Семинар по теме: «СИЛА. Собирание Силы» 30-31января 2015 года, г. Екатеринбург

29.12.2015


Человечество живет силой, купается в силе, ест и пьет ее. И при этом мы не знаем не только, как ею управлять, но и как ее просто видеть. Мы видим лишь её проявления в людях, животных или природных процессах…
"СВЯТОЧНАЯ СВОЗНАЯ БЕСЕДА", г.Иваново

29.12.2015


Приглашаем 5 января 2015 года в 12.00 на Святочную свозную беседу. "....Свозными или сборными беседами называли посиделки, приуроченные к Святкам, на которые собирались (свозились) из разных деревень..."
Святки 2016

29.12.2015


Приглашаем отыграть Святки 2016 на Дачи Невских ремесленных палат с 5 по 8 января 2016 г.
Следите за новостями
в наших группах:
Как провожают Весну в Шутилово
Путь: Лето - Заговенье. Проводы Весны - Как провожают Весну в Шутилово
 
Автор: Светлана Пигарева
 
Проводы Весны в селе Шутилово Нижегородской области*
 
«В Пензенской и Симбирской губерниях в Троицин и в Духов день, а в Муроме – в первое воскресение после Троицицына дня погребают Кострому. Так называется девушка, избранная подругами, собравшимися на условленное место для совершения обряда. Кострому кладут на доску, несут на реку и спускают на воду. Потом сами бросаются в реку: купаются, поют и дурачатся. Возвратившись с песнями домой, начинают хороводы. В Пензенской же губернии в последний день весны, в Духов день, трое или четверо молодых ребят, накрывшись пологами, образуют из себя подобие лошади…»
              (Ефименко П.Е.  «О Яриле». Записки Русского географического общества по отделению этнографии. 1869 г. Т. 2. – Петербург. – 1869. - С. 78-112.) 
 
Два года подряд – 2008 и 2009 года – Заповедник народного быта и Общество Русской Народной Культуры «Большая Медведица» проводили этнографическую экспедицию в селе Шутилово Первомайского района Нижегородской области. Дважды мы становились участниками местного праздника проводов Весны.
                 
По рассказам жителей села, проводы Весны были основным праздником Шутилова. Говорили, что он – важнее Святок или нынешнего Нового года. Провожали Весну бурно, почти неделю, проходя всем миром многочисленные обрядовые действа. Основным обрядом, вокруг которого разворачивалось многодневное действо, был обряд Похорон Стромы. Он – единственный – и дошел до наших дней, его мы и смогли прожить вместе с шутиловцами и их гостями. Об остальных обрядах нам удалось собрать лишь воспоминания
Похороны Стромы играются несколько дней на неделе после Троицы, отыгрывая с куклой, олицетворяющую Весну, обряд ее встречи, болезни, похорон и поминок. Такие обряды ученые относят к народным карнавалам. Вершина обряда -  сами Похороны - приходятся на Заговенье – первое воскресенье после Троицы. В понедельник проводится последний, завершающий общий пир.
     
До недавнего времени Похороны Стромы вели три бабушки: баба Дуня, баба Таня, тетя Шура.**  Они – хранительницы обряда. Они пели песни, управляли обрядовым действием, подсказывали, что кому нужно сделать. Без них Строма – не Строма.
«Наши родители – наряжались и чудили в Строму-то. Ой, умрешь же со смеху, какие старухи были чудачки! Плачут, причитывают… Или врач лечит, бегает… Чудят, чудят. Ой, ужас. Было интересно раньше. В Обухове не делают, и в Буцкой не делают. Вот в Шутилово какие шутники!…»***
       
Шутиловское слово «озоровать» передает то состояние, которое царит «на Строме» – изготовление кукол – основных участников обряда, их обряжение, ряжение людей, отыгрывание всевозможных житейских случаев с людьми, куклами и ряжеными, шутки и частушки на плодородные темы, различные неожиданные действия, которые никогда не готовятся заранее.
       
Обряд Похорон Стромы относится к обрядам проводов Весны-Веснянки, который широко бытовал в Пензенской, Симбирской, Воронежской губерниях.
Как рассказывают местные жители, в Нижегородской области Похороны Стромы проводились только в Шутилово. Возможно, что это утверждение может быть уточнено исследователями, но жители - не только Шутилово, а и всей округи – уверяют, что обычай хоронить Строму был привезен крестьянами из Воронежской губернии, во время их переселения как крепостных в начале 19 века первым хозяином Шутилова – воронежским помещиком Покровским.
Николай Иванович Маслянов, уроженец соседнего села Обухово, рассказал нам, что в молодости работал кучером у начальника топографической группы, который изучал историю своего края. И, благодаря своему начальнику,  Николай Иванович имел возможность читать документы 19 века. Среди документов были сведения об истории Шутилова.
«Что знаю – скажу. … Откуда это все взялось. Взялось оттуда. Речь идет после 1812 года. Здесь был лес, пишут в рукописи. В Воронежской области лесу не было. Этот барин в думе был, в царской. Узнал, что здесь есть земля. У него в Воронеже было поместье. И этот барин, фамилия его была Покровский, решился – приказал крестьянам  из маленькой деревни Малиновки выехать на новые земли. Они три года пробирались – на подводах, на лошадях. Назвали село Покровское – это вот это Шутилово. Барин старый умер. Покровское досталось сыну, занимался он разбоем и пьянством. И он свое село проиграл в карты в Петербурге. За него заложились два богатых человека - Ломакин  и Русинов... Приехали. Ломакин оказался бедным барином из пензенской губернии, а Русинов был богатым, из Орловской. Приехали делить – ночь шутили, в карты играли…
…И они, значит, с Воронежа выехали. У  нас праздник празднуют этот  только в этом селе. И в Воронеже - та сторона, к Московской области, этот праздник до сих пор празднуют».
 
Хотя никто не отрицает, что похороны Стромы – это пришедший обряд похорон Костромы, но кто такая Строма, у шутиловцев есть свое объяснение. Само имя «Строма» означает «обветшалая, истасканная, оборванная». Имя куклы есть отражение состояния Весны, время которой подходит к концу. Весна-красна, молодая, красивая, здоровая становится дряхлой, больной, истасканной, отгулявшей свой век. Ее-то и хоронят шутиловцы, провожая до нового года, до новой весны.
           
Как сейчас проводятся похороны Стромы?
Дважды мы заставали, что куклу Стромы делали в четверг. Делают ее из обветшалой ткани и травы. Раньше Строму обязательно набивали сеном – сухой травой. Изготавливает Строму баба Дуня – первая среди бабушек озорница. Строма неожиданно появляется у ее дома.
Неожиданность – обязательная часть обряда. Она проявляется на протяжении всего обряда: неожиданно появляется Строма – прямо «откуда ни возьмись», неожиданно может появиться еще какая-нибудь кукла (в первый год нашего знакомства с шутиловским обрядом у Стромы возникла «дочка», во второй год – «сын»), появляются ряженые в день Похорон – тоже «негаданно-нежданно». Неожиданно все, что делается вокруг Стромы. 
Предсказуем основной ход обряда – Строма появляется в селе, гостит у какого-нибудь дома, ей в это время приносят дары, затем она заболевает и умирает. После того, как Строма умерла, она должна пролежать ночь, а наутро все село собирается на ее похороны. Сюда приходят ряженые – гости, родственники Стромы; поются песни,  обязательно - причитания и плачи. Затем всем селом Строма выносится за село (раньше шли на ржаное поле, сейчас – на луг) и дети «трепят» Строму, раскидывая сено на окружающих и по лугу.
Это – основа обряда, дошедшая через века, и имевшая раньше магический смысл – весь обряд был направлен на то, чтобы перейти миром в новое состояние – из Весны в Лето, из состояния роста, взросления, в состояние плодородия. Вся сила уходящей Весны  должна была пойти в созревание хлеба, который нес жизнь и гобину – сытую жизнь. Неслучайно обряд проводился на поле ржи.
В остальном обряд – это полная непредсказуемость.
 
Вернусь к последовательности обряда. В четверг мы увидели куклу Стромы, сидевшую (в первый наш приезд) и прилегшую (во второй) у дома бабы Дуни. Строма появилась! Это действительно ощущается каким-то чудом – из ниоткуда появилась кукла – в человеческий рост. И вокруг нее началось разыгрываться действо.
Во второй наш приезд у дома бабы Дуни была собрана небольшая посиделка – на полянке около Стромы, на которой баба Дуня угощала нас окрошкой, луком, яйцами. Решили, от какого дома будут нести Строму в день похорон на луг.  Именно к этому дому понесли Строму, уложив ее на какое-то старое полотно и привязав к полотну старые лапти, по центральной дороге села под сиротские песни.
В этнографической литературе есть многочисленные упоминания обрядового действия – обхода домов. Но, к сожалению, мало кто описывает само это действие. На мой взгляд, обход домов – это важная часть народных праздников. Через обход домов ряженые или водящие обряда вводят всех жителей в единое проживание обряда. Они творят единое пространство обряда.
В Шутилове уже не обходят все дома, как прежде, но нам посчастливилось увидеть своими глазами, как вплетали бабушки в свое действо всех, кто попадался им навстречу. Завидев кого-нибудь на дороге, они тут же начинали с ним разговаривать о Строме, приглашать прийти на нее посмотреть, объявляли, у чьего дома она будет сидеть.
К кому-то шествие со Стромой направлялось прямо к дому, где продолжалась игра, включая в себя все больше людей. Так было у дома бабы Тани. Баба Таня – одна из «озорниц», она за словом в карман не лезет.
 
«Когда проходили по улице, недалеко от дома бабы Тани, увидели, что баба Таня сидит на лавочке.
тётя Галя: (всем, кто несет Строму) В лазарет пойдем.
Все подходят к бабе Тане, кладут полотно со Стромой перед ней.
баба Таня: А я напугалась
тётя Галя: (о бабе Тане) Вон врач сидит. Сейчас она послушат. Тебе привезли больную, на, лечи!
баба Дуня: Нам люди сказали – тут бабушка лечит от сухожилий.
баба Таня: Как начать-то? (читает как заговор) Ты дуйся, дуйся, вперед не суйся, сзади не оставайся, впереди сиди.
баба Дуня: Давай лечи
баба Таня: (наклоняется к Строме) Она еще живая? (ощупывает ей голову)
тётя Галя: Живая, живая еще. Вон, глядит, улыбается тебе.
баба Таня: (Строме) Ну, это, вставай, дочка. Дочка что ли?
тётя Галя: Дочка, дочка.
баба Дуня: Водичка-то у тебя есть хоть святая?
тетя Шура: (о бабе Тане) Вот она смеется! Ей надо лечить – она смеется!
баба Таня: (бабушкам) Девки, вот знаете, я ведь не поняла сначала ,что кукла.
баба Дуня: (рассматривая наряды Стромы) Вон она какая нарядная. Вся истощала…
( в это время баба Таня ощупывает живот Стромы) Она не ест. Она голодовку объявила. Ее сократили из больницы. Она лечила, знаешь, как хорошо нас – старых. Выгнали. Сократили.
тётя Галя: Сократили. Кризис.
баба Дуня:  Она вот клизьмы ставила.
баба Таня: Она в дурдоме что ли была?
баба Дуня: В больнице работала! Она уколы делала, клизьмы делала.
тётя Галя: В доме престарелых.
                   Все смеются.
баба Дуня: Аркадьевна, не умничай.  Она уколы в больнице делала.
тётя Валя: Она все болезни теперь заработала. Вот как ее теперь лечить?
баба Дуня: От всех болезней.
баба Дуня: Ее сократили. Сократили.
тётя Галя: Вон ругается, рукой машет она.
баба Дуня: Она хороша женщина. И глаза нам лечит, и по-женски даже.
тётя Галя: да ты что? И глаза, и по-женски? Ну, как раз одинаково.
баба Дуня: У меня зуб заболел – я к ней пошла. Она мне промыла, прочистила. Ну, вот, хорошие люди гибнут.
тётя Галя: Ну, пусть она поживет. Мы ей клизму сделаем.
тётя Шура: Смотри, как она на тебя глядит. Улыбается.
баба Дуня: Давайте что-нибудь делать. Давайте ей какого-нибудь лекарства дорогого добывать.
             тётя Галя: Ну, идемте дальше. В лазарет сходили – давайте теперь в госпиталь».
 
Доставили Строму к нужному дому к вечеру. Усадили ее под крыльцом, сделали навес от дождя. И кто-то предложил сделать ей сына. Тут же сделали «сына» из старой одежды, набив травой.
Перед куклами поставили кошель для даров Строме, которые шли «на помин». Дары были разные. Обычно кладут в кошель Стромы яйца, хлеб, зелень, мелкие деньги, плоды. Все это потом выкладывается на поминальный стол. Деньги идут на покупку необходимой еды или питья на пире.
Весть о появлении Стромы в селе облетает быстро. К Строме пошел народ. Это было удивительно видеть – постоянно кто-то подходил к дому, где сидела Строма. Приходили пешком, подъезжали на машинах. И все спрашивали: «Не заболела еще?» Бабушки отвечали либо «Рано ей пока болеть», либо рассказывали байки о похождениях Стромы, называя ее «блудней» и «гулящей», подчеркивая ее состояние – она – не плодоносящее Лето. Весна-красавица, молодая, олицетворение молодости и любви, перед своим уходом – гулящая, «блудня». И такой пора уходить.
 
Следующий день можно назвать болезнью Стромы. Кто и как определяет – когда заболела Строма, я не могу понять. Болезнь ее определяла баба Дуня, она примечала, что Строма как-то плохо выглядит, да и сидит она как-то не так, как вчера. И делала свои предположения, не захворала ли. Тут же все, кто оказывался в это время рядом, бурно начинали обсуждать, что же со Стромой могло произойти. В итоге этих обсуждений выносили решение – чем болеет Строма.
  Строма болеет каждый год разными болезнями. В том, какой болезнью болеет Строма, выскажу свое предположение, отражается видение тех, кто ведет обряд. Они вместе со Стромой хоронят и то, от чего хотят избавиться. В один год Строма болела СПИДом, в другой - раком, в 2008 году Строма болела старостью. В 2009 году, когда в стране случился кризис, Строма  попала «под сокращение» и от этого заболела сложным сочетанием сердечного удара и инфекции.
 
Суббота посвящена болезни Стромы. Всю субботу ходят к Строме люди, осведомляясь об ее здоровье. К вечеру, когда солнце идет на закат, баба Дуня объявляет, что Строма умерла. Ее укладывают на кусок старого забора, который устанавливают на стулья. Рядом сажают горюющих «детей». Украшают Строму обязательно живыми цветами и надевают ей на голову венок из живых цветов. Все время бабушки поют песни.
Некоторые песни, обязательные для обряда - уже не поются шутиловцами. Сейчас весь обряд звучат песни, в основном, жалобные, сиротские. А так же постоянно звучат частушки и песни на плодородную тему.
 
Воскресенье – самый бурный праздник. Весь народ, жители села и гости, съезжаются к дому, где лежит Строма. Бабушки-водящие усаживаются вокруг Стромы и начинают оплакивать ее. Появляются ряженые. Есть неизменные ряженые – Плачея, Поп, Доктор, непредсказуемая в своих действиях Волхва; обязательно «приезжает к Строме» кто-то из иностранных родственников – тетушка из Америки, Негр. И каждый год – новые
ряженые, которые появляются неожиданно. Каждое появление ряженых приносит новый всплеск радости.
В 2008 году неожиданно хоронить Строму приехал целый ряженый свадебный поезд во главе с куклой-женихом Стромы - Ваней. По словам свадебжан, Ваня ехал жениться на Строме, а попал на похороны. Свадебжане играли настоящую драму – как Ваня увидел свою «невесту», как он не смог вынести такого удара судьбы. В итоге Ваня «умер» рядом со своей возлюбленной. Его «убрали» как покойника, положив рядом со Стромой и воткнув, где положено, знак плодородия – цветок.
Шутки ряженых  в обряде направлены только на плодородие. Эти шутки не готовятся заранее и, конечно же, не заучиваются, - они возникают неожиданно и очень естественно воспринимаются – о чем же говорить, как не о плодородии? Возможно, так проявляется народная память, где хранится истинное предназначение обряда. 
 
Как определяется готовность к завершению Похорон, для меня так же остается загадкой. Я спрашивала у бабушек об этом. Они не ответили мне. Признаюсь, мой вопрос для них звучал странно. Как можно увидеть, что пора выносить Строму на поле? Для бабушек – это очевидно – пора! По знаку бабы Дуни, носилки со Стромой, ее «дочкой» или «сыном» взяли дети и ряженые и понесли за село. За детьми и ряжеными пошел весь народ.
Идут «трепать» Строму на лугу за селом. «Треплют» обязательно дети, разбрасывая сено на людей и по лугу. Все, Весна ушла. И до будущего года она не вернется. Жизнь идет дальше своим чередом. В Шутилово пришло Лето.
На лугу остаются только разбросанное сено и живые цветы, напоминая о незыблемом Законе Мироздания: Старое должно уйти, дав жизнь Новому.
 
После похорон всем миром устраиваются поминки Стромы. Во дворе ставятся столы или прямо на землю раскатываются половики и накрываются скатертями. На них щедро выставляются тарелки с угощениями - яйцами, луком, кашей, окрошкой с килькой (это – шутиловское особое угощение), «селянкой» - тушеной капустой со свининой, сыром, колбасой,  рыбой, картошкой, квасом, самогоном. Естся и пьется на поминках много. Поминают Строму весело – песнями, частушками, плясками под гармонь. Местные гармонисты поют песни своего сочинения о родном селе, о матери, о любви. Эти песни трогают до глубины души. Расходиться с «поминок» не торопятся. Гуляет Шутилово дотемна. И ночью - то здесь, то там можно услышать песни и гармонь.
Наутро – «опохмелка» - завершающий пир в складчину, где бурно обсуждается прошедший праздник, воздается должное участникам – благодарности и наказы на будущее.
 
К сожалению, Похороны Стромы сейчас остались единственным обрядом, который проводился в большом праздновании Проводов Весны в Шутилово. 
Канувшим в лету стало «Кобылку наряжать». Рядились в «кобылку» двое парней, которые клали себе на плечи жерди и накрывались рогожей. «Голова» ряженой кобылки представляла собой настоящий конский череп, надетый на шест. С такой «кобылкой» ходили вечером, как схоронят Строму, по дворам, собирая  яйца, печенье, хлеб -  на общее гулянье.
Обрядовыми были игры с яйцами – катание яиц с желобка-лунки - и игры в карты  - в  «Три листика». Играли в них днями напролет, в основном на улицах, собираясь по нескольку человек. Одновременно играли почти во всем селе.
 
« - Строму схороним и опять играем в яйца до вечера… Раньше-то как было – играем, катаем. А с гармонью – вон откуда идут. С гармонью много народу идет, много девок. Бросаем катать и бегом в сад, где больница…. Идем с гармонью в сад. Там и пляшут, и припевают.
- А играете, когда Строму похоронили?
- Да все с Паски начиная – до Заговенья. А в последнюю неделю всеми вечерами выходим, играем… Сейчас уж никто не играет, не чудит…»
 
Рассказав о проводах Весны в Шутилово, было бы неверным не сказать о том, о чем болит душа. Шутилово не минует общая беда России – русская культура становится ненужной русским людям. Уходят старики, ведущие обряд. Уходит Старинный обычай хоронить Весну, на смену ему приходят Новые обычаи, пришедшие к нам из-за моря. Мы – очевидцы этого ухода.
Но дело сохранения своих обычаев – это дело души тех, кто выбрал не забывать, откуда он родом. В Заповеднике народного быта под Иваново уже два года подряд – с тех пор, как мы узнали о Строме - мы воссоздаем обряды проводов Весны, основываясь на том, что узнали в Шутилове. Мы играем его с нашими гостями и слушателями, вплетая в нынешнюю жизнь. Наш обычай еще молодой, но может, нам удалось изменить ток жизни и не дать уйти Строме навсегда? Весна уходит, но она должна обязательно вернуться в свое время. Мы ее будем ждать.
 
 
-----------------------------------------------------------------------------------------------
* Статья для сайта. Полную статью можно прочитать в Вестнике Общества русской Народной Культуры «Большая Медведица», выпуск 4. – 2010г.
Баба Дуня – Евдокия Ильинична Новикова (80 лет), баба Таня – Татьяна Васильевна Семёнова (82года), тетя Шура – Александра Алексеевна Климова (71 год). Все – жительницы села Шутилова.
 
** Баба Дуня – Евдокия Ильинична Новикова (80 лет), баба Таня – Татьяна Васильевна Семёнова (82года), тетя Шура – Александра Алексеевна Климова (71 год). Все – жительницы села Шутилова.
 
*** Здесь и дальше – записано С.И.Пигаревой, О.И. Ляшковой у Н.И.Маслянова, Е.И.Новиковой, Т.В.Семёновой, А.А.Климовой, Г.А.Мокровой, В.Н.Скворцовой. С. Шутилово первомайского района Нижегородской области, июнь 2009г. Архив ОРНК «Большая Медведица»
Copyright © Общество Русской Народной Культуры
Содержание, карта сайта.
Эл. почта: [email protected]