйте и молитесь» (Мк. 14, 38). Господь велит нам бодрствовать сердцем, а бодрствовать - значит быть подобным страже, которая бережет какое-нибудь здание от нападения на него вора или злого человека. Эта стража обходит свое здание со всех сторон - и не один раз - из опасения, чтобы или через дверь, или через окно, или через крышу не проник в него какой-нибудь злой человек.

Так надо охранять нам все ходы, через которые грех вползает в наше сердце. А он вползает бесчисленными путями: через глаза, когда они смотрят на то, что возбуждает греховное чувство и влечет ко греху; через уши, когда они внимают тому, что развращает нас и толкает ко греху; через уста, когда они произносят бранные, скверные, лживые, клеветнические, осуждающие друг друга слова. Он входит через наши помыслы, он поднимается со дна нашей души, когда мы даем свободу живущей в нас наклонности к греховной жизни.

Мы должны быть стражами своего сердца, потому что грех лишает нас радости чувствовать в себе Господа, отнимает сладость предвкушать и будущую радость вечного общения со Спасителем.

Мы и просим в сегодняшний день, когда Господь преобразился на Фаворе и показал славу Свою и свет нерукотворенного духовного града Иерусалима, чтобы Он осветил и наши грешные души Своим светом присносущным и Своей Божественной благодатью помог нам грешным пройти земной путь достойно того призвания, к которому мы все предназначены, - быть небесными гражданами горнего Иерусалима.

Живите с Господом и умирайте с Господом! И пусть ваше сердце еще здесь, на земле, учится предвкушать радость увидеть Господа, Ему поклониться и с Ним быть в бесконечных веках.

Когда Господь пресечет земную жизнь каждого из нас, да откроются, мои дорогие, перед нами, по милости Божией, двери небесного Иерусалима!

И радости нашей тогда никто и ничто не отнимет от нас.

Митрополит Николай (Ярушевич)

По материалам сайта pravoslavie.by

Page 2

Успение Божией Матери — праздник утверждения нас в прохождении земного пути за Пречистой в объятия Ее Сына. Почему веселого тут ничего нет, а радость есть — размышляет протоиерей Игорь Прекуп.

Успенский пост, как предшествующий празднику Успения Пресвятой Богородицы — это один из, если можно так выразиться, эортологических постов (от гр. ἑορτή  — праздник). Подобно остальным постам данной категории, он является периодом ожидания, приготовления, томления души, предвкушающей праздничное торжество жизни над смертью, нетления над тлением, истинного и вечного над мнимым и преходящим.

Однако этот пост особенный, как и праздник, посвященный событию отнюдь не радостному самому по себе. Ведь что такое «успение»? — Смерть, говоря по-нашему, по-простому. Все творение содрогнулось, когда умер на Кресте Сын Человеческий. Ее Сын. А теперь смерть настигла и Ее — «ширшую небес» и «вместилище Невместимого».

В этом событии — что-то противоестественное, дикое… и удивительное, на первый взгляд, как-то не по-хорошему. Вот в Ее последовавшем вскоре телесном взятии на небо ничего удивительного нет, а смерть… Неудивительное чудо. А вот сказать «смерть Подательницы жизни вечной» язык не поворачивается — звучит как-то фальшиво. И не потому, что мы привыкли к слову «успение», нет, дело тут в другом.

«Успение» — это вовсе не эвфемизм слова «смерть». Наоборот, именно это слово как раз отражает сущность феномена так называемой «физической смерти». Я бы даже сказал, что «смерть» — это антиэвфемизм «успения» для закоренелых, нераскаянных грешников, потому что им, возможно, хотелось бы верить в конечность жизни или, на худой конец, в «колесо Сансары», в какие-нибудь метаморфозы души, но только не в ужасающую по своей простоте правду жизни после жизни, когда сон (предвкушение грядущей вечной участи) сменяется пробуждением в День Господень. И никаких тебе дополнительных «попыток». Одна-единственная жизнь. Кому-то хотелось бы верить в смерть, чтобы оправдать свою самоубийственную жизнь.

Так вот, Успение Божией Матери — это праздник торжества Жизни не только над смертью, но и над жизнью с маленькой буквы — над той формой существования, которая по недоразумению именуется «жизнью» соответственно своей цели, не будучи к ней устремленной.

Крестная смерть Сына и Успение Его Матери состоят в неразрывной и логичной связи. Смерть Христова — это не только искупительная Жертва за мир, это еще и образ смерти для греха, образ пригвождения себя к заповедям, становясь недвижным на грех, обездвиживая в себе страсти. Аналогично кончина Его Матери — завершение воплощения указанного образа жизни как «умирания для мира».

Но вот что интересно: умирание для мира и в самом деле наглядней всего представлено Тою, Которая весь мир матерински оберегает. Странное, казалось бы, сочетание. Да, странное, но только лишь для тех из нас, в чьем примитивном сознании мертвость ассоциируется с бесчувствием.

В псевдоаскетическом порыве «умереть для мира» мы начинаем усиленно вырабатывать в себе бесчувствие к естественным человеческим стремлениям, потребностям, не замечая, что вместе со способностью чувствовать свои страдания мы выскабливаем из себя способность к состраданию, вместе с чувственностью выжигаем сочувствие, переставая переживать по поводу и без повода, забываем, что такое сопереживание, ревнуя о спасении души, губим и свою душу, и души тех, кто соблазняется нашим заблуждением.

Умирание для мира по образу Пречистой Девы — это освобождение от его тирании, это преодоление всего комплекса внутренних терний, подавляющих семя слова Божия и препятствующих ему плодоносить. А высший плод духа — любовь. Стало быть, умирание для мира происходит не иначе как путем взращивания любви соответствующими делами. И Божия Матерь олицетворяет собой это деятельное служение, будучи отзывчивой Заступницей рода человеческого.

Пост — период, противоположный празднику. Праздник — это прорыв жизни вечной сквозь временнóе на территорию, казалось бы, безнадежно порабощенную процессу распада, обреченную на смерть, это прорыв жизни в пространство смерти, где все рождается, казалось бы, только для того, чтобы умереть, где с первым криком новорожденного уже начинает тикать обратный отсчет…

Праздник врывается и напоминает, что все это — ложь, шантаж, нацеленный на подавление воли к спасению, воли к употреблению усилий, без которых Царства Божия не достичь; это ложь, это всего лишь врѐменное и временнóе, а Господь державу смерти уже разрушил, осталось только определиться, с Ним ли ты, и если да, то и над тобой смерть властна лишь физически, да и то ненадолго…

Праздник врывается и приобщает нас вечности, давая почувствовать небесную радость, когда-то вторгшуюся в наш мир в конкретный исторический момент как событие Домостроительства нашего спасения, событие, не ушедшее безвозвратно в прошлое, но пребывающее в вечности и из вечности вновь и вновь прорывающееся к нам, и нас, живущих во времени, приобщающее вечности — это глоток вечности, вдох небесной жизни.

А пост — предшествующий этому вдоху приготовительный период осознания своего плененного состояния, своей удаленности от Отечества Небесного и, в то же время, период утверждения в своей принадлежности ему: период осмысления своего небесного призвания, своей богоподобной природы, томящейся в посту и торжествующей в моменты приобщения родной вечности. Насколько пост соответствует своему предназначению, насколько он «приятен» Богу, настолько и приобщение благодати праздника полнее.

Выше мы отметили парадоксальность праздника Успения Божией Матери. Что ж, парадоксальность присуща Евангелию, присуща нашей вере изначально, еще апостол Павел не раз на это указывал в своих посланиях. Но в данном случае парадоксальность не в том, что, вот, весь мир боится смерти, а мы в пику ему смерть отмечаем как радостное торжество. Радость радости рознь.

Всякому христианскому празднику присуща радость, Успение — не исключение, но радость не всегда сопряжена с весельем. Было бы странно слышать нечто вроде: радуйтесь и веселитесь, ибо днесь Матерь Божия почила… Веселого тут ничего нет, а радость есть. Радость, которая, конечно, заключается не в самом факте смерти — это противоестественно.

Священное Предание свидетельствует, что даже сама Пресвятая Богородица по-своему боялась смертного часа, впрочем, не столько его, сколько предстоящих мытарств, и молила Сына, чтобы не видеть ей отвратительных демонов, обычно встречающих по смерти человеческие души. Оттого на иконе Успения изображен Господь, у самого смертного одра принимающий на руки Ее душу, символически изображенную в виде спеленатого младенца.

Так вот, веселья никакого, а радость — с избытком. Потому что Успение — это праздник торжества надежды на Бога, надежды, которая «не постыжает» (Рим. 5; 5). Сама Пречистая прошла через смерть, значит, нет в этом никакой обреченности, никакого признака власти смерти над человеком (якобы ничего не изменилось после Креста).

Смерть — «путь всея земли», но не завершение этого пути, а порог, за которым продолжается то, чем человек жил прежде.

И если человек в течение земной жизни «умирал для мира», то, переступив этот порог, он обретает себя свободным от бремени «мертвости»: от всего, что старался «почитать за сор» (Флп. 3; 8). А поскольку «умирание для мира» не иначе осуществляется, как жизнью для Бога, жизнью по Его заповедям, жизнью по совести, просвещенной Духом Святым, то, переступив порог смерти, душа обнаруживает, что она… дома.

Успение Божией Матери — праздник утверждения нас в прохождении земного пути за Пречистой в объятия Ее Сына. Предпраздничный пост — образ этого пути. Две недели Успенского поста — время, когда надо как бы спрессовать свою жизнь, удаляя из нее все «ветхое», мертвящее, сосредоточиваясь на животворящей жизни по Евангелию, памятуя слова Христа, что, кто соблюдет слово Его, тот Ему и «брат, и сестра, и матерь» (Мф. 12; 50).

Все то же самое, что следует делать всегда. Пост — всего лишь период концентрации усилий, а Успенский — с особым акцентом на мягкое, терпеливое, ласковое, сострадательное человеколюбие, характерное для материнской любви Той, чья утроба горела при Кресте, но в чьей душе не нашлось ни уголка, ни щелочки для ненависти. А ведь что может быть естественней материнской любви к своему ребенку и материнской же ненависти к его недоброжелателям? Вот эта непричастность злу, паразитирующему на естестве, и есть ублажаемая «смерть для мира».

По материалам сайта pravmir.ru

Page 3

Нет судьбы более величественной и более трагичной. О событиях Усекновения главы Иоанна Предтечи рассуждает митрополит Антоний Сурожский.

Мы привыкли в нашей жизни, что о всякой нужде, по поводу всякого случая мы обращаемся к Богу за Его помощью. И на каждый наш зов, на каждый крик тоски, страдания, страха, мы ожидаем, что Господь вступится за нас, защитит, утешит; и мы знаем, что Он делает это постоянно, и что предельную Свою заботу о нас Он явил, став человеком и умерев за нас и ради нас.

Но иногда бывает в жизни нашего мира, что Бог обращается за помощью к человеку. И это бывает постоянно, но часто еле заметно или проходит вовсе незамечено. Постоянно Бог обращается к каждому из нас, прося, моля, уговаривая быть в этом мире, который Он так возлюбил, что жизнь за него положил, – быть Его живым присутствием, быть Его живой заботой, зрячей, добродействующей, внимательной. Он нам говорит, что все, что бы мы ни сделали доброго для любого человека, мы для Него сделали; тем самым Он призывает нас быть здесь как бы на Его месте. А порой Он некоторых людей зовет к более личному служению Ему. В Ветхом Завете мы читаем о пророках; пророк Амос говорит, что пророк – это человек, с которым Бог делится мыслями Своими. Но не только мыслями, но и Своим делом. Помните пророка Исайю, который в видении видел Господа озирающегося и говорящего: Кого послать Мне? – и пророк встал и сказал: Меня, Господи…

Но вот среди пророков, среди людей, которые Богу послужили сердцем неразделенным, всей большой силой души, есть один, память которого мы совершаем сегодня и кого Бог назвал величайшим среди тех, которые рождены на земле. Это Иоанн Креститель. И действительно, когда вдумаешься в его судьбу, кажется, нет судьбы более величественной и более трагичной.

Вся судьба его была в том, чтобы как бы не быть для того, чтобы в сознании и в видении людей возрос Единственный, Который есть – Господь.

Вспомните первое, что говорится о нем в Евангелии от Марка: «Он глас вопиющий в пустыне». Он только голос, он настолько стал единым, настолько уже не отличим от своего служения, что он стал только Божиим голосом, только благовестником; словно его как человека, человека плоти и крови, человека, который может тосковать и страдать, и молиться, и искать, и стоять, в конечном итоге, перед грядущей смертью, – словно этого человека нет. Он и его призвание – одно и то же; он – голос Господень, звучащий, гремящий среди пустыни людской; той пустыни, где души пусты, потому что вокруг Иоанна люди были, а пустыня от этого оставалась неизменной.

И дальше Сам Господь говорит о нем в Евангелии, что он – друг Жениха. Друг, который так сильно, так крепко любит жениха и невесту, что он способен, забыв себя, служить их любви, и служить тем, чтобы никогда не оказаться лишним, никогда не быть там и тогда, когда он не нужен. Он – друг, который способен защитить любовь жениха и невесты и остаться вне, хранителем тайны этой любви. Тут тоже великая тайна человека, который способен как бы не стать для того, чтобы что-то большее, нежели он, было.

И дальше сам Креститель говорит о себе по отношению к Господу: «Мне надо умаляться, сходить на нет, для того чтобы Он возрос».

Надо, чтобы обо мне забыли, чтобы только о Нем помнили, надо, чтобы мои ученики от меня отвернулись и ушли, подобно Андрею и Иоанну на берегах Иордана реки, для того, чтобы последовать неразделенным сердцем только за Ним: я живу только для того, чтобы меня не стало!

И последнее – страшный образ Иоанна, когда он уже был в темнице, когда уже вокруг него суживался круг приходящей смерти, когда не было у него уже выхода, когда эта колоссально великая душа заколебалась. Шла на него смерть, кончалась жизнь, где ничего у него не было своего, в прошлом был только подвиг отречения от себя, а впереди – мрак. И в этот момент, когда заколебался в нем дух, послал он учеников спросить у Христа: Ты ли Тот, Которого мы ожидали? Если Тот, то стоило в юных летах заживо умереть. Если Он – Тот, стоило умаляться из года в год, чтобы Иоанна забыли и только образ Грядущего возрастал в глазах людей. Если Он – Тот, тогда стоило теперь и умирать уже последним умиранием, потому что все, для чего Иоанн жил, было исполнено и совершено. Но вдруг Он не Тот? Тогда потеряно всё: и юность, и величайшая сила зрелых лет, всё погублено, всё бессмысленно; и еще страшнее, что случилось это потому, что Бог будто ‘обманул’. Бог, призвавший Иоанна в пустыне, Бог, отведший его от людей, Бог, вдохновивший его к подвигу самоумирания. Неужели Бог обманул, и жизнь прошла, и возврата нет?

И вот, послав учеников ко Христу с вопросом: «Ты ли Тот?», Иоанн не получает прямого, утешающего ответа. Христос не отвечает ему: «Да, Я Тот, иди с миром!» Он только дает пророку ответ другого пророка о том, что слепые прозревают, что хромые ходят, что мертвые воскресают, что нищие благовествуют. Он дает ответ из Исаии, но Своих слов не прибавляет, – ничего, кроме одного грозного предупреждения: «Блажен тот, кто не соблазнится о Мне. Пойдите, скажите Иоанну». И этот ответ достиг Иоанна в предсмертном его ожидании: верь до конца, верь, не требуя ни свидетельств, ни доказательств, ни знамений. Верь, потому что слышал ты внутри, в глубинах души твоей, глас Господень, повелевающий творить дело пророка. Пророки в своем порой величайшем подвиге каким-то образом могут опереться на Господа. Иоанна же Бог поддерживает только тем, что повелел ему быть Предтечей и ради этого явить предельную веру, уверенность в вещах невидимых. И вот почему дух захватывает, когда мы думаем о нем, и вот почему каждый раз, когда мы думаем о подвиге, которому предела нет, мы вспоминаем Иоанна. Вот почему из тех, которые родились среди людей рождением естественным и возносились чудесно благодатью, он из всех – самый великий.

Сегодня мы празднуем день усекновения… Празднуем… Слово «праздновать» мы привыкли понимать как радость, но оно же значит «оставаться без дела», а без дела можно оставаться, потому что захлестнет душу радость и уже дела нет до обычных дел, а может это случиться потому, что руки опустились от горя или от ужаса. И вот таков сегодняшний праздник: за что возьмешься перед лицом того, о чем мы слышали сегодня в Евангелии?

И вот в этот день, когда перед ужасом и величием этой судьбы опускаются руки, нас призывает Церковь молиться о тех, которые тоже в ужасе и трепете и недоумении, и в отчаянии иногда, умирали на поле битвы, умирали в застенках, умирали одинокой смертью. После того как вы приложитесь ко кресту, помолимся о всех тех, которые на поле брани жизнь положили, чтобы жили другие, склонились к земле, чтобы воспрянул другой. Вспомним тех, которые из тысячелетия в тысячелетие, а не только в наше время, погибали страшной смертью, потому что они умели любить, или потому, что другие любить не умели, вспомним всех, потому что всех объемлет Господня любовь, и за всех предстоит, молясь, великий Иоанн, который прошел через всю трагедию жертвы до конца умирания и смерти без единого слова утешения, а только властным повелением Божиим: «Верь до конца, и будь верен до конца!».

Аминь.

По материалам сайта foma.ru

www.pokrov-church.by

Проповедь на Преображение Господне

Проповедь на Преображение Господне

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа.

Сегодня праздник  Преображения.   Не только в Церкви, в церковном языке, но и просто в человечес­ком  обиходе  встречается   слово   «преображение». Встречается и желание многих людей преобразиться, стать лучше, чем они были до настоящего времени. Жажда преобразиться, измениться — это потребность человека иметь в жизни праздник, обрести возвы­шенное чувство, которое бы уводило нас от ежеднев­ной суеты, от прозаизма суетного мира.

Что же преображает человека? Преображает человека прежде всего идея, высокая, захватывающая все его существо. Преображает человека вера в нечто светлое, прекрасное, к чему хочется прикоснуться, что хочется выразить посредством человеческих спо­собностей. Преображает и вдохновляет человека са­мое высокое и благородное чувство, именуемое лю­бовью, — любовь к людям и к делу. Любовь способна подвигнуть человека на высокое творчество, к дости­жению недостижимого и к пониманию непонятного.

В сегодняшнем евангельском событии,  которое празднует святая Церковь, раз и на все времена показано высокое Преображение, превышающее всякое человеческое просветление.

Что же такое Преображение Господне, ставшее идеалом  нашего человеческого просветления, или преображения, и зачем понадобилось Господу Богу, Творцу мира, живущему во свете неприступном, пре­ображаться пред свидетелями — Своими учениками и апостолами? Святое Евангелие устами богоглаголивых апостолов так говорит об этом преславном собы­тии. Христос, взяв трех учеников: Петра (как перво­го по вере), Иоанна (как первого в любви) и Иакова (как первого в терпении и верности), взошел на гору помолиться (Лк.9,28). «… И преобразился пред ними: и просияло лице Его, как солнце, одежды же Его сде­лались белыми, как свет» (Мф.17,2), «… сделались блистающими, весьма белыми, как снег» (Мк.9,3). Какова же цель Преображения Господня? На этот вопрос дает ответ одно из церковных песнопений — кондак праздника:  «…Ученицы Твои славу Твою, Христе Боже, видеша: да егда Тя узрят распинаема, страдание убо уразумеют вольное, мирови же пропо­ведят, яко Ты еси воистину Отчее сияние». Святые ученики виденное проповедят миру. Бог — это Свет, свидетельствует Божественное Откровение, «Свет ис­тинный, Который просвещает всякого человека, при­ходящего в мир. В Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков; и свет во тьме светит, и тьма не объ­яла его» (Ин.1,9; 4-5). Бог, живущий во свете неприступном, являет Себя миру, людям. Свет Его Божества осиял некоего гонителя христиан Савла на пути в Дамаск (Деян.9,3-4), Савла, ставшего затем ревностным апостолом и проповедником Евангелия и принявшего за проповедь о Христе мученическую кончину. Явил Господь Свой свет и славу первомученику архидиакону Стефану. Видевшие Его и слушав­шие его заметили, что лицо его сияло и он был по­добен Ангелу (Деян.6,15; 7,55-56).

Преподобный Серафим Саровский говорил о том, что благодать Святого Духа есть прежде всего свет, просвещающий  и  освящающий всякого человека. «Вспомните  пророка  Моисея, — говорил  он, —тайнозрителя Божественного Лица, получившего на Си­нае Откровение. Когда он сошел с горы Синай, лю­ди не могли смотреть на него, потому что лицо его сияло. До конца дней своих он носил покрывало на лице своем, чтобы не поразить окружающих светом, который излучался от него». Вспомним само Преображение. Когда Христос просиял во свете Божества и когда явились возле Него небожители — великие про­роки Моисей и Илия, ученики не могли больше смотреть на свет Преображения, пали лицом на зем­лю пока облако светлое не скрыло виденное.

Человек — богоподобное существо. Человек носит в себе частицу Божественного света, частицу Божества. Нам сроден свет Его Божества, и не случайно о нем так тоскует душа человека. Свет этот можно приоб­рести   умножить.   Можно  постоянно  пребывать в сфере его, если того мы сами пожелаем. Путь к этому – через богообращение, через трудовое и неуклон­ное  шествие  человека  навстречу   божественному снисхождению. Господь делает первым шаг в нашу сторону. Наше желание и наше усилие играют реша­ющую роль в деле богообщения. Только в нем мы об­новляемся, совершенствуемся, преображаемся.

Чтобы достигнуть своего преображения, человек должен иметь любовь и добрые дела. Человек трудом своим созидает свое преображение и обновление. А Господь, идя навстречу доброму волеизъявлению, по­сылает благодатную помощь и дар Святого Духа. При Его обильной помощи легче спастись, чем погибнуть.

Божественным светом Господь венчает нашу веру и наше упование. Как увенчал Он в 320 году сорок севастийских мучеников, сонмы святых угодников, во всякое время и в разных местах просиявших, так Он и ныне венчает всякое доброе и благое намерение Своих рабов, кротких и терпеливых. Возложим на Него все наше упование и будем молиться: «Да вос­сияет и нам грешным свет Твой присносущный, мо­литвами Богородицы, Светодавче, слава Тебе». Аминь.

pribavlenie-uma.prihod.ru

ХРАМ ВЛАДИМИРА СВЯЩЕННОМУЧЕНИКА

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

В жизни каждого человека бывают минуты, когда чудом Божиим, действием Духа Святого ему, грешному человеку, у которого глаза устроены так, что видят только изъяны и недостатки, этим глазам даётся редкий дар: видеть неочевидное, зреть сокровенное, прикоснуться к Тайне Божьего замысла о другом человеке. Такое чудо совершает с нами любовь. Вот ещё вчера некий человек казался нам обычным, грешным, слабым, как все, а уже сегодня что-то случилось, и сначала лицо, внешность, а потом и характер, поступки этого человека представляются нам необыкновенно прекрасными, значительными. Человек преобразился в наших глазах. Мы увидели в нём небывалую глубину, ошеломляющую красоту, которая выше и значительнее обычных житейских представлений о красоте. Человек засиял в наших глазах. Это чудо совершила любовь. Для нас, христиан, это явное действие Божией благодати, потому что наш Бог есть Бог-Любовь.

Я видел и другой, не менее поразительный случай преображения плоти. После долгой изнурительной болезни умирала старая женщина. Тело её было предельно измучено, истощено страшным недугом. Выражение глубокого безысходного страдания, как маска, застыло на её умирающем лице. И вот душа отлетела к Богу, и через некоторое время лицо умершей просветлело, разгладились морщины, исчезла горестная гримаса скорби, как будто и не было никакого страдания, боли, страха. Более того, казалось, не было и долгих лет, прожитых ею: лицо помолодело, очистилось, стало светлым и тихим. И даже каким-то радостным.

Разумеется, не мне одному случилось наблюдать чудесное событие посмертного преображения тела. Василий Андреевич Жуковский, долгие часы проведший у тела умершего Пушкина, так впоследствии написал об этом:

Он лежал без движенья, как будто по тяжкой работе

Руки свои опустив. Голову тихо склоня,

Долго стоял я над ним, один, смотря со вниманьем

Мёртвому прямо в глаза; были закрыты глаза.

Было лицо его мне так знакомо, и было заметно,

Что выражалось на нём, – в жизни такого

Мы не видали на этом лице. Не горел вдохновенья

Пламень на нём; не сиял острый ум;

Нет! Но какою-то мыслью, глубокой, высокою мыслью

Было объято оно: мнилося мне, что ему

В этот миг предстояло как будто какое виденье,

Что-то сбывалось над ним, и спросить мне хотелось:

что видишь?

Непостижимым для падшего человеческого сознания образом в тайне Преображения соединяются Любовь и Смерть. В кондаке праздника Преображения Господня Церковь нашла удивительные слова, раскрывающие нам, людям, эту тайну: “На горе преобразился еси, и якоже вмещаху ученицы Твои славу Твою, Христе Боже, видеша: да егда Тя узрят распинаема, страдание убо уразумеют вольное, мирови же проповедят, яко Ты еси воистину Отчее сияние” Мы, ученики Христовы, вместе с апостолами недоумеваем и изумляемся и вместе с апостолами наша смущённая душа готова лепетать восторженные и безумные слова: “Господи! хорошо нам здесь быть!” А в это время Моисей и Илия говорят с Ним о Кресте, о Смерти. И сияющая надмирным неземным светом слава нашего Спасителя говорит нам о Его страдании, о Его смерти. Ещё раньше, когда Господь ясными и простыми словами поведал своим ученикам о предательстве, распятии и смерти, тот же порывистый, восторженный Пётр, ещё не понимавший того, зачем это Бог стал человеком, завопит, возражая: “Будь милостив к Себе, Господи! да не будет этого с Тобою!” А Христос отвечает ему строго и даже как-то холодно: “Отойди от Меня, сатана! ты Мне соблазн! потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое” (Мф.16,23). Если зерно умрёт, то принесёт много плода; человек преобразится, если он готов ко Кресту.

Человеческое – это думать, что любовь есть удовольствие, радость, покой. Божие – это понимать, что Любовь есть жертва, самозабвение, Крест. Вот путь, который каждому из нас предстоит пройти, если мы и впрямь хотим быть со Христом. Нам предстоит пройти от всепоглощающего желания покоя и тишины к трезвому пониманию необходимости жертвы.

Конечно, это страшно. Страшно даже допустить мысль о том, что за жизнь рядом со Христом, за царствование вместе с Ним придётся заплатить со-распятием, со-страданием Ему. Апостолы всё поняли в конце концов. Ведь это именно они, “уразумев вольное страдание”, добровольную жертву, принесённую Иисусом на Кресте за нас грешных, это они “мирови проповедали” – рассказали всему миру, что Бог есть Любовь. И мы теперь знаем, что любовь – это не “вздохи на скамейке”, Любовь – это Крест.

Зерно умирает и потому приносит плод сторицей. Маленькие зёрна были брошены рукой человеческой в весеннюю тёплую землю. Сегодня вы принесли в храм прекрасные плоды того, что любовно растили ваши руки. Труд, пот и слёзы человека преобразились в эти дивные роскошные плоды земли. Но не смогли бы они стать такими, если бы не чудо Божьей благодати! Однако верно и другое: ничего не смог бы совершить Бог, если бы человек не ответил на Божью любовь своей любовью.

Никогда нам не преобразиться, никогда не стать другими – святыми, мужественными, любящими – без преображающей благодати Божией. Никогда Божья благодать не сможет коснуться нас своим животворящим дыханием, если мы будем бежать от неё, если мы упрямо и сумрачно будем искать покоя и отказываться от Креста. Аминь.

19 августа 1998 г.

www.hram.info


Смотрите также




Copyright © Общество Русской Народной Культуры

Содержание, карта сайта.